Вторник, 21.09.2021, 04:22

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
The Middle Ages » Игровые локации » Лондон » Обитель Света
Обитель Света
One-eyedДата: Воскресенье, 05.02.2017, 21:07 | Сообщение # 1
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Никогда не злите местного домовика.

…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
One-eyedДата: Воскресенье, 05.02.2017, 21:13 | Сообщение # 2
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
/Англия, Южный тракт/

Первая половина полета прошла на удивление спокойно. Как и обещал, Питер заснул вскоре после взлета - неглубоко, но хватило и этого. Маг смог наконец-то сбросить с плеч невидимую наковальню и, выйдя вперед группы, мягко направлял пегасов кратчайшим путем к Лондону. Он ощущал слабое мерцание силы от своих спутников и понял, что все они упорно сражаются с дремотой. Состояние их не внушало Ардору особых опасений, однако к концу пятого часа полета необходимость в остановке становилась очевидной. Глянув на старого воина и обнаружив его по-прежнему крепко спящим, маг самостоятельно выбрал место и повел отряд на снижение.
После долгого полета тело казалось просто деревянным, он с трудом разогнулся, осматриваясь вокруг и наблюдая, как спускаются с небес пегасы спутников. Готовить перекус выпало им с Эйлин; Малкольму заметно поплохело, и им уже занялась Амира со своим запасом зелий, а Питер только сполз с седла и, завернувшись в плащ, рухнул еще на полчаса до обеда поспать. Маг посматривал на бывшего аврора уже с тревогой, но каждый раз натыкался внутренним взором на ровное и мощное сияние его силы. И продолжал заниматься своим делом. Ардор и Эйлин неспешно резали хлеб, сыр и заготовленное мясо; разговаривать не было сил, но молчание оказалось на удивление уютным. Дождавшись, когда закипит котелок, маг набрал воды в металлическую кружку, заварил себе укрепляющий травяной сбор и с лукавой улыбкой глянул на напарницу. Обхватил посудину обеими ладонями, и миг спустя руки вместе с кружкой объял потрескивающий от сырости Губрайтов огонь. Ардор поймал слабую ответную улыбку и ощутил, вопреки всему, необъяснимый прилив силы.

Насилу растолкав Питера и быстро перекусив, спутники вновь поднялись в седла и продолжили путь. К вечеру усидеть на мерно вздрагивающей спине пегаса стало уже действительно проблематично. Во многом из-за того, что бывший аврор, утомившись зыбким полусном, решил, что бодрствовать уже будет проще. Ардор задремал сам и, по всей видимости, провалился в сон довольно глубоко, поскольку благополучно пропустил момент, когда на горизонте показались башни и стены Лондона.

"Эй, Ардор", - голос старого воина рывком вытащил его из полудремы, и маг воззрился на соратника с настоящим гневом.
Питер снял шлем, ветер бил ему в лицо, но аврор, прищурившись, что-то внимательно изучал внизу. Ардор, выпрямившись в седле, осмотрелся вокруг. Они как раз приближались с юга к Академии. Белоснежные стены крепости будто светились в сгустившихся сумерках, на бастионах мелькали желтые отсветы факелов. Но Питера заинтересовала явно не Академия.
"Чего тебе?" - с раздражением отозвался маг, также снимая шлем, чтобы улучшить обзор.

"Посмотри... рядом с воротами".
Ардор проследил за его взглядом и, наконец, увидел: в полумиле от ворот, совсем рядом с крепостной стеной, светились огни десятка костров.
"Что это?"

"Чей-то лагерь. Хотя немного странно, что авроры позволили кому-то вставать вот так - вне стен".
"Знамена не видишь?" - маг, половину жизни проведший над книгами, зрением обладал не самым острым и, сколько ни напрягал глаза, рассмотреть подробностей не мог.
Питер немного помолчал, нахмурился, а затем изрезанные шрамами черты его лица отразили крайнюю степень изумления:
"Штандартов не рассмотреть, а знамена... там гарпия, Ард".

Маг так резко повернулся в седле, что ни будь страховки - точно повторил бы свое падение. Гарпия была его личным символом, под которым Темные встали на защиту Совета и Лондона; и раз знамена здесь, значит, кто-то из них остался после битвы. Но зачем? Что их задержало? Жаль, что не представлялось возможным во мраке различить штандарты - можно было бы понять, кто именно стоит лагерем. Ардор с неохотой отвернулся, положив себе в ближайшие дни выяснить, что удерживает Темных у Совета Магов.

Четверть часа спустя, обогнув по широкой дуге Академию, спутники уже почти в полной темноте начали снижение. Пегасы приземлились, сложили крылья и мягким галопом направились к принадлежащему главе Совета замку, чей строгий силуэт вполне уже можно было различить в двух милях впереди.
- А нас магглы не заметят? - поинтересовался Ардор у скакавшего рядом Питера.

- Не-а, - лениво отозвался старый воин; он мягко покачивался в седле и, казалось, спал на ходу. - Темно. Да и антимаггловские чары на пару миль вокруг замка растянуты.
Маг только задумчиво кивнул в ответ. Он запоздало прощупал магическое поле вокруг отряда и почувствовал всю мощь защитных заклинаний. Не доезжая пяти сотен ярдов до стен замка, отряд остановился и спешился. Никому не хотелось, в случае какой-нибудь ошибки, врезаться в щит на всем скаку.
Дом казался притихшим, но не заброшенным - в нескольких окнах отчетливо мерцал свет. Ардор указал на это Питеру, бывший аврор только отмахнулся. Они поспешно обошли здание справа и добрались до конюшни, где наконец-то расседлали измученных пегасов.

- Сердечко не забыл? - ухмыльнулся Питер, выходя из денника с седлом в руках; переметные сумки у него были переброшены через плечо.
- Очень смешно, - проворчал в ответ Ардор.
Он с трудом вскинул свое седло на специальную треногу и, дожидаясь спутников, привалился плечом к опоре ворот. Сундук с сердцем, который маг уложил в свою сумку, содрогался при каждом сокращении, и Ардору уже не терпелось избавиться от сумки хотя бы на короткое время. Стук раздражал, особенно, в сочетании с усталостью.

Домовик появился столь неожиданно и столь близко, что бывший Темный, повинуясь инстинкту, едва не поджарил его заклинанием. С хлопком материализовавшись практически у Ардора под ногами, он спокойно смерил взглядом жестоко выругавшегося мага и неспешно осмотрел обоих странников.

- Уинри? - Питер, услышав шум, высунулся из денника.
- Сэра Марка с вами нет, - спокойно заключил домовик, зафиксировавшись на Питере; видно, решил, что самый старший у них - глава отряда.
Ардор отчетливо ощутил, как по спине пробежала ледяная дрожь. Он уже встречался с Уинри и каждый раз его пробирало одно и то же чувство. Было довольно жутко от того, насколько разумным казался эльф.
- Ты прав, - старый воин грустно улыбнулся, присел перед домовиком на корточки. Он вообще любил быть с собеседником наравне, даже физически. - Мы здесь по его поручению. Марка взяли в плен, и мы приехали зализать раны и забрать выкуп для похитителей.
Эльф мгновение смотрел на него молча, не шевелясь. Откажись он помочь, и ничего бы они поделать не смогли; у Питера не было никаких доказательств правдивости его слов, а домовик вполне мог призвать в союзники сам замок.

- Понимаю, сэр, - после паузы произнес он, отвесив короткий поклон. - Располагайтесь, все необходимое будет подготовлено. Второй этаж в вашем распоряжении.
- Спасибо. Нас пятеро. Ты позапирай все двери, куда нам не надо. И тебе бардака меньше, и мы блуждать не будем.
Уинри понимающе кивнул и с щелчком испарился.Ардор мгновение смотрел на то место, где только что стоял хранитель замка, и тихо сказал Питеру:
- У меня от него шерсть дыбом. Слишком уж он умен для домового эльфа.

Тот обернулся к Амире, Малкольму и Эйлин, только что появившимся из своих денников, и устало улыбнулся им навстречу.
- Жизнь в одном доме с Марком накладывает свой отпечаток, Ардор, - ухмыльнулся бывший аврор, вставая, и обратился уже ко всем: - Тут Уинри забегал, он нам со всем поможет. Идем, пора нам уже вкусить заслуженный комфорт.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
EileenДата: Воскресенье, 05.02.2017, 21:39 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 67
Статус: Оффлайн
Хотя последний час перелета трудно было назвать приятным, на земле расставаться с Орионом было почти грустно. Спешившись, девушка бережно освободила пегаса от поклажи и седла, взяла верного друга и соратника под уздцы и завела в денник, который указал ей Питер. 
- Вот так… отдыхай. Спасибо тебе, мальчик, - шепнула Эйлин, на миг приникнув лбом к теплой влажной шее. Орион добродушно повел ухом, умиротворенно фыркнул и потянулся к уже ожидавшим его яслям, полным ароматного сена. 
Девушка минуту понаблюдала за его трапезой, зябко потирая ладони, а затем подхватила с земли сумку и поспешила обратно к Берхаму. 

Цитата One-eyed ()
- Тут Уинри забегал, он нам со всем поможет. Идем, пора нам уже вкусить заслуженный комфорт.

- Комфорт? Это еще что за штука? – усмехнулся Ардор, и Эйлин, второй раз за день встретившись с магом взглядом, вновь не удержалась от мимолетной улыбки. 
Не успел последний из спутников преодолеть верхнюю ступень парадной лестницы, как перед маленьким отрядом приветливо распахнулись резные двери с красивыми ручками в форме львиных голов. В тот же миг замерзшего лица коснулось упоительное тепло Обители Света. 
Даже несмотря на предельную усталость, Эйлин не могла не ощутить что-то вроде внутреннего трепета, переступая порог этого славного маленького замка. Ей никогда еще не доводилось бывать здесь. Питер же уверенно провел всех в небольшой, с изящным вкусом обставленный зал и с явным наслаждением сгрузил на пол один из мешков – послышалось гулкое бряцанье походной кухни. Девушка с любопытством окинула взглядом помещение. Было заметно, сколь прилежен здешний эльф – нигде не пылинки, каждая вещь на своем месте, в камине уютно потрескивают дрова. Вот только какое-то шестое чувство подсказывало, что замок необитаем. Так, наверное, мог бы выглядеть опрятный и умытый, но безнадежно осиротевший ребенок. 

- А где леди Мелинда? – неожиданно для себя самой спросила Эйлин, - и малышка Алория? 
Молчание было ей ответом, и это, мягко говоря, настораживало. Весь ворох событий последней недели вдруг уложился в сознании четкой мозаикой, в которой явно недоставало центрального элемента. Почему миссис Эдвартс не примкнула к спасательному отряду? Всякий, кто хоть немного знал бывшую Главу Аврората, не поверил бы, что она способна бездействовать, когда супруг в опасности. И если уж родовой замок Эдвартсов пустует… то где она? 
- Леди Мелинды здесь нет, Эйлин, - наконец, мрачно отозвался Питер, констатируя очевидное. Девушка обернулась к нему, и как раз вовремя, чтобы заметить, как старый аврор обменялся с Малкольмом тяжелыми взглядами. - Долгая история, - продолжил он. – И я не уверен, что мы именно те, кто вправе пересказывать ее. 
- Но с ней всё хо… - начала было Эйлин, однако в это мгновение прямо перед ней из пустоты с треском возник домовой эльф. 
- Господа, я рад приветствовать в Обители Света соратников сэра Эдвартса, - эльф с достоинством поклонился, и Эйлин, на миг забыв о Мелинде, с изумлением подумала, что никогда еще не встречала столь почтенного домовика. Ей даже захотелось ответить на его приветствие реверансом. - Изволят ли гости отужинать перед сном? 
- Благодарим, Уинри, - Питер неуверенно оглянулся на спутников, на лицах которых застыло на удивление одинаковое выражение. – Но мы, пожалуй, сразу по постелям… 
Эльф серьезно кивнул, взмахнув ушами: 
- Тогда прошу господ авроров следовать за мной. 
Словно стая сонных утят за мамой-уткой, господа-авроры и примкнувшие к ним поплелись за эльфом наверх. Эйлин всё еще машинально оглядывалась по сторонам, как будто надеялась найти какой-то след, объясняющий отсутствие хозяйки замка. Питер и Малкольм явно что-то знали, но возобновлять допрос девушка не решилась. Во-первых, из-за опасения совсем замучить и без того утомленных соратников, а во-вторых, из подозрения, что еще одну плохую новость и сама не перенесет. 
- Нет-нет, миледи, для дам подготовлено восточное крыло, - вдруг окликнул домовик Амиру, которая, взобравшись по лестнице, уже шагнула в левый коридор вслед за мужчинами. - А для джентльменов всё обустроено в северном. Прошу вас… 
Будь они не столь утомлены, степенная строгость его дребезжащего голоска умилила и позабавила бы их – особенно после нескольких не самых теплых ночевок под открытым небом. Но сейчас спутники с поразительным смирением разделились на две группы и последовали каждый в указанном направлении. 

Эйлин перешагнула порог отведенной для нее спальни, уронила на пол сумку – да так и замерла на месте, не вполне уверенная, что представшее пред ее взором чудо – не плод воображения. В центре комнаты стояла небольшая чугунная ванна, до краев полная белоснежной пены. Пузырьки жемчужно переливались в тусклом свете канделябра, а теплом и приятным травяным ароматом веяло аж до самой двери. Неизвестно, что за магией владел заботливый домовик, но у него определенно стоило поучиться… 
Впрочем, сил на такую роскошь всё равно не было. Девушка кое-как доплелась до кровати, тяжело плюхнулась на перину и с трудом скинула сапоги, стараясь даже не смотреть в сторону чудовищного искушения. Отчаянно зевая и щурясь на свет, расплела косу… С головы мягко упали на ковер пара мелких веточек и березовый листок. 

И Эйлин не выдержала. Зашвырнув одежду в стоявшую у двери корзину, она быстренько скользнула в упоительно горячую воду, вмиг обратившись в одно сплошное пенное облако, и на секунду даже прикрыла глаза от удовольствия. Чувство защищенности и абсолютного покоя снизошло на девушку и будто бы отгородило ее непроницаемой стеной от всех пережитых испытаний и страхов, от жестоких схваток и опасных авантюр этого непростого путешествия.


...А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь.
(с)

Эйлин фон Берн - 18 лет, студент ВА, Светлый маг
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 21:40 | Сообщение # 4
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
/Южный тракт/

За последние трое суток Амира едва ли спала четыре часа. Но она совсем не чувствовала себя уставшей, разбитой или душевно обессилевшей. Наоборот, взмыв в воздух, воительница почувствовала невероятный всплеск энергии. Большие свершения призывали её и девушка стремилась им навстречу. Вместе с Лазурью они петляли меж облаками, закладывали безумные виражи и пугали спутников своим внезапным появлением у них под боком. Пегасы шарахались от Амиры, как от чумной, когда та с визгом проносилась мимо. Почти пятичасовой полёт до остановки на обед показался ужасно коротким. Даже холодный тяжелый ветер не смог сбить её боевого настроя.
Где-то в глубине души уже зарождался тревожный огонёк: так не должно быть. После столь утомительных приключений и бесконечно длинной бессонной ночи Амира должна чувствовать себя опустошенной, выжатой, как лимон - примером тому служили товарищи, спящие буквально в воздухе. Но лучница не думала об этом. Хорошее настроение - слишком редкий гость в её душе, чтоб вышвыривать его за порог.
На вопрос "что это, чёрт возьми, было?", заданный ей, когда все приземлились, чтоб пообедать, колдунья ответила только широкой улыбкой, чем, кажется, ещё больше напугала спутников.
Приметив Малкольма, девушка направилась прямиком к нему. Но завидев его ещё издалека, заметно помрачнела.
- Как ты? - поинтересовалась она. Ответ, собственно, был и не нужен. И так видно,  что перелёт сказался на главе Аврората не лучшим образом. Он побледнел и едва стоял на ногах. Приложив руку к взмокшему лбу аврора, Амира обнаружила сильный жар. Пришлось поспешно лечить. И как на зло не бло ничего, что могло бы насовсем отвратить от возлюбленного боль. Какой из неё лекарь, если она даже Малкольму помочь не может?..
Всё время обеда волшебница нещадно костерила Марка Эдвартса, своих спутников с их стремлением поскорее добраться до Лондона, мёртвого Кериана и весь мир в придачу. Она не сводила с Малкольма глаз и вот-вот ждала момента, когда придётся сказать остальным, что сегодня полёт отменяется. Но нет. Баночки и колбочки всё же сослужили свою полезную службу, и глава Аврората не только почувствовал себя лучше, но и смог спокойно пережить вторую часть полёта.

Лондон встретил угрюмой сыростью и прохладой. Пролетая над городом, Амира поняла, что зря переживала. Несмотря на осеннюю непогоду, улочки горели приветливыми огоньками и тёплым жёлтым светом фонарей. Девушка признала, что скучала по городу, а вся ненависть, что Амира якобы питала к нему, была ничем иным, как мифической выдумкой, напускной и совершенно безосновательной.
Облетев краем столицу, пегасы невидимой полосой плавно прошли мимо.

Когда путешественники добрались до Обители Света, уже стемнело, поэтому дом главы Совета предстал перед нежданной гостьей лишь большой серой глыбой. Свет от свечей струился только в паре окон. Замок казался необитаем.
Словно вставший на дыбы взбесившийся жеребец, в Амире проснулось желание развернуть пегаса и улететь прямо сейчас. Девушка натянула поводья и Лазурь, повинуясь команде всадника, затормозила в воздухе. Остановившись, она махала мощными крыльями, поддерживая себя и наездницу на весу. Амира плавно качалась в седле вверх-вниз и с тревогой смотрела под ноги, туда, где уже стекались все остальные. Приземлившись, всадники ещё пару миль ехали пешком, по привычке следуя друг за другом вереницей.
Лучница перевела взгляд на замок. Её терзали сомнения. И дело тут было даже не в том, что ей придётся жить в доме человека, который её сильно обидел (с этим, как раз, Амира довольно легко смирилась). Её ждала встреча с той, ради которой Марк Эдвартс так поступил. И хотя они с Мелиндой, после недолгого дуэльного поединка и долгого залечивания душевных ран с помощью неопознанного количества вина (или это был эль? Или огневиски?!), всё же нашли общий язык, сейчас встречаться с женой Эдвартса не хотелось. Она почувствовала себя совсем лишней. Леди Мелинда, поди, тоже будет не рада такому гостю.
Наконец, после недолгой внутренней борьбы, Светлая пнула Лазурь в бок и направила животное к земле.

Цитата
- Тут Уинри забегал, он нам со всем поможет. Идем, пора нам уже вкусить заслуженный комфорт.

- Кто такой Уинри? - спросила девушка, но вопрос ушёл в пустоту, никто его не услышал.
Всю дорогу до замка Амира пыталась уговорить себя переступить порог и всё же перед первой ступенькой парадной лестницы спасовала. До кучи девушка запнулась и упала. К счастью, никто, кроме пегасов, её позора не видел, ибо к этому моменту все уже вошли внутрь.
Присматриваться к деталям убранства не стала. Решив, что она здесь лишь по суровой необходимости, колдунья посчитала, что ей совсем неинтересно, какого цвета ковры и шторы на окнах в зале (к слову и то, и другое было насыщенно-бордовых тонов, с примесью золота).

Довольно быстро выяснилось, что хозяйки дома нет. Эта новость, как утренний взлёт, приободрила Амиру, у девушки сразу расправились плечи. Теперь ясно, почему в доме так мало свечей.
"Тоже мне Обитель Света," - позлорадствовала про себя она.
Наконец, после недолгого и совсем неинтересного разговора, их решили сопроводить к обещанному комфорту. Невольно оглядываясь по сторонам, Амира с некоторой досадой признала, что замок, несмотря на то, что он замок, всё же очень уютен. И даже жаль, что хозяев здесь нет. Было видно, что дом скучал по своим обитателям и их гостям.
- Нет-нет, миледи, для дам подготовлено восточное крыло, - вдруг пропищал домовик. Оглянувшись на Эйлин, Амира внезапно сообразила, что это сказано ей. Девушка удивлённо вздёрнула бровь и посмотрела на эльфа сверху вниз.
"Вот уж тебя забыла спросить, мелкий !" - возмутилась про себя девушка. Впрочем, невежливо устраивать скандал в чужом доме да на пустом месте.
Амира взглянула на Малкольма вопросительным взглядом. Тот едва заметно кивнул, молча сообщая что с ним всё хорошо, и помощь ему пока не требуется. Только с его разрешения девушка смогла отпустить возлюбленного и безропотно побрела в приготовленную специально для неё комнату.

Закинув походную сумку в угол, Амира бегло оглядела спальню. Не удержавшись, девушка раскинула руки в стороны и пару раз крутанулась по комнате, проверяя пространство на прочность. Ничего не уронила и не сбила.
- Ну и ну, - восхищённо прошептала она. Комнату нельзя было назвать просторной, но и минимализмом она не отличалась. Ковры, бархат, широкие перины с пологом, высокие потолки, массивный деревянный стол и кресла - всё, как полагается, даже не придерёшься. А насыщенные теплые цвета делали комнату уютной и без камина, хотя он здесь всё же был и уже топился.
В дальнем углу Амиру ждала заветная ванна. Быстро искупавшись, волшебница выскочила из бадьи с горячей водой уже через сорок минут (пришлось повозиться подольше с длинными волосами). Девушка и рада бы понежиться и отдохнуть в прекрасной водице, помокнуть и почувствовать себя леди, но энергия в ней била ключом. Внутри прямо зудело и скребло от желания что-то сделать. Амира взглянула на мягкую кровать прохладным взглядом и, не желая даже опробовать, полезла за своим колчаном для стрел. Отстегнув волшебное дно с лекарствами, девушка прихватила его с собой и пошла искать северное крыло. После бодрящей процедуры Амире стало совсем тепло, поэтому она накинула на себя лёгкую рубаху и простые тонкие штаны, ноги же и вовсе оставила босыми. С таким домовиком, как у сэра Эдвартса, она была твёрдо уверена, что проходя по коридору, не соберёт на свои голые пятки ни одной пылинки.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
One-eyedДата: Воскресенье, 05.02.2017, 21:57 | Сообщение # 5
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Широкая кровать с мягкой периной и теплым одеялом обладала удивительным магнетизмом — она неизменно притягивала взгляд бывшего аврора, пока он, сложив на рабочий стол седельные сумки, избавлялся от тяжелого плаща и кожаной кирасы. Справедливости ради, взгляд метался от кровати к добротной купели и обратно; Питер никак не мог определиться, чего же ему хочется больше. Так что пока он неспешно стянул куртку, расстегнул ремень и снял с него аптечную сумку. Когда очередь дошла до кошеля, старый воин взвесил мешочек в ладони и крепко задумался.
Точно ли у Марка достаточно денег, чтобы выкупить себя из плена? Конечно, как глава Совета, за свою службу он наверняка получает более чем достойную плату. Но Питер отлично знал, что его ученик постоянно спонсирует Аврорат из собственных средств. Крылатых кавалеристов именно он поднял буквально из праха, поскольку был уверен, что это экзотическое подразделение обязательно докажет свою полезность.
И все же — не грозит ли им встреча с Советом, если хранилище уберегает лишь только тени былого. Такого поворота очень не хотелось бы разрешать. Питер понял: заснуть у него точно не получится, пока он не убедится, что хотя бы половина выкупа у них уже есть.
— Уинри, — негромко позвал он, обратно застегивая ремень; куртку, впрочем, надевать не стал, в доме было достаточно тепло.
Эльф, как и обычно, не заставил себя долго ждать. Появившись прямо перед Питером с сухим щелчком, он отвесил короткий поклон и воззрился на старого воина с плохо скрываемым любопытством.
— Спасибо, что пришел, — Питер слабо улыбнулся, присаживаясь на корточки. — Марк сказал мне, что золото для выкупа нужно взять у него в хранилище. Но я заволновался и подумал, что надо бы убедиться в полноте его запасов. От этого зависят наши дальнейшие действия: должны ли мы сосредоточиться на второй половине выкупа или придется связываться с Верховным Советом. Сам понимаешь, мы должны определить, сколько времени нам придется потратить в поисках всего необходимого. Сопроводишь меня в хранилище?

— Конечно, — спокойно отозвался Уинри, развернулся и направился к двери.
Старый воин немного растерялся от его невозмутимости и, поднимаясь, уточнил:
— Отведешь меня к золоту просто так? Безо всяких проверок моей честности?
Эльф остановился, и тяжелая дверь распахнулась перед ним сама собой.

— Вас — да, сэр, но не Ваших спутников. Сэр Марк оставил наказ исполнять Ваши распоряжения как свои собственные.
— Ну, — неловко протянул Питер, шагая за ним к выходу. — Я просто польщен доверием Марка…

Вместе они направились к лестнице на первый этаж, но аврор, минуя соседнюю дверь, задержал шаги, а потом и остановился. Ардор еще не улегся спать, Питер отлично различал его ауру с мягким сиянием силы.

— Заходи, Питер, — устало окликнул голос из-за двери, когда старый воин уже собирался постучать.
— Как ты меня услышал? — поинтересовался он, приоткрывая дверь.

— Когда ты думаешь, у меня начинает болеть голова, — усмехнулся в ответ маг, поворачиваясь к гостю.
Он уже успел избавиться от акетона и рубашки и теперь зачем-то копался в своих седельных сумках. Распустил и собранные в хвост волосы, только косичка слева осталась неизменной. Огонь в камине так и плясал, дрова звучно трещали под напором жара — явно не обошлось без помощи заклинания. Питер отстраненно скользнул взглядом по фигуре бывшего Темного, мимоходом ответив, что не так уж и критично он потерял в весе. Старый воин отлично знал, что слабость Ардора имеет вполне магическую природу, у него словно не хватало сил управлять собственным телом; и все же было неожиданно обнаружить, что под плотной тканью акетона маг укрывал вполне себе четко очерченную мускулатуру.
А затем бывший аврор наткнулся взглядом на центр его груди и ошалело замер.

— Чего вылупился? — сразу посуровел Ардор. — Шрамов никогда не видел?
Питер только отрицательно качнул головой. Таких шрамов он действительно не встречал. Темный и грубо заживший след чуть менее восьми дюймов длиной, пугающе ровный и строго вертикальный, почти рассекал торс пополам. Он как-то сразу, одним своим видом, выдавал, что мужчина испытал на себе чрезвычайно злое колдовство. Питер знал, что в этом торсе теперь заключена могущественная магия, которая поддерживает жизнь Ардора. И все-таки до крайности жутко было осознавать, что сердца там нет. Дойдя в мыслях до отсутствующего органа, старый воин очнулся от растерянности и прямо посмотрел магу в глаза.
— Ты прав, — добродушно ухмыльнулся он. — Весьма посредственный шрам. Я тебе десяток-полтора получше могу показать.

— Просто скажи, что тебе нужно, — вздохнул Ардор. — Я ужасно устал.
Питер оперся плечом о дверной косяк, скрестил руки на груди.
— Я шел в хранилище, проверить слова Марка насчет золота, — он коротко кивнул на остановившегося и поджидавшего его домовика. — И подумал, что… Ты не хочешь оставить здесь сердце на время? Кто знает, куда нас занесет в ближайшие дни. А здесь, в хранилище, оно будет в полной безопасности. К тому же, до возвращения Марка мы все равно не сможем его тебе вернуть, так что…


Ардор крепко задумался, не отрывая от аврора внимательного взгляда. Конечно, его уже изрядно замучил назойливый стук, доносившийся из драгоценного сундука. Но когда он был под рукой, маг спал спокойно, зная, что рано или поздно, с Марком или без него, он найдет способ вернуть сердце на положенное природой место. Питер предлагал небольшую передышку; он явно чувствовал измотанность и моральное истощение мага. И Ардор знал, что старый воин действует из самых лучших побуждений — просто потому, что иначе не умеет.
Наконец, решившись, он отвернулся и прошел в угол комнаты, где в кресле лежали вещи и седельные сумы. Подхватив одну из сумок, маг вернулся к двери и, чуть помедлив, вручил Питеру увесистый сундук. Аврор больше не ухмылялся и выглядел на редкость серьезным.

— Не волнуйся, — сказал он, принимая в руки драгоценный груз. — Здесь оно будет в безопасности. А ты сможешь немного отдохнуть от его угнетающей и дразнящей близости.
— Спасибо, что пришел, — тихо, с искренней благодарностью отозвался Ардор.
Питер коротко кивнул в ответ и направился следом за домовиком. Маг прикрыл дверь тихонько, словно боялся нарушить блаженную тишину, наконец-то воцарившуюся в его комнате.


Вслед за эльфом старый воин спустился на первый этаж, свернул направо и, миновав четыре поворота, оказался перед тяжелой стальной дверью. Уинри без пояснений коснулся ее ладошкой, замки послушно загудели внутри, и дверь подалась в сторону.
Питер вошел, с любопытством осматриваясь вокруг. В помещении было темно, и во мраке скорее угадывались длинные стеллажи вдоль стен. Уже собираясь зажечь свет, старый воин услышал легкий щелчок за спиной. Уинри встал рядом с ним, и в тот же миг по стенам запылали многочисленные факелы.
Хранилище насчитывало ярдов пятнадцать в длину и десять в ширину. Стеллажи действительно были; на них ровными рядами стояли сундуки раза в три больше, чем тот, что Питер сейчас держал в руках. Часть их, пятая от силы, были открыты — пустые. А в дальнем конце комнаты стояли три оружейные стойки и пара манекенов с доспехами. И оружие, и латы явно церемониальные — в бою такие не особенно поносишь, тяжело и жаль испортить тонкую работу по металлу.
— Закрытые сундуки полны, верно? — с трудом вернувшись к делам насущным, спросил Питер у домовика.

— Да, сэр.
Старый воин кивнул, проходя дальше. Два веса Марка золотом… да здесь все двадцать, наверное, имеются. И жемчуг он вскоре нашел — в стеклянной сфере, висящей рядом с оружейными стойками. Уинри не мешал размышлять, и Питер вскоре, придя к ободряющим выводам, снова глянул на домовика.
— Я оставлю сумку на сохранение. Куда ее устроить, чтобы ничему не мешала?

Старый воин вернулся в свою комнату, ощущая усталость и удовлетворение. Завтра они сложат воедино золото для выкупа и отправятся на поиски торговцев жемчугом. Пока что увиденное внушало надежды.
Войдя в комнату, он вновь оказался перед трудным выбором. Победила в итоге купель. Бывший аврор с удовольствием сложил пропахшую сыростью и дымом костра одежду в корзину и забросил тяжелое от усталости тело через борт. Его тут же обступила горячая и исходящая изумительным запахом хвои вода с белыми облаками пены. Радость, впрочем, была преждевременной — раны отозвались жестокой болью. Мелких ссадин он в пути и вовсе не замечал, но теперь они яростно напомнили о себе.
Судорожно вздохнув, Питер в отместку собственному организму погрузил в воду торс и едва не взвыл от боли, с которой запылала рана на груди. Он прижался покрепче спиной к деревянному борту, уперся коленями в упоры и лишь на миг прикрыл глаза.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
One-eyedДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:00 | Сообщение # 6
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Привалившись спиной к закрытой двери, Ардор некоторое время прислушивался в окружающему миру. Назойливый стук в висках удалялся по мере того, как старый воин продвигался к неведомому хранилищу. Вскоре сокращения исчезли окончательно, и в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь уютным треском дров в камине. Маг с удовольствием повел плечами, буквально физически ощущая, насколько стало легче дышать.
Горячая ванна пришлась очень кстати. Ардор понятия не имел, что за душистую пряность туда накидал заботливый домовик, но запах был приятным, освежающим и придающим сил. Ровно настолько, чтобы суметь добраться до постели. Ощущая только лишь жаркую расслабленность, маг надел загодя вытащенную из сумок чистую одежду, обернул голову полотенцем, ибо сушить длинные волосы заклинанием было просто-напросто смертельно лень, и с удовольствием забрался в кровать.
"Боги... два месяца скитаний... - блаженно думал он, плотно укутываясь в теплое одеяло и закрывая глаза. - И пока нам больше никуда не нужно лететь, спешить, мокнуть в облаках и сражаться. Счастье есть..."

Однако стоило на мгновение провалиться в бархатную тьму сна, как что-то буквально подбросило его в постели. Ардор ошалело вскинулся, зажигая на ладони смертоносный огонек и отстраненно ругая себя за утрату бдительности. В комнате никого не было; горел камин, прятались по углам особенно густые тени, царила почти полная тишина. Сев ровнее, маг вторично осмотрелся и попытался сообразить, что же могло так выбить его изо сна. Ответ пришел практически сразу - Ардор тут же ощутил болезненную потребность немедленно действовать, почти машинально обратился мысленным взором к спутникам... Трое из них генерировали настолько много силы, что это казалось совершенно невозможным. Он машинально потер руки, справляясь с чисто двигательным возбуждением, на ладонях быстро полыхнули короткие молнии.
Нет, так нельзя... Что же теперь - не спать вообще? Днем его присутствия требуют текущие события, а ночью спящие соратники невольно перебрасывают излишки своей энергии. Вот это поворот. Ардор энергично, уже не задумываясь о причинах, поднялся с постели, мимоходом высушил-таки шевелюру и навернул пару кругов по комнате.

"Надо попробовать все-таки уснуть, - ошеломленно думал маг, надеясь быстрыми шагами напомнить собственному организму, насколько же он устал. - Не могу же я постоянно усыплять кого-то из них, если мне нужно уходить..."
Продолжая вышагивать по комнате, он присмотрелся к четвертому огоньку силы - тот принадлежал Эйлин и сиял ровно, но слабее остальных. В нем не было ничего особенно подозрительного, разве только моральное истощение. Все же девушка, несмотря на отвагу и готовность следовать за соратниками хоть на край мира, была куда слабее них подготовлена к тяготам настоящего путешествия. Маг успокоенно перевел дух и бросил девушке немного силы - так, чтобы не разбудить. У него самого ее явно перебор.
Ардор, наконец, остановился в центре комнаты и постарался как можно полнее оценить свое состояние. Несмотря на горячую ванну, мышцы все еще туго ныли после десятичасового перелета, ноги казались чужими, а глаза жгло от усталости. И все же уснуть не было никакой возможности. Тоскливо вздохнув, маг надел штаны, влез в сапоги, набросил акетон и аккуратно приоткрыл дверь комнаты. Он отлично помнил, где-то совсем недалеко отсюда у Марка была маленькая гостиная с обширной библиотекой. Может, взять книгу понуднее - вдруг усыпит?

Пушистые ковры накрепко глушили шаги, и он не боялся разбудить измученных спутников в поисках нужной комнаты. Библиотека и вправду нашлась быстро - она была практически напротив лестницы, по которой они поднимались на второй этаж. Ардор толкнул дверь, почти ожидая, что она будет закрыта, но тяжелое дубовое полотно подалось под нажатием неожиданно плавно и тихо.
"Тишина и покой," - констатировал маг, взмахом ладони зажигая свечи.
Губрайтов огонь на ладони мягко покачивался, пока он неспешно бродил вдоль стеллажей. Жар деятельного нетерпения буквально испепелял мага. Он сердился, что никак не может этого исправить; с досадливым шипением Ардор метнул клубок огня в камин, поджигая заодно лежащие наготове дрова. И вдруг почувствовал, что поток силы чуть качнулся, на миг ослаб.
- Оп-па... - с интонацией человека, нашедшего клад, выдохнул он.
Маг подвесил вокруг себя разом десяток огненных шариков, перекинул последний из руки в руку и все разом отправил вслед за первым. Камин полыхнул так, что пришлось защищать обстановку комнаты, но Ардор, нашедший себе развлечение на ночь, только криво улыбнулся. Воистину, слишком незначительная причина, чтобы прекратить.

Час-полтора спустя он отчетливо ощутил, что сила чуть ослабла. Она по-прежнему мощным потоком шла от спящих соратников, но маг исчерпал свою почти до дна и задействовал уже чужую.
- Питер, что б тебя, - выругался мужчина вслух.
Аура старого воина и впрямь была сильнее остальных и причиняла больше всего беспокойства. Окончательно измученный плясками с Губрайтовым огнем, Ардор рухнул в кресло и прикрыл глаза. Ему нужно было найти какой-то способ перенаправить всю лишнюю энергию. Но как и куда...? В лихорадочных поисках ответа на эти два вопроса, он почувствовал, что от камина исходит уже совсем нестерпимый жар, и взмахом ладони немного притушил пламя.
Жар... вот оно.
Справедливости ради, использовать это заклинание Ардор очень не любил. Оно требовало много сил и тысячекратно усиливало кровообращение, повышая температуру тела. Это помогало согреться в совсем уж экстремальных ситуациях. Обычно эти чары еще и создавали огромную нагрузку на сердце. Однако в отсутствие этого капризного органа вполне можно было попробовать сбросить лишнюю силу именно через кровообращение и теплообмен. Хуже уже точно не станет.
Готовясь к прочтению заклинания, маг заранее снял акетон и сполз пониже в глубоком уютном кресле. Негромко шепнул словесную формулу заклинания, ощутил, как тело медленно наливается жаром и тяжестью - сказывался уход лишней энергии и банальная усталость после долгого пути. Рубашку пришлось развязывать, слишком пекла плотная ткань. Кожи тут же коснулось легкое движение воздуха. Ардор еще успел пожалеть, что не закрыл дверь совсем, опустил ладони на подлокотники кресла и мгновенно провалился в сон.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:07 | Сообщение # 7
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Одинокий покой замка потревожили нежданные гости. Впервые за два месяца в коридорах зажглись огни и послышались человеческие голоса. Стараниями верного домовика обитель вовсе не казалась заброшенной, только замершей и пустынной, но теперь она понемногу пробуждалась ото сна, заботливо принимая утомлённых путников. Для каждого из них уже готова была комната; так быстро, словно их ждали загодя, хотя, конечно, их появления Уинри никак не мог предвидеть. Домовой эльф был безукоризненно вежлив, даже их свалившаяся буквально с неба пестрая компания нисколько его не смутила. Он оказался также довольно строг и, как благовоспитанный хозяин, подготовил для дам комнаты в другом крыле. Возражать чопорному домовику не взялись ни Малкольм, который в этом доме и так был не на лучшем счету, ни даже Амира, так что они покорно разошлись к обоюдному сожалению.

Комната оказалась старой знакомой; единственной переменой в ней стала широкая, наполненная водой ванна, в прошлый раз её не было. Как и во всём замке здесь царил безупречный порядок, и даже подсвечники стояли идеально ровно. Камин растопили недавно, пламя едва только разгоралось. Сбросив сумку и верхнюю одежду прямо на пол, Малкольм подошёл ближе, провел рукой по холодному ещё камню, потом присел рядом и протянул к огню замерзшие ладони. От такого контраста по всему телу прошёл озноб, чувства сосредоточились на этом блаженном соприкосновении с теплом.
Всё-таки без хозяев Обитель Света казалось совсем иной. Странно было не застать здесь никого, кроме домового эльфа, пусть даже Малкольм прекрасно знал почему дом пуст. Уход леди Мелинды оставался для него загадкой. Тогда, во время битвы с французами при Совете она выполнила то, что обещала, обеспечив магический щит для замка. Где она была после того, никто не мог сказать, но после сражения, она заявилась к едва оправившемуся от ран Малкольму и попыталась всё объяснить. Просила не искать и не беспокоиться о ней, а во взгляде её читалась ещё одна просьба – не осуждать. Малкольм плохо помнил тот разговор. Обязательств перед Советом у леди Мелинды больше не было, так что она попросту исчезла, начав где-то новую жизнь, в которой не было места для прежних друзей. Малкольм надеялся, что они с сэром Эдвартсом это всё проговорили ещё до нападения французов, в противном случае, скорее всего именно ему предстояло принести дурную весть.
Эта мысль не впервые пришла ему в голову, и он уже привычно отмахнулся от неё. Будет ещё время поволноваться на эту тему. Он поворошил охваченные пламенем дрова и поднялся на ноги.

Возле камина висело небольшое зеркало. Со внезапным любопытством, Малкольм вгляделся в собственное лицо. Шрам темной горизонтальной полосой тянулся по скуле, кожа вокруг припухла и покраснела, но в целом зрелище оказалось не таким уж и страшным. Осторожно стянув с себя рваную, окровавленную рубаху, он с таким же интересом осмотрел два багровых следа на спине и плече.
А ведь сегодня девятое число, вдруг совершенно не к месту подумал Малкольм и чуть не рассмеялся, сам не зная от того ли, что вообще вспомнил про дату, или потому что вспомнил про неё только сейчас. Он никогда особенно не выделял день, когда родился, но совсем забыть про него ему ещё не доводилось. Однако сегодня ему и самому было не до праздников, и он только рад был, что этот день, наконец, закончился.
Оставалось только одно испытание. Горячая ванная после долгого пути могла бы быть благословением, но не в этот раз. Помыться оказалось не так-то просто, когда от соприкосновения с водой раны вспыхнули такой болью, что Малкольм застонал сквозь стиснутые зубы. Руки двигались с трудом, от каждого движения тянуло уставшие мышцы, но он упрямо продолжал смывать грязь, кровь и остатки зелий, которые при всех своих чудодейственных свойствах, не все обладали прекрасным запахом
Тут в дверь кто-то постучал, и Малкольм неожиданно для себя улыбнулся. Конечно же Амира не стала послушно отсиживаться в комнате. То есть, это мог быть и Уинри, или даже Питера или Ардора за каким-то чёртом принесло, но Малкольм не сомневался, что это всё-таки она. Её тихий голос подтвердил его догадку. Завернувшись в полотенце, он открыл дверь.
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:12 | Сообщение # 8
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Вот она, та самая дверь, за которой скрылся Малкольм около часа назад. 
Девушка постучала. Спустя пару мгновений ей открыли и у Амиры перехватило дыхание. Девушка открыла рот, порывисто вздохнула и тут же шумно и жарко выдохнула. В одно мгновение вспыхнув, она прошлась по представшему перед ней зрелищу вожделенным взглядом. 
- Какой горячий приём, - осипшим голосом проговорила Амира, она едва удержалась, чтоб не присвистнуть. Ноги подкосились. Кажется, её только что вытащили из ванны со льдом и швырнули прямо в горящее пламя. Малкольм смущенно зарумянился. 
Амира быстро шагнула в комнату и поспешно прикрыла за собой дверь (а то мало ли какие злобные домовики мимо ходят). 
Глава Аврората предстал перед возлюбленной почти обнаженным, он был лишь по пояс завёрнут в полотенце. Шея, плечи и торс же были открыты. Капельки воды стекали по раскрасневшейся, атлетически сложенной груди, заставляя Амиру сравнивать Малкольма с греческими богами. Глядя на столь прекрасное зрелище, она не могла не забыть о том, что пришла просто проведать больного. Словно магнитом, её притянуло вплотную к юноше, прохладные пальцы сами собой скользнули к мокрым кубикам пресса. Упоительный аромат чистого мужчины, её мужчины, вскружил девушке голову. 
Амира коснулась губами мокрой кожи. 
- Ты уже закончил? - прошептала Амира сбившимся голосом, целуя мокрую ключицу и шею возлюбленного и попутно слизывая капельки воды с его тела. - Или тебе составить компанию? 
Собственно, ванна её не интересовала, важен был только Малкольм. Не отвлекаясь, девушка попутно сделала несколько шагов в сторону кровати.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:15 | Сообщение # 9
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Цитата
- Какой горячий приём, - медленно, осипшим голосом, проговорила Амира.

На губах Малкольма заиграла довольная улыбка. Конечно же, он прекрасно знал, что такой его вид превратит ситуацию из двусмысленной в совершенно откровенную. Даже скандальную, по меркам очень многих, особенно в стенах замка, хранитель которого был так любезен и вместе с тем так сдержанно щепетилен. Прежде чем открыть дверь, Малкольм даже посомневался, ведь они с Амирой и помирились-то менее суток назад; не смутит ли её такая нескромность?
Как оказалось, вовсе не смутит; более того, под её восхищённо-голодным взглядом он сам невольно покраснел. Из головы вылетело всё, что он собирался сказать, он только пробормотал ничего не значащее приветствие, пока Амира закрывала за собой дверь. Сама она была спрятана от его взгляда за рубахой, но не было ни капли целомудренности ни в том, как мягкий лён очерчивал изгибы её тела, ни в сбившемся на бок открытом вороте. Всё это только распаляло воображение, не позволяя отвести взгляд. С тихим щелчком она повернула ключ в замке, и в следующее мгновение жарко прильнула к Малкольму.

Цитата
- Ты уже закончил? - прошептала Амира сбившимся голосом, целуя мокрую ключицу и шею возлюбленного и попутно слизывая капельки воды с его тела, прошептала Амира сбивчиво. - Или тебе составить компанию?

- Ммм, - ответил он, не придумав ничего лучше. От нежного прикосновения его моментально бросило в жар. Малкольм судорожно вздохнул, ответом ему был игривый взгляд и бесовская улыбка. Мерлин, как же ему её не хватало. Все те чувства к ней, желание, любовь, нежность, которые он так тщательно скрыл в глубине души с тех самых пор, как Амира исчезла из его жизни, казалось – навсегда, накрыли его с головой. Обхватив её лицо ладонями, он поцеловал её со всей пылкостью, надеясь передать чувства, которые так сложно выразить словами. Уже не впервые, оказавшись наедине, они совершенно теряли сдержанность, забывая обо всём. В этом и была их ошибка.
Пока Амира ласкала его грудь и живот, иногда, дразня, останавливая ладонь совсем рядом с краем полотенца, Малкольм был готов чуть ли не мурчать от удовольствия. Но вот её руки скользнули ему за спину, и он внезапно напрягся. Сразу же – он даже сам не успел сообразить, что к чему – его пронзила острейшая боль. Малкольм взвыл и грубым движением высвободился из объятий. В глазах на мгновение потемнело. Он понятия не имел, сколько секунд прошло, прежде чем он пришёл в себя и обнаружил, что сидит на кровати, тяжело хватая ртом воздух. Амира замерла в паре шагов от него.
Малкольм неловко повёл плечами, прислушиваясь к ощущениям. Больно, но, в целом, ничего страшного. После первой, исключительно рефлекторной вспышки, злость испарилась без следа, и теперь он сожалел, что так резко оттолкнул девушку, и хорошо ещё, если не ударил. А ведь всё так хорошо начиналось. Как назло в мыслях царил полный хаос, так что он даже не мог подобрать слов, чтобы прервать гнетущую тишину. Он боялся, что Амира уйдёт, если он ничего не скажет.
Впрочем, она не уходила, наоборот шагнула ближе, Малкольм неуверенно посмотрел на неё снизу вверх.
- Прости, - пробормотал он и примиряюще улыбнулся.
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:16 | Сообщение # 10
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Рубаха прилипла к телу, пропитавшись потом. Жар распалил кровь. Амире казалось, что она вот-вот взорвётся, каждая клеточка трепетала, приятные мурашки бегали по телу. Девушка прильнула к Малкольму, отвечая на поцелуй. Поцелуй отравлял болезненной жадностью, он обжигал губы Амиры, словно наказание за два месяца одиночества. Так приятно ей не было никогда. Амира растворилась в своих ощущениях. Поглощенная Малкольмом целиком и полностью, она не соображала, что творит. Губы бесконечно ловили губы возлюбленного, не давая им передышки, руки хаотично бродили по горячему телу, пытаясь обхватить всё и сразу.
Пока Малкольм внезапно не оттолкнул Амиру от себя, взвыв от боли. С лёгким причмокиванием поцелуй оборвался столь резко, что девушка так и замерла с открытым ртом.
"Какого Мерлина?" - недоумевая, волшебница взглянула на аврора раздраженно и растерянно. Несколько мучительных мгновений она пыталась понять, что произошло. Губы всё еще ощущали чужой вкус, тело всё еще стремилось туда, куда только что присел Малкольм.
Но Амира уже поняла, что что-то не так и, всё еще задыхаясь от желания, попыталась разобраться, в чём дело.
Малкольм резко побледнел и, казалось, он ничего перед собой не видит от боли.
Перепугавшись, девушка шагнула вперёд. Наконец, она догадалась: в порыве страсти Амира задела рану на спине.
"Вот тебе и целитель!" - в ужасе подумала ведьма. Она должна была прийти и справиться о самочувствии своего и без того единственного пациента, помочь восстановить силы, если понадобится, но вместо этого позволила желаниям тела заглушить голос разума, и чуть не лишила Малкольма последних. Разумеется, всем людям, особенно столь молодым и горячим, как Амира и Малкольм, свойственно быть несдержанными время от времени. Но Амира должна была - просто обязана, - остановить себя на этот раз. Чтоб сейчас не пришлось краснеть от стыда и досады одновременно.
- Прости, - прошептал он, явно удивившись не меньше её самой.
Амире же не нашлось, что на это ответить. Стоило сказать, что ему не за что извиняться, и это она просит у него прощения за неосторожность, но слова застряли в горле.
- Ничего страшного, - наконец, выдавила из себя девушка, - дай взглянуть.
И Амира без особых возражений прошла к кровати, села на краю и, развернув Малкольма за плечи, чтоб было удобнее, взглянула на спину. С губ сорвался судорожный вздох. Совершенно неожиданно глаза наполнились не прошенными слезами. Она не просто задела рану, она поцарапала её сразу в двух местах. По спине снова бежала кровь.
- Проклятье, - пробормотала девушка в гневе, злясь на себя и свои корявые руки. Быстро сморгнув пару слезинок и порывисто смахнув их с лица, чтоб Малкольм не заметил, девушка поднялась с кровати и прошла к двери. Там на полу лежала волшебная шкатулочка-дно колчана, которую Амира бросила, желая освободить свои беспардонные ручёнки.
Но на полпути обратно к кровати девушка заметила купель с намыленной водой и решила, что лучше сначала смыть кровь, а уж потом приступать к остальному.
- Идём, - положив шкатулку на постель, позвала Амира и взяла Малкольма за руку.
Вдвоём они сделали несколько шагов до бадьи, где волшебница жестом усадила Малкольма на широкий деревянный краешек и, снова осторожно развернув Малкольма за плечи к себе спиной, взялась за мочалку.
Сглотнув комок досады и горечи, Амира приступила к тому, что должна была сделать прежде, чем вновь царапать Малкольму спину - вылечить её.
Монотонные аккуратные движения немного привели волшебницу в чувство. Мысли расчистились и в голове посветлело. Амира неожиданно поняла, что хочет есть и не отказалась бы сейчас от плотного ужина. А ещё она задумалась о том, что теперь будет дальше. Все гости этого дома приехали сюда с целью выручить хозяина из беды. Ей одной это было не интересно. Амира снова почувствовала себя чужой и совершенно лишней здесь.
- Берхам сказал, что леди Мелинды здесь нет, - неожиданно для самой себя спросила девушка. Слова отца показались странными. И была подозрительна даже не сама новость, а интонация, с которой её произнесли. - А ты знаешь, где она?
Даже несмотря на то, что чопорный домовик содержит жилище в идеальном порядке, дом всё равно кажется пустым уже... два месяца. Будто со дня Битвы за Совет здесь никто не появлялся. Будто с тех пор хозяйка ни разу не заглянула сюда. Возможно, миссис Эдвартс сейчас ищет мужа в далёких французских землях, и не зная, что он в плену у пиратов.
- С ней кто-то поддерживает связь? Она ведь не знает, где сейчас сэр Эдвартс...


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:19 | Сообщение # 11
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Малкольм оперся рукой о край бадьи, поворачиваясь так, чтобы упростить Амире работу. Она явно расстроилась, хотя и скрывала это. Даже в мерцающем полумраке комнаты было заметно, как она хмурится и с досадой прикусывает нижнюю губу, разбирая содержимое своей зачарованной сумы, в которой хранились её зелья. Хотелось заверить её, что все в порядке, и не нужно винить себя, но раз она молчала, то и он оставил тему.
«Хорошо, когда рядом есть целители, - думал он, стараясь не вздрагивать от прикосновений влажной губки к истерзанной коже, - Случись что, сами же всё исправят»
- Берхам сказал, что леди Мелинды здесь нет, - заговорила Амира ни с того ни с сего, - А ты знаешь, где она? С ней кто-то поддерживает связь? Она ведь не знает, где сейчас сэр Эдвартс...
- Нет, - тихо ответил Малкольм, - Не знает.
В некотором смысле, это была чистая правда, хотя она даже близко не отражала всей запутанной, неприглядной истины. Как можно объяснить то, чего сам не понимаешь? Характер бывшей главы Аврората был хорошо знаком её недавним подчинённым. Леди Мелинда обладала взрывным темпераментом, склонна была увлекаться горячо и безрассудно и никогда не шла на компромисс, но вместе с тем её любили за её доброту и верность. Как она могла просто… уйти? Оставить Совет, без малейшего сожаления забыть о муже, пропавшем без вести посреди боя.
- Ну?.. – Амира легонько ткнула его губкой, напоминая о себе.
- Извини. Тут всё не так просто. Коротко говоря, леди Мелинда не знает, где сэр Эдвартс, и, похоже, её это не интересует. Я, в свою очередь, не знаю, где леди Мелинда, хотя у меня есть пара догадок, но могу ошибаться. Она просила её не искать.
Когда он рассказывал обо всем этом Питеру, слова подбирались труднее. Амира меньше переживала о несчастьях, обрушившихся на голову сэра Эдвартса, и было легче рассказать ей всё, как есть. А может быть всё дело в практике.
- Не знаю, предупредила ли она сэра Эдвартса. Перед битвой они вроде бы помирились, а потом… - он пожал плечами, - Если нет, боюсь даже представить, каково ему будет. Я хочу сказать, не очень-то приятно вернуться домой и обнаружить, что тебя там никто не ждёт.
Амира замерла. Глянув на её переменившееся лицо, Малкольм поспешно продолжил.
- Хм, в общем, неизвестно, где она сейчас. Леди Мелинда достаточно сильный маг, чтобы скрыть следы, если ей надо, да и нам, признаться, было не до того. В Совете до сих пор ещё полный хаос, хотя два месяца назад было хуже. Глава Совета взят в плен, верховный старейшина тоже исчез, академия полуразрушена. Было чем заняться.
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:20 | Сообщение # 12
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Вопрос, который должен был рассеять неловкое напряжение и избавить обоих от острого чувства досады, казалось, собрал над головой Малкольма грозовую тучу. И без того резко ставшая прохладной обстановка в комнате снизилась еще на несколько градусов.
"Чего такого я спросила?" - удивилась Амира. В попытке разглядеть опечаленный взор мага она чуть отодвинулась в сторону. Аврор задумчиво рассматривал бордовый ковёр на полу.
- Нет, не знает, - едва слышно ответил он. Девушка сдвинула брови, не понимая такой перемены настроения. Она забыла про мочалку у себя в руках и, обратившись в слух, внутренне приготовилась к самому худшему, грешным делом подумав, что подобное молчание аврора означает смерть.
- Нууу? - протянула она, искушённая тревожным любопытством. Обнаружив на одной из штанин мокрое пятно от губки, Амира вспомнила, что занята делом. Заново смочив гибкую ткань, девушка прижала её к спине Малкольма, заставив воду стекать вдоль позвоночника, смывая грязь, кровь и усталость.
Наконец, после затяжного молчания, юноша нашёл слова, но они совсем не добавили ясности. Выходит, леди Мелинда ушла? Когда? Почему? Просто так? Она смертельно больна? Или безумна?.. Невольно проведя параллель со своим уходом, лучница быстро нашла себе оправдание. Значит, и у миссис Эдвартс оно должно быть. В том, что Марк и Мелинда помирились, Амира не сомневалась, так как сама оказалась по уши втянута в их примирение, или, вернее, в его затейливую и тщательно спланированную подготовку. А после еще и наткнулась на жену Эдвартса, чей внешний вид очень громко сообщал о том, как именно прошло это самое примирение. Правда, при беседе с главой Совета, у Амиры сложилось впечатление, что та по-прежнему зла за что-то на супруга. Может, именно это послужило причиной ухода?.. Или, может, не дай Мерлин, дело в ней, Амире? Не конкретно в ней, конечно, но, может, она стала последней каплей в переполненной чаше терпения? Закулисная жизнь глав Совета не была открытой книгой. Кто знает, что творилось внутри стен этого дома...
С одной стороны, воительнице была любопытна суть истории, но с другой - чтоб разобраться в произошедшем, нужно задавать вопросы самому сэру Эдвартсу, но никак не Малкольму. По тону возлюбленного девушка поняла, что он и сам знает немного, или знает, но говорить об этом не хочет.
Все эти мысли пронеслись в голове за долю секунды, поэтому Амира очень хорошо расслышала следующие слова главы Аврората.
Губка замерла посреди движения. Вот оно. Какими бы замечательными не были сейчас их отношения - предыдущие два месяца стоят между ними каменной стеной. И вроде бы всё, что хотели, давно высказали друг друг, между ними больше нет недомолвок и стало легче. Но боль осталась, а рана от удара ещё свежа.
Может, Малкольм и не имел ввиду их случай, но он произнёс фразу с такой невыразимой обидой, что сомневаться не приходится: он по себе знает, каково почувствовать горесть предательского одиночества.
- Малкольм, я... - остро чувствуя желание что-то сказать, начала она, но запнулась. Кроме того, что бесконечно сожалеет, ей добавить нечего, но эти слова она уже говорила.
То ли аврор её не услышал, то ли предпочел не услышать, но он продолжил, почти что перебив девушку.
- Хм, в общем, неизвестно, где она сейчас.
А потом Малкольм сменил тему и в комнате заметно потеплело. Кажется, говорить о делах Аврората ему нравилось больше. Или, может, просто хотелось поделиться всем тем, что она пропустила за эти два месяца. Амира и не возражала. Наоборот, в желании разрушить глухую стену, волшебница с особым вниманием слушала о том, как прошло это время: как восстанавливали Академию, как ругались с сэром Родериком из-за студентов и остатков Тёмных, и как сложно оказалось разместить и тех и других, при этом никого не обидев. Аврор признался, что Уэллер оказался в это время очень полезным, но попросил ни в коем случае этого Кристиану не говорить, а то тот зазнается и вовсе перестанет работать. Он немного пожаловался на некоторых подчинённых, кого-то похвалил и отметил одобряющим словом. И ещё множество мелочей, которые казались невероятно важными. Амира поняла, что несмотря на все трудности и неприятности, что будто градом сыпались на нового главу Аврората, он держался и старался не подвести своих товарищей по оружию, и даже сейчас старался не жаловаться. Сэр Лесли говорил непривычно много, а Амира прятала улыбку, слушая его рассказ. Отвлёкшись на повествование, Малкольм и не заметил, как целительница сменила губку на волшебную мазь и вскоре приступила к иного рода процедурам.
- Не представляю, как Реджина справляется. Я...
- Остановись, - мягко попросила Амира, рассмеявшись. Почему-то ей показалось, что если она его не прервёт, то сам глава Аврората будет болтать до утра, в то время, как колдунья уже закончила накладывать густое зелье на рану. Амира положила руку Малкольму на плечо и осторожно подула на спину по всей длине шрама. - Выходит, раз Аврорат еще стоит и никто не требует твоего смещения, то ты великолепно справляешься. Малкольм...
Она выпрямилась, но руку с плеча мужчины не убрала, встала, задумавшись. Девушка пыталась подобрать правильные слова, которые успокоили бы все его тревоги и волнения, утешили и наполнили теплом его душу, слова, которые бы сказали, как сильно она гордится им и что несмотря на все напасти не стоит опускать руки, потому что он на своём месте, там, где должен быть. Но, как и её собеседник, лучница не была сильна в каких бы то ни было речах. Поэтому вся её ода составила лишь три слова:
- Просто ты лучший, - шепнула ему на ухо Амира и чмокнула в висок. - Я закончила. Постарайся не ложиться на спину ночью. Тогда завтра она окончательно затянется. И ещё нужно сделать зелье от жара.
Пока девушка ухаживала за больной спиной возлюбленного, она с некоторой досадой обнаружила, что Малкольм по-прежнему горячий, а значит часть того жаркого пламени, коим горела его кожа в опасной от неё близости - лишь вернувшаяся лихорадка.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:21 | Сообщение # 13
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Удовлетворив любопытство, Амира больше о таинственном отсутствии хозяйки дома ничего не спросила. Выслушала внимательно, и вроде бы даже с интересом, но в ответ промолчала, то ли не найдя слов, то ли следуя своей новой привычке избегать разговоров, имеющих отношение к сэру Эдвартсу. Малкольм пожал плечами. Такая неприязнь к главе Совета внушала сумрачное беспокойство, ведь, насколько он помнил, эти двое прекрасно ладили до всех этих прискорбных событий, но допытываться о причинах такой перемены он, признаться опасался. Не хотелось и самому впасть в немилость, если вдруг ответ не покажется ему достаточно ужасным. А в то, что сэр Эдвартс способен намеренно обидеть девушку, тоже верилось с трудом.
Поэтому Малкольм сменил тему и заговорил об Аврорате. Рассказ его неожиданно увлёк, да так, что и время полетело мягко и незаметно. Вот уже по комнате разлился терпкий аромат волшебного снадобья; на этот раз наиболее сомнительные его нотки были приглушены и разбавлены свежестью можжевельника. Вязкое зелье холодило и одновременно обжигало кожу, пока Амира наносила его осторожными, даже опасливыми движениями - не с каждой хрустальной вазой обращаются так бережно, как она с его спиной. Похоже их небольшой инцидент напугал её гораздо больше, чем его.
Наконец, Амира, которая до сих пор слушала его внимательно, и даже иногда вставляла слово или два, с улыбкой прервала его рассказ.
- Выходит, раз Аврорат еще стоит и никто не требует твоего смещения, то ты великолепно справляешься, - подытожила она, не заметив, как скептически приподнялась бровь Малкольма в ответ. Надо признать, тот факт, что он хотя бы умудрился не развалить всё за два месяца, не особо тянет на комплимент; но с Амирой и не угадать, то ли это была искренняя, хоть и неудачная попытка похвалить, то ли дружеский подкол, по примеру её неугомонного отца. В любом случае, немного помолчав, она добавила ещё несколько слов – лестных уже безо всякой двусмысленности.
- Просто ты лучший, - шепнула ему на ухо Амира и чмокнула в висок; Малкольм ухмыльнулся, смущённый и гордый одновременно, и одними губами ответил: спасибо.
- Я закончила. Постарайся не ложиться на спину ночью. Тогда завтра она окончательно затянется. И ещё нужно сделать зелье от жара.
- Не ложиться на спину, не поворачиваться на плечо, – хмыкнул аврор, поднимаясь на ноги и осторожно разминая мышцы, - И как же тогда спать?
Амира только плечами пожала. Она уже вернулась к своей зачарованной коробочке, вытаскивая ингредиенты для нового зелья. Вот уже из её бездонного хранилища на свет показался маленький походный котелок. Она что, собралась прямо сейчас варить?
- Тебе помочь? – спросил Малкольм, и сразу же, едва она открыла рот, перебил, - Я, может быть не такой мастер, как ты, но чему-то меня всё-таки за столько лет научили. Во всяком случае, с тем чтобы смешать или растолочь что-то, наверняка справлюсь. Подожди, я оденусь.
Лихорадка и правда возвращалась, и даже в прогревшейся комнате его пробил озноб. Страстный пыл, с которым Малкольм и Амира буквально набросились друг на друга недавно, тоже утих; так что, пожалуй, нет смысла больше щеголять в одном полотенце.
Рубашка тотчас же прилипла к телу, пропитавшись масляной влагой. Малкольм вернулся к Амире, которая как раз прикидывала, как бы приладить её котелок над бойким пламенем. В общем, места там было достаточно, но вряд ли варить прямо в камине будет удобно. Немного подумав, Малкольм подвесил посудину прямо в воздухе, в стороне от камина, соорудив под ним круг из клубочков губрайтового огня.
- Так, надо довести до кипения, потом добавь вот это, – Амира деловито протянула ему пузырёк, - Три капли. За ним щепотку вот этого. И сразу скажи мне.
- Хорошо.
Зелья Амиры отличались от тех, которым учили в Хогвартсе или даже в академии. Разумеется, любой талантливый алхимик способен менять рецепты по мере необходимости, заменять отсутствующие элементы другими, да и вовсе изобретать новые эликсиры. Но даже обычная микстура от жара у Амиры была совсем иной, и ничем не напоминала формулу, которой учила профессор Нокс. В конце концов, Малкольм поддался любопытству:
- Где ты так научилась зелья варить? У тебя это получается лучше, чем почти у всех, кого я знаю.
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:24 | Сообщение # 14
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Амира переживала из-за того, что не может найти нужных слов, способных придать Малкольму веры в себя и своих людей, и обрадовалась, что фраза, сказанная невпопад и почти не к месту, возымела подобное действие. Девушка, польщенная, спрятала улыбку. Скромно надеясь, что однажды она всё же научится достойно поддерживать своего любимого и быть рядом в трудную минуту, как требуется от верной спутницы, колдунья направилась за серебряным котелком для жаропонижающего зелья.
Цитата
- И как же тогда спать?
 
"Не ложиться вовсе?" - порывисто предложила про себя ведьма, но, к счастью, не ляпнула это вслух. Девушка встряхнула рыжей, еще чуть влажной шевелюрой. Её неуёмное и по-прежнему слабо жаждущее приключений тело едва поддавалось контролю, но Амира всё же взяла себя в руки и, сосредоточившись на лекарстве, полностью успокоилась. Достала котелок, деревянную лопатку для помешивания и маленькие золотые весы для взвешивания. Очень кстати Малкольм предложил помощь.
- Подожди, я оденусь.
- Да уж, будь любезен, - негромко поддержала идею Амира и отвернулась. Уточнять, насколько сильно её отвлекают мысли о полуобнажённом главе Аврората в её объятиях, девушка не стала.
Котелок не хотел лезть в камин. Зацепившись тонкой ручкой за рычажок сбоку в очаге, он застрял поперёк и никак не вставал ровно. В итоге, решив, что в камине будет неудобно варить зелье, Малкольм забрал и подвесил котелок прямо посреди комнаты, загнав под него несколько губрайтов.
- Ух ты! Здорово, - впечатлилась девушка. - Можно и так. И как вы это делаете?.. - чуть раздосадовано пробормотала Амира, глядя как легко клубочки яркого оранжево-синего пламени соскальзывают с пальцев Малкольма. Похоже, губрайтом умели пользоваться все, кроме неё, и колдунья начинала завидовать этому искусству.

Вдвоём пошло быстрее. Амира улыбнулась мысли, что будучи обычным юношей в рубахе и штанах, а не главой Аврората, Малкольм не перестаёт быть для неё привлекательным. Они сидели на полу и впервые делали вместе что-то, что и близко не стояло рядом с делами Аврората. Они не спасали кому-то жизнь, не строили стратегий, не выполняли заданий, они не торопились, не ругались и даже не обсуждали ничего важного. Они просто... варили зелье. Вдвоём. Казалось, сама комната сузилась до двух влюблённых и горячего костра между ними. Отблески губрайта играли на их лицах и отбрасывали тёмные тени на стены. Приятно трещал огонь, дымилось и скворчало еще не приготовленное зелье. Пара ловила взгляды друг друга и смеялась над чем-то пустым. Касаясь пальцев Малкольма, когда передавала ему горсть нарезанного корня мандрагоры, Амира чувствовала упоительное тепло. В этот момент она не знала никого роднее. Никого ближе. Амира ощущала, как это странное единение душ, зародившееся в сердце, разрастается и постепенно заполняет всё её существо. Кажется, именно это и называют любовью.
- Где ты так научилась зелья варить? - спросил Малкольм. Его вопрос ничуть не нарушил сложившегося ощущения, а только добавил уюта в витающие пары магической атмосферы. - У тебя это получается лучше, чем у почти всех, кого я знаю.
- У меня была отличная наставница, - отозвалась Амира. - Цыганка по имени Лейла. В Хогвартсе я не училась. В общем-то, я нигде не училась и магические способности у меня проявились довольно поздно. А магии меня учил отец. - Амира машинально закатила глаза. - Ну как отец... тот, кого я таковым считала. После его смерти я какое-то время скиталась по земле, пока Лейла не откопала меня в сугробе, полуживую, недалеко от Парижа. Отогрела, отмыла, накормила, приютила... - Амира улыбнулась воспоминаниям, что возникли перед внутренним взором. - Ну и... цыгане не только превосходные предсказатели и гадалки. Лейла учила не обращать внимание на ингредиенты. Главное, это их свойства. Например, мандрагора. Корень юной мандрагоры способен излечить простуду, а в варёном виде - это противоядие почти от всех обычных ядов. Этому учат в школе. Но мало кто знает, что она столь полезна за счёт собственных ядовитых качеств. В большом количестве она смертельна. Да и от воплей её приятно не становится. И так со всеми компонентами. Зная их свойства, зная сочетания, зная, как свойства меняются при взаимодействии... можно сварить зелье, которое должно настаиваться годами, за пару часов, всего лишь заменив один ингредиент на несколько других. - Амира пожала плечами, и залившись румянцем, смущённо улыбнулась, потупила глаза. Почему-то сейчас показалось, что она хвастается.
Спохватившись, зельеварка подползла к своему волшебному сундучку и, немного там порывшись, откопала внутри небольшую стеклянную баночку. Баночка была на четверть заполнена ягодами тёмно-синего цвета, мягкими и с тонкой кожурой. Раз хвастаться, то уж наверняка.
- Я понятия не имею, как называются эти ягоды, нашла их, пока мы с Номеном ползали в горах под Петром. Но я знаю наверняка, что три таких ягодки заменят одну меру манжетки в зелье красоты. Попробуй, - девушка протянула руку и аккуратно вложила одну ягодку Малкольму в рот.
- Сладкая, - ответил он. Амира стащила у аврора волшебную палочку, взмахнула ею над ещё одной ягодкой и снова дала Малкольму. Юноша поперхнулся от горечи.
- Здорово, правда? - широко улыбнулась она. - Возьми ещё. Они вполне съедобны и не ядовиты, я проверяла.
Амира протянула ему баночку.
- Я еще не до конца поняла, что могут эти ягоды, но они определённо сослужат мне службу.
Девушка тоже стащила одну ягодку.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:27 | Сообщение # 15
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Малкольм протянул руку и захватил ещё несколько этих странных ягод, с отвлеченным интересом распробовав их непредсказуемый вкус. Такие ему никогда не попадались. Признаться он и вовсе никогда не интересовался зельями и их ингредиентами, удовлетворившись тем минимумом знаний о них, которые получил в Хогвартсе и академии. Однако его восхитил энтузиазм, которым озарилось лицо Амиры. Она заговорила так воодушевлённо, что невозможно было не увлечься вслед за ней. Незаметно для себя Малкольм погрузился в беседу о свойствах растений, открывая для себя неожиданные грани тонкого искусства зельеварения.
- Кое-кто из наших зельеваров был бы рад с тобой поспорить, - заметил Малкольм, - А я со своей стороны могу только выразить восхищение таланту мастера.
Наклонившись к Амире он поцеловал её в зардевшуюся щёку. Корешок, который девушка ловко разделывала на части, замер в её руке; и явно она готова была ответить на поцелуй со всем азартом, но Малкольм отстранился, удивлённо глядя на бурлящее в котелке зелье. Оно стало лиловым.
- Так и должно быть?
- Да, помешай его. Сейчас добавим аконит, и скоро будет готово.
Малкольм только кивнул. Определённо на этом этапе он мог только полагаться на её инструкции; этот рецепт был для него совершенно нов.
Разговор сошёл на нет. Терпеливо помешивая постепенно темнеющее варево, Малкольм пытался подобрать подходящую тему, но как назло в голову ничего не приходило. Странно было осознавать, что после всего, что между ними было, они толком не успели узнать друг друга. Амира была одновременно близка, как никто другой, и вместе с тем оставалась практически незнакомкой.
Вот и сейчас, время от времени бросая взгляд на её сосредоточенное лицо, Малкольм не мог сказать, гнетёт ли эта тишина её так же, как и его, или напротив она сочла её уютной и умиротворённой. Может быть она и рада, что её не отвлекают; а может быть так же не может подобрать слов.
- Ты устала? – наконец спросил он, только чтобы вырваться наконец из сомнений и раздумий, - Перелёт был долгим, да и до того мы толком не отдохнули. Зря Питер отказался от ужина.


Пост отредактировал Fensterscheibe - Воскресенье, 05.02.2017, 22:30
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:28 | Сообщение # 16
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Цитата
- А я со своей стороны могу только выразить восхищение таланту мастера.

- Скажешь тоже. Какой...
"... из меня мастер?" попыталась возразить Амира, но сбилась, ощутив прикосновение губ на своей щеке. 
В последнее время, наблюдая за соратниками, волшебница почти разуверилась в собственных способностях и почувствовала себя маленькой, мешающейся под ногами неумехой. Сейчас, внезапно обнаружив, что хоть в чём-то может быть чуточку лучше, испытала неуместную гордость. Конечно, она не считала себя талантливой зельеваркой. Просто любила возиться с компонентами, изучать их действие и применять полученный результат на практике. Колдунья даже не чувствовала в себе призвания, лишь приятную увлечённость, как к множеству других, интересных ей вещей. Куда привычнее и роднее в руках смотрелся лук и пущенная в полёт стрела. Но признание у неё таланта от Малкольма сильно повысило самооценку, в мгновение став в тысячу раз дороже. 
Амира промолчала, упоённая минуткой триумфа.

Сосредоточившись на последнем этапе приготовления, волшебница почти ничего вокруг не замечала и не смогла бы с должным вниманием поддержать разговор, но, к счастью, когда Малкольм вновь взял слово, зелье было почти готово. Осталось только помешать и дать лекарству подышать.
- Ты устала? - заботливо спросил маг. - Перелёт был долгим, да и до того мы толком не отдохнули. Зря Питер отказался от ужина.
- Нет, не устала, - ответила она. - Готово. Поставь, пожалуйста, зелье к камину, пусть настоится минут двадцать.
Взмахом руки аврор убрал из-под котелка комочки пламени, после чего выполнил просьбу Амиры. Колдунья тем временем убрала в свой волшебный сундучок оставшиеся склянки с ингредиентами, весы, сполоснула деревянную лопатку водой из волшебной палочки и протёрла пол от мусора и брызг.
Закончив, девушка уселась на мягкий ковёр и оперлась спиной на высокую перину кровати. 
- Но я зверски голодна, - продолжила она.
- В сумке должно остаться что-нибудь из съестного, - спохватился глава Аврората и с энтузиазмом полез в свой походный мешок.
Амира задумалась. Можно, конечно, и перекусить тем, что есть, но в таком замке наверняка найдётся полноценный ужин на двух оголодавших персон. Мысль о том, что придётся вызывать чопорного домовика, указывающего, где ей следует находиться в тот или иной промежуток времени, пугала лучницу, но возмущенный желудок требовал скорой кормёжки, и девушка подчинилась.
- Может, попросим... Уинри что-нибудь нам приготовить? - заискивающе взглянув на юношу снизу вверх, спросила Амира.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:29 | Сообщение # 17
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
В сумке нашёлся хлеб, немного сыра, остатки вяленого мяса, огурцы и пара яблок. Не королевский пир, конечно, однако хватит, чтобы перекусить. Кроме того, там лежали две бутылки шотландского виски, которые ему любезно подарил сэр МакФадден. С легким сомнением Малкольм приподнял одну, не вытаскивая её из мешка. Виски предназначался для Криса; тот, возможно, и позабыл уже о своей просьбе, которая изначально-то была почти шуткой, но Малкольм запомнил и намеревался её выполнить. Если бы не Крис, быть может, они с Питером до сих пор искали бы Амиру; его помощь оказалась поистине неоценима. С другой стороны, в уговоре не было речи именно о двух бутылках…

Цитата
- Может, попросим... Уинри что-нибудь нам приготовить? - заискивающе взглянув на юношу снизу вверх, спросила Амира.


Малкольм убрал виски подальше в мешок.
- Эээ, - неуверенно протянул он, внезапно не найдя слов. Амира была, конечно, права, нет ничего проще, чем позвать домовика и спросить его об ужине, который не так давно он сам же и предлагал. И отказать голодной девушке Малкольм тоже не мог без достаточно веских причин. Было ли убедительной причиной то, что в присутствии Уинри ему хотелось провалиться сквозь землю или хотя бы обернуться невидимкой?
- Ты знаешь, - наконец сказал он, - Не думаю, что это хорошая идея. Вряд ли он будет в восторге, если увидит нас с тобой здесь. Он так настаивал, чтобы дамы ночевали отдельно…
Амира приподняла бровь:
- А кто говорит о ночёвке? В первую очередь я хочу здесь поужинать.
- Но даже в этом случае, - под её раздражённым взглядом Малкольм и вовсе стушевался. Должно быть, девушке и голову не приходило, что глава Аврората может испытывать неловкость перед каким-то домовиком, и всё же это было так, - Если он…
- И вообще, не ему блюсти мою девичью честь, - перебила Амира, упрямо скрестив руки на груди.
Малкольм почувствовал, как по лицу разливается непрошенный румянец; разговор начал развиваться совершенно не в ту сторону, в которую он надеялся. Получалось, будто он обвиняет Амиру - и вот, она уже злится. Попытки скрыть смущающую правду того и гляди приведут к тому, что она встанет и уйдёт. И эти её слова - «А кто говорит о ночёвке?» - неужели она уже передумала?
Этого он никак не мог допустить. Недолго думая, он сел возле Амиры на ковёр и взял её за руку. Может быть, его слова оказались недостаточно убедительны, зато этот жест действовал безупречно. Устремлённый на него взгляд карих глаз сразу же смягчился, а на губах девушки заиграла улыбка. Ободрённый успехом, Малкольм подался вперёд и едва ощутимо коснулся губами её уха.
- Хм, ты права, не ему, - он ещё раз легко поцеловал её, - Но я не это имел ввиду. Просто не хочется зря беспокоить старика. К тому же я и так у него на плохом счету…
Не успели последние слова слететь с его губ, как он сообразил, что вместо того, чтоб отвлечь Амиру, только вновь разжег её любопытство. А ведь она уже почти забыла об этом неловком разговоре
- В общем, - в который уже раз смущённый, он снова попытался перевести тему, - Если тебе не принципиально, мы можем поужинать тем что есть, а с утра уже отведаем стряпни Уинри. Хорошо?
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:30 | Сообщение # 18
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
- И вообще, - насупившись, чародейка скрестила руки на груди, - не ему беречь мою девичью честь.
Со стороны Малкольма было довольно грубо напоминать Амире о выходке, свершенной в обход установленному Уинри порядку: что она, наплевав на всякие границы и приличия, пришла к нему в комнату. В то время как глава Аврората сам впустил девушку, ко всему прочему, сделал это в одном полотенце. Что мешало ему не открывать дверь вовсе? И кто после такого благоразумнее?
Колдунья обиженно нахохлилась и, демонстративно отвернувшись, вздёрнула подбородок. 
Но Малкольму даже не пришлось стараться, чтоб задобрить возлюбленную. Подкравшись ближе с грацией кота, маг присел рядом и без всяких церемоний мягко взял Амиру за руку. Словно залитый водой костёр, вспышка гнева потухла: пошипела, подымила и сошла на нет. Поднимая взгляд с ладони на аврора, воительница уже смотрела в ответ с нежностью и любовью, забыв об ужине и всех домовиках мира, вместе взятых, согласная на всё, что он предложит. Бархатное касание губ расплавило и затуманило разум девушки. Бог с ним, с плотным ужином, можно обойтись и тем, что есть...
Опьянённая лаской, Амира было блаженно прикрыла веки, но тут разомлевшее сознание почуяло подвох,и волшебница поспешно распахнула глаза.
Ах вот оно что! 
А она-то, наивная, растаяла и поверила, что Малкольм искренне радеет за "старика"! Нет, конечно, девушка не сомневалась, что глава Аврората действительно не хочет нагружать домовика лишними хлопотами на ночь глядя. Но кроется здесь не только добродушная забота о бедном существе. Ему почти удалось её запутать! Ах! Как увиливать от смущающей правды сэру Лесли ещё учиться и учиться.
- Хорошо, - ответила Амира, расплываясь в лукавой улыбке. Её "хорошо" совершенно точно не сулило ничего хорошего. Выдерживая коварную паузу, колдунья протянула руку, отломила небольшой кусочек сыра и положила себе в рот.- Я не стану звать Уинри, если ты мне расскажешь, чем и когда успел провиниться перед несчастным домовиком?
Уж теперь-то она от него точно не отстанет. Ведомая любопытством, которое он сам и разжёг, девушка вперла в юношу взгляд своих проницательных карих глаз.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:31 | Сообщение # 19
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Лукавые искорки в глазах любимой сказали Малкольму всё; уловка не удалась, и от рассказа ему не отвертеться. Что ж, то было не самое ужасное событие в его жизни, хотя, признаться, одно из тех, о которых он предпочёл бы никогда не вспоминать. Впрочем, если Амира рассчитывала услышать какой-нибудь его постыдный секрет, она будет разочарована – эту историю она и так знала. Неизвестные ей детали, вроде участия Уинри, в общем и целом были несущественны, так что Малкольм смирился и только ждал её вопроса, чтобы поведать всё без утайки.
- Я не стану звать Уинри, если ты мне расскажешь, чем и когда успел провиниться перед несчастным домовиком? – заявила Амира, выдержав драматическую паузу, и победно глянула на него.
Малкольм удивлённо хмыкнул и даже немного отодвинулся, чтобы получше разглядеть её лицо. Она довольно улыбалась, уверенная, что подцепила его на крючок, и похоже даже не догадывалась, что легко могла добиться своего и безо всяких ультиматумов. Пожалуй, ей ещё предстояло научиться тому, что мягкость и искренность порой гораздо быстрее приводят к успеху.
- Хорошо, - произнёс он, эхом повторяя её недавнюю реплику, только тон его звучал серьёзнее. С тихим вздохом, аврор прикрыл глаза, словно собираясь с мыслями, - Я бы с удовольствием тебе всё рассказал, но… - он снова посмотрел на неё, стараясь сохранить нейтральное выражение лица. Он опять слегка покраснел, впрочем тому виной мог быть обычный жар; камин распалился нещадно, и Малкольм чувствовал, как у него поднимается температура; однако ни болезнь, ни смущение не умаляли разгоревшегося азарта. Малкольм тепло улыбнулся и снова склонился к уху девушки, - Авроры не должны поддаваться шантажу. Зови Уинри, я думаю, он не откажется приготовить ужин для гостей.
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:32 | Сообщение # 20
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Цитата
- Я бы с удовольствием тебе всё рассказал, но... авроры не должны поддаваться шантажу.

"Вот ведь плут!", - хищно прищурилась девушка. В один раунд Малкольм поставил вымогательницу на место. С высоты радостного триумфа она рухнула в пропасть раздражения и гнева. Почему нельзя просто рассказать, что случилось? Наверняка сам Уинри уже давно позабыл о случившемся, только Малкольм всё ещё переживает. 
Дразнящая нотка в голосе юноши подогрела желание Амиры выяснить подробности и выйти победителем в этой маленькой игре.
- Ладно, - хмыкнула она. - Уи...
Слова застряли в горле. Азартный блеск в глазах ведьмы погас, она замерла, не решаясь произнести еще несколько букв. Воительница вдруг представила, что будет дальше. 
Амира позовёт домовика, все трое переживут минутку стыда, позора и неловкости, и всё вроде бы забудется. Но ужин пройдёт в молчании. Малкольм так и не расскажет, чем успел провиниться перед маленьким слугой Марка Эдвартса, а Амира, расстроенная совершённым поступком, не будет спрашивать. А на завтра найдётся ещё какая-нибудь мелочь, о которой они не смогут поговорить. А за ней еще одна. И так до тех пор, пока один из двоих, устав от постоянного молчания, не поставит точку. 
Амира могла бы поступить по другому: могла в шутку наподдать аврору тумаков и велеть говорить. Но Малкольм не купится. Этот фокус не срабатывал раньше, не сработает и сейчас. Глава Аврората такой же упрямый осёл, как она, и ни за что не сдастся. В итоге Амира сорвётся, разозлится, плюнет и уйдёт, и эта игра превратится в причину раздора. Потом они, конечно, помирятся, но скоро картина повторится вновь, с чем-нибудь иным, и финал окажется таким же, что и в первом варианте.
Возможно, это всего лишь разыгравшееся воображение, но кто знает, вдруг Малкольм обидится, если она позовёт домовика? Из слов возлюбленного девушка поняла, что нет ничего страшного в том, что Уинри сюда заявится, но быть выставленной за дверь Амире не хотелось. Они столько раз ругались из-за подобных мелочей... Что остановит их на этот раз? Он ничем не отличается от предыдущих. Опыт доказывает, что для них нет ничего проще, чем найти причину поссориться и разойтись. Куда сложнее умерить пыл и не расставаться. 
Малкольм хотел проучить интриганку. Пусть будет так. Тем более, что образ маленького надзирателя в этой комнате отбивал всякий аппетит. 

И Амира сделала то, чего раньше никогда не делала. Уступила. Смирение обернулось настоящим испытанием, словно её хорошенько тряхнули и снова заставили дышать. Одно дело, когда ты признаешь поражение после честной борьбы, и совсем другое, когда сознательно отдаёшь победу в руки соперника. Будь на месте Малкольма кто-то другой, Амира б не упустила случая посоревноваться. Но их отношения - не соревнование. За жизнь подобных мелочей наберётся бесчисленное множество, и если о каждую оба будут запинаться, как сейчас, то рано или поздно у них не останется сил ни на сражение, ни на всё остальное, и крупицы, по которым сейчас Малкольм и Амира так тяжело и упорно выстраивают общение, рассыпятся прахом.
- Прости, - на мгновение прикрыв глаза, проговорила Амира. Ей стоило огромных стараний побороть раздражение. Девушка печально улыбнулась. - Согласна, угроза не лучший способ узнать истину.
Отпустив руку аврора, волшебница поднялась с пола и забралась на постель, взяла с одеяла зелёное яблоко. 
- Так ты мне расскажешь эту тёмную историю? - Амира передвинулась поближе к подушке и оперлась на перину, обернувшись к собеседнику. - Конечно, если это не секрет? Он застал тебя поздно ночью ворующим ужин из погреба? Или здесь замешала еще одна дама, нарушающая нормы приличия?


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:32 | Сообщение # 21
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Разумеется, Амира вызовет домовика, в этом он не сомневался; да он и сам бы так поступил на её месте, просто чтобы предыдущая угроза, какой бы шуточной она ни была, не осталась голословна.
Уинри появится, как всегда спокойный и вежливый, деловито выполнит их просьбу и с достоинством откланяется. Судя по их прошлой встрече, домовик был не из тех, кто станет вслух осуждать гостя, и худшее что им грозит – его укоризненный взгляд. Этого-то взгляда ему отчаянно хотелось избежать, но он всё равно промолчал, только внутренне подобрался, готовый стоически вынести следующие несколько минут неловкости – всё во имя упрямства и азарта. Именно они толкали его на этот вздорный спор, и они же, как он знал, не позволят Амире отступить.
Однако, как оказалось, в этом он ошибся.

Цитата
- Прости, - на мгновение прикрыв глаза, проговорила Амира. - Согласна, угроза не лучший способ узнать истину.

Такого ответа Малкольм не ожидал. В недоумении он воззрился на Амиру, словно ища подтверждения прозвучавшим словам. Чтобы она сдалась, даже не вступая в бой? Он привык уже, что, как правило, острые углы в их непростых отношениях приходилось сглаживать ему. Хотя и он это делал с переменным успехом - сказывался тщательно скрываемый темперамент. Но тут она первая сделала шаг навстречу, и у Малкольма вдруг защемило сердце от нежности.
- Амира – прошептал он, готовый ответить на любой её вопрос и выполнить любую её просьбу.
Своим неожиданным смирением она словно вернула их в реальность, где спор их был чистым ребячеством, и «победа» в нем ничего, по сути, не стоила.

Цитата
- Так ты мне расскажешь эту тёмную историю? - Амира передвинулась поближе к подушке и оперлась на перину, обернувшись к собеседнику. - Конечно, если это не секрет? Он застал тебя поздно ночью ворующим ужин из погреба? Или здесь замешала еще одна дама, нарушающая нормы приличия?


Малкольм с трудом сдержал смех. Пожалуй, всё-таки стоит рассказать ей всё, иначе она вообразит себе такого, что он в жизни не оправдается. К тому же, чем дольше скрывать такую ерунду, тем глупее он будет себя чувствовать.
- Нет, нет, никаких дам. Боюсь, я тебя разочарую, ничего нового ты обо мне не узнаешь, - ухмыльнулся он, поднимаясь на ноги. Ему было проще говорить, не встречаясь с заинтригованным взглядом любимой, поэтому он принялся сооружать ужин из тех припасов, что недавно достал из мешка. Амира подпёрла рукой подбородок и терпеливо ждала. Малкольм продолжил:
- Я в этом доме был только один раз. Это было… - тут он всё-таки смущённо потёр шею, подбирая слова. - Это было в день нашего с тобой знакомства. Точнее ночь… Честно говоря, я не помню, что это было, но с утра меня здесь отпаивал Уинри. Вообще-то он мне ни слова упрека не сказал. Но ты же его видела. С такими встречами, он, пожалуй, будет считать меня кем-то вроде Уэллера.
Он почувствовал себя на удивление легко. Конечно же он был смущён, но вовсе не настолько чтобы сгореть от стыда; он даже взглянул на Амиру, неожиданно развеселившись от выражения её лица, и подмигнул ей.
- Вот, собственно, и всё, никаких страшных тайн. Сыра хочешь?
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:34 | Сообщение # 22
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Кажется, её тошнило. Организм физически сражался за то, что Амира потушила усилием воли. Каждая клеточка в ней кипела раздражением, требующим немедленного выхода. Но девушка только откусила яблоко и, не забывая дышать ровно и глубоко, обратилась в слух. Она не для того переступила через себя, чтоб дать своему дурному нраву загубить всё в следующую секунду. А Малкольм? Его обескураженное лицо в этот миг так одухотворено, словно Амира преподнесла ему самый приятный подарок на свете. 
Обрадованная тем, что ещё способна чем-то удивить любимого, ведьма вгляделась в смущённое покрасневшее лицо аврора. Малкольм потер шею. Привычный жест умилил девушку, и она поняла, что усилия были не напрасны. Чертовски приятно снова наблюдать того самого сэра Лесли, её обычного сэра Лесли.
Цитата
- Вот, собственно, и всё, никаких страшных тайн. Сыра хочешь?
- Хочу, - машинально ответила девушка.
Амира, не привыкшая получать желаемое лаской и спокойствием, с трудом верила, что у неё получилось. Выходит, уступив,... она победила?.. Урок усвоен? Единственное, что нужно - всего лишь любезно спросить, не угрожая при этом маленькой пыткой? Если бы она перефразировала свои слова, Малкольм бы сразу ответил?
Пока волшебница терялась в догадках и переваривала рассказ вперемешку со странным удовольствием, глава Аврората нарезал сыр, мясо и хлеб, покидал это сверху на свою сумку, временно служившую скатертью для их стола-кровати. На тумбочке нашелся графин с водой и один стакан, их юноша тоже прихватил с собой на постель.
- Да, ты прав, я разочарована, - проговорила девушка, придя в себя и усаживаясь на покрывале по-турецки. - И совершенно точно ничего нового о тебе не узнала, - улыбнулась она Малкольму и ухватилась за кусочек мяса. - Мог хотя бы соврать про зарытый труп на заднем дворе.

Наконец, они мирно ужинали. Не бог весть что, но вполне съедобно. С набитым ртом много не поговоришь, но мысль о том, что ей так легко удалось выведать правду, лишь задав вопрос, не давала покоя. Амира вспомнила кое-что, связанное с тем вечером и, набравшись смелости, решила проверить свою догадку.
- Можно еще вопрос? - Амира бросила на мага смущённый взгляд. Она не была уверена, что вправе интересоваться. В общем-то она вообще не любитель спрашивать о личном. Но слишком давним было любопытство, а другого случая узнать может и не представиться. Малкольм кивнул и девушка выпалила на одном дыхании:
- Почему ты был пьян в тот вечер?
Вдали от Лондона, в одинокие морозные вечера, когда тоска по возлюбленному и старые воспоминания мучили девушку с особым энтузиазмом, Амира часто задавалась этим вопросом. Малкольм был не просто пьян. Он, как юноша сам признался, не помнил себя от количества алкоголя в организме. Но за всё время воительница больше ни разу не видела аврора хотя бы навеселе. Он не злоупотреблял и всегда держал себя в форме. Образцовый и дисциплинированный солдат. Что могло заставить строгого к себе и столь сдержанного юношу напиться вдрызг?


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:34 | Сообщение # 23
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Цитата
Да, ты прав, я разочарована, - проговорила девушка, придя в себя и усаживаясь на покрывале по-турецки. - И совершенно точно ничего нового о тебе не узнала, - улыбнулась она Малкольму и ухватилась за кусочек мяса. - Мог хотя бы соврать про зарытый труп на заднем дворе.


Малкольм пожал плечами:
- Согласен, скучная история. В следующий раз придумаю что-нибудь более увлекательное.
Устроившись на кровати, Малкольм с удовольствием принялся за еду. После долгого дня и непростого перелёта даже такая скромная трапеза казалась даром судьбы. И странно было, что Питер отказался поужинать, неужели он сам-то не проголодался? Это его, конечно, дело, а вот говорить за всех с его стороны было грубо. С другой стороны, они с Амирой ничего не потеряли, да и Ардор и Эйлин, если голодны, сумеют позаботиться о себе.
- Можно еще вопрос? – услышал он голос Амиры. Непривычно притихшая, она поглядывала на него с робким любопытством, - Почему ты был пьян в тот вечер?
Малкольм закашлялся. Заботливо похлопав его по спине, девушка протянула ему их единственный стакан, наполненный холодной водой. Конечно, этот вопрос буквально напрашивался сам собою, но Малкольма он всё же застал врасплох. В глубине души, он надеялся, что Амира никогда не поинтересуется подробностями того дня. В конце концов, многим и вовсе не нужны никакие причины, чтобы напиться в хлам и шататься по барам, нарушая покой незнакомых дам.
- Вот эта история ещё менее увлекательна, поверь мне, - нахмурился он, отводя взгляд.
Закусив губу, Малкольм задумался. Он мог заявить, что не хочет говорить об этом, и скорее всего Амира поняла бы. У неё наверняка и самой найдётся парочка-другая историй, которые она хранит в тайне от чужого любопытства. Однако, немного поразмыслив, он признал, что избежать этой темы хотел вовсе не из-за тягостных воспоминаний – они-то давно поблекли, во многом как раз благодаря знакомству с Амирой. Сложность в другом - он попросту не знал, с чего начать. Говорить с любимой о своей предыдущей влюблённости было немного странно. Но ведь она рассказала ему однажды о том парне – Бруно, кажется, его звали? – откровенность за откровенность.
- Ладно, если тебе правда интересно, - заговорил он, наконец. – Тут дело было как раз в одной леди.
Он вкратце поведал ей о его знакомстве с юной девой по имени Розалин. Оглядываясь назад, Малкольму всё сложнее было понять, что же на самом деле Розалин представляла собой. Она казалась милой, искренней и влюблённой, а с другой стороны она всё-таки была вейлой. Когда она ушла, без всякого сожаления оставив его позади, у Малкольма словно землю выбило из под ног. Настолько потерянным он себя ощущал, что, казалось, его жизнь лишилась малейшего смысла, и он принялся заливать отчаяние элем. Теперь он не был уверен, было ли это разочарование в любви, или скорее болезненный выход из-под действия чар.
- В общем – закончил он рассказ, - в тот день я получил от неё письмо. Она, видишь ли, вышла замуж, ну а я не придумал ничего умнее, чем приставать к странствующим воительницам в барах. О последнем, кстати, я вовсе не жалею, - он зевнул. – Как там твоё зелье, готово?
 
AnneДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:35 | Сообщение # 24
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 269
Статус: Оффлайн
Вопрос всё же оказался для Малкольма сюрпризом, несмотря на то, что навязывался сам собой. Мужчина закашлялся и Амира протянула ему стакан воды.
- Вот эта история ещё менее увлекательна, поверь мне, - ответил он и мгновенно нахмурился. Испугавшись, что она невольно причинила ему боль, волшебница было поспешила заверить аврора в том, что не нуждается ни в каких объяснениях и вообще это не её дело, что было, то прошло. Но не успела, сэр Лесли поведал и эту часть эпопеи. Выяснилось, что дело в девушке. Амира замерла, прислушиваясь к рассказу и к себе. Она попыталась разобраться, что чувствует, но не смогла. Конечно, можно предположить нечто подобное, но всё же... . Амира впервые услышала о существовании кого-то другого, кроме себя, в его жизни и не была уверена в том, что готова знать больше. Разумеется, глупо полагать, что Малкольм был невинен, как младенец, до их судьбоносной встречи. Скорее, наоборот, в том, что глава Аврората не был обделён вниманием женщин - она не сомневалась. Но, в отличие от случая с Номеном, знать точное количество предыдущих спутниц не хотелось совершенно. Возможно, когда-нибудь она будет готова к таким сказочкам на ночь, но пока достаточно и того, что здесь и сейчас она единственная. Уже хватило и того, что обе обидели юношу совершенно одинаковым способом. Больному рассудку не составило труда провести параллель между двумя дамами сердца, и Амира содрогнулась от мысли, что поступила ровно точно так же, как предыдущая пассия, уходя, оставив только дурацкую записку. И причинила Малкольму вдвое больше боли.
С другой стороны, если б не письмо, написанное рукой Розалин, то, вероятнее всего, пара не сидела б здесь вместе и не делила скромный ужин. Лучница поморщилась, испытывая болезненную благодарность к глупой девчонке, бросившей Малкольма ради другого, и искренне порадовалась, что этой леди больше нет в жизни главы Аврората.
Цитата
– Как там твоё зелье, готово?
Амира огляделась на маленький серебряный котелок у огня. Зелье было давно готово, а вот настоялось ли... Двадцать минут ещё не прошли.
Ведьма снова обернулась к Малкольму и, протянув руку, прикоснулась ладонью ко лбу пациента. Кожа была жаркая и сухая, что совсем не понравилось новоиспечённой целительнице.
- Знаешь, ложись-ка ты спать, - мягко потребовала девушка и начала убирать недоеденные припасы с кровати.
Малкольм, хоть и поел, но совсем немного, сказывалось отсутствие аппетита. Жар явно усилился. Обеспокоенная, Амира не стала ждать дольше, достала из своего волшебного колчана небольшую деревянную кружку, зачерпнула зелья и, вернувшись к постели, протянула лекарство любимому.
- Насыщенный выдался у тебя вечерок тогда, - продолжила девушка тему разговора, всё еще размышляя над случившимся. - Расстался с одной, напился, чуть не подрался с другой и каким-то чудом попал в дом главы Совета.
Вспоминая тот день, Амира попыталась собрать все впечатления воедино. Всё-таки это был очень странный день. Перебирая в памяти отдельные детали, девушка попутно вспомнила, как на следующее утро она умудрилась подраться с сэром Эдвартсом, а потом оба побитых мага пришли, чтоб предложить ей алый плащ в награду. Девушка усмехнулась, понимая, как бредово выглядит сложившаяся ситуация, спустя два месяца. Очень странный день.
Девушка забрала опустошенную Малкольмом кружку, поставила её на тумбочку и залезла, наконец, под одеяло вместе с возлюбленным.
Этот безумно длинный день подошел к концу.
- Обещаю, если я снова надумаю от тебя сбежать, то скажу об этом, глядя тебе прямо в глаза. Больше никаких писем и записок, - слабо улыбнулась девушка, по-прежнему чувствуя себя виноватой за свою жестокую проделку.

Малкольм ничего не ответил. Потушив свечи, Амира плюхнулась на подушку. Наступила тишина. Сна не было ни в одном глазу. Девушке стало не по себе оттого, что она сказала. Наверняка она опять ляпнула что-то невпопад. Глядя в тёмный потолок, волшебница попыталась понять, как исправить положение.
- А знаешь... - не долго думая, нашлась Амира. Она немного пошарила в темноте, придвинулась поближе к юноше и продолжила тихим шепотом:
- Если я вдруг снова надумаю бросить тебя, то лучше сразу запри меня у целителей, потому что это будет значить, что я сошла с ума.
Не уверенная, что её слова вернут Малкольму расположение духа, девушка хотела поцеловать возлюбленного, но постеснялась и уткнулась лбом юноше в грудь. (Из-за больной спины и плеча маг лёг на здоровый бок.) Аврор и на это ничего не ответил, но всё же, чуть помедлив, еще придвинул девушку к себе поближе и обнял покрепче.
Успокоившись, Амира прикрыла глаза в попытке заснуть.

Наступила глубокая ночь. Луна, вечный сторожила тишины и покоя, без стеснения заглянула в одно из окон замка за городом, чувствуя себя, как дома и освещая своим серебристым светом всё вокруг. В комнате было темно и прохладно, камин давно и тщательно прогорел, не осталось даже углей, только зала и пепел. Комната была обставлена с комфортом, но не с роскошью. При свете дня она наполнялась насыщенными бордово-золотыми тонами, но сейчас всё казалось серебристо-синим. Особого внимания в комнате заслуживала кровать с пологом, что стояла строго по центру комнаты. Двое, что грелись по одеялом, не обратили на наглую гостью никакого внимания. Их не занимал ни холод, ни назойливое лунное сияние из окна.
Наконец-то им никто не мешал. Ни Питер, что мог ворваться со шлемом на изготовку, ни раны - все они были излечены, ни спутники, чей покой могли смутить возлюбленные.
Никто и ничто им не мешало.
Малкольм и Амира самозабвенно занимались любовью. Опьянённые страстью, связанные воедино, они бесконечно наслаждались дурманящими ласками друг друга. Девушка беспорядочно гладила его тело, он в ответ осыпал её поцелуями, оставляя после каждого жаркий след губ. Амира чувствовала, как пылает кожа, как сладостно содрогаются мышцы, как сводит тело томительной слабостью и восхитительным напряжением. Она задыхалась и стонала, бесконечно желая прочувствовать экстаз снова и снова.
И оба в беспамятстве шептали имя друг друга.
Имя. Это всё, что Амира была в состоянии произнести, околдованная близостью. В Имя она вложила всю любовь, и страсть, благодарность, верность и безграничную преданность. Шепча его имя, девушка просила прощения, признавалась в чувствах и требовала никогда не бросать её. Никогда не прерывать этой мучительной ласки.
Амира чувствовала Малкольма, чувствовала, как их тела слиплись, покрытые потом и страстью, чувствовала неестественный сухой жар, окутавший обоих.
На секунду мужчина прервал свою игру, чтоб взглянуть любимой в глаза. Её тело было так истерзано любовью, что девушка втайне порадовалась маленькой заминке.
Малкольм заглянул Амире в глаза и улыбнулся. Она улыбнулась в ответ. Улыбка мага стала шире, обрела хищные краски, наполнилась жестокостью. Девушка вздрогнула.
Губы вытянулись и стали тоньше, скулы впали, нос уменьшился на глазах, на нём выросла небольшая горбинка. Глаза злобно сверкнули, их теплый серый цвет залился ядовитой зеленью. В несколько мгновений короткие волосы отросли и налились чернотой и жесткостью, легли на угловатые плечи ровными прядями. Сверху вниз на неё взирал своим ледяным взором Феликс Дьюпонт и по-звериному скалил белоснежные зубы.
- Нет! – взвизгнула Амира и оттолкнула от себя мужчину.


В ужасе девушка выскочила из кровати быстрее, чем успела сообразить, что это уже не сон. Стремглав выпрыгнув из-под одеяла, бунтарка рванула к выходу в попытке поскорее исчезнуть. Но путь ей преградила внезапно выросшая из-под земли тумбочка или, может, что-то еще, в темноте не разберёшь. Мебель жалобно скрипнула от удара.
Бежать некуда.
Нож! Где-то здесь должен быть нож! Они с Малкольмом ужинали перед сном…
Лихорадочно оглядываясь по сторонам, воительница пыталась придумать, как защитить себя, пока ещё не поздно.
Стоп. Какой нож? Какая к чёрту защита? Она только что наткнулась животом на какой-то стол. Ощущения от столкновения были настоящими. Реальность ворвалась в сознание, как порыв ветра во внезапно открывшееся окно. Это не сон, это их комната в замке Марка Эдвартса.
Мерлин великий. Сонный мозг совсем обезумел от страха.
Нашарив в темноте многострадальную тумбу-стол-комод, девушка прислонилась к оному спиной и медленно сползла вниз, подобрала колени. Шумно и тяжело дыша, Амира запустила дрожащие пальцы в рыжую шевелюру, начала медленно приходить в себя.
Кажется, она хотела убить Малкольма.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Воскресенье, 05.02.2017, 22:36 | Сообщение # 25
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
От лекарства по телу пробежала прохладная дрожь, как будто распалённую кожу мягко остудили водой, даря облегчение от жара. Голову немного кружило. Малкольм снова зевнул и последовал разумному совету – отправился спать. Пока Амира убирала остатки их маленького пира, он пытался устроиться на здоровом боку. Несмотря на лечение, раны давали о себе знать. Ещё раньше Амира объяснила, что, хоть у неё и есть то зелье, полностью снимающее боль, лучше обойтись без него. Во-первых оно было редким и могло ещё понадобиться, а во-вторых, не чувствуя ран, он рисковал только сильнее их разодрать.
Тянущая боль раздражала, но в целом с ней можно было смириться. Что не давало Малкольму покоя, так это слова Амиры.
"- Обещаю, если я снова надумаю от тебя сбежать, то скажу об этом, глядя тебе прямо в глаза. Больше никаких писем и записок."
Конечно же, то была всего лишь невинная шутка. Малкольм и сам не мог понять, что с ним происходит. Должно быть виной тому болезнь или усталость; лихорадочный рассудок отказывался спокойно воспринять безобидную, по сути, фразу, словно намеренно вылавливая в словах девушки наиболее болезненный смысл. Зачем ей вообще говорить о том, что она может уйти? Он и так об этом знал, ведь она однажды это уже проделала. И именно от того, как близка её шутка была к правде, она казалась особенно безжалостной. А, впрочем, нет, это просто жар, воспалённое воображение. Наверное, Амира заметила его реакцию, потому что добавила ещё несколько слов. Ситуацию они не спасли, но всё же Малкольм немного успокоился. Она здесь, рядом; словно убеждая себя в этом, он прижал её к себе покрепче.
Постепенно его мысли перекинулись на другие темы. В уюте и спокойствии замка нахлынули воспоминания, смешавшись в голове и путаясь беспорядочными обрывками; чары таинственной вейлы, встреча с Амирой, события минувших дней и недавние сражения, самодовольная ухмылка черного магистра, безумие французского лагеря, радость, отчаяние и боль… и всё это сопровождалось мерным шорохом огромных черных крыльев, который и привносил в хаос мыслей немного спокойствия.
Только, когда Амира вдруг метнулась в сторону, разбудив его, Малкольм понял, что всё же спал. В руках как-то сама собой оказалась волшебная палочка, он приподнялся, встревоженно вглядываясь во тьму. Несколько секунд и до сознания дошло, что они всё ещё в замке сэра Эдвартса, одни, никто не ломится в двери, а за окном ночь и тишина. Сердце отчаянно выбивало дробь.
- Что случилось? - спросил Малкольм.
- Кошмар приснился, ложись спать, - был ответ.
- Обязательно. Возвращайся.
Амира промолчала. Малкольм тихо вздохнул и сел на край кровати. Для тех, кто, подобно им, сталкивался с самыми тёмными гранями жизни, кошмары были не такой уж и редкостью. Сознание то и дело не выдерживает и прокручивает в голове потайные страхи. Хотя ей видимо приснилось что-то совсем ужасное, раз она так подскочила. Малкольм понятия не имел, что с этим делать, но и оставить просто так тоже не мог. Взмахнув волшебной палочкой, он зажег стоявшие рядом светильники.
Амира сидела на полу, свернувшись клубочком, бледная, волосы спутаны, взгляд устремлен в одну точку на ковре. Она не сдвинулась с места, пока Малкольм не присел рядом с ней на корточки. Тогда Амира посмотрела на него, и в её глазах начала появляться осмысленность.
- Я же сказала тебе, ложись спать, - тихо повторила она.
- Я и собираюсь, - сказал Малкольм, мягко обхватив её плечо. – Тебе советую то же самое. Хотя, - добавил он, немного подумав. – Если хочешь поговорить, или наоборот, чтоб я тебя оставил в покое, только скажи.
 
The Middle Ages » Игровые локации » Лондон » Обитель Света
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2021
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz