Вторник, 27.10.2020, 21:21

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
The Middle Ages » Игровые локации » Хогсмид » Три метлы (Старый добрый паб)
Три метлы
AnneДата: Четверг, 19.01.2017, 18:41 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 267
Статус: Оффлайн
Трактир в Хогсмиде.
Здесь должно быть описание.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
ДжойаДата: Четверг, 19.01.2017, 22:41 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Конечно, самым правильным решением было удрать отсюда подальше, завалиться в какой-нибудь паб да потискать бабенку, чтоб нервы успокоить, но Конрад как заведенный таскался из угла в угол небольшой комнатушки Трех метел, куда принес хозяина сразу как нашел его в гуще вампирского отродья и уложил на кровать, предварительно осмотрев на наличие укусов. Несмотря на то, что внешне Ричард был невредим, в себя он почему-то не пришел и сутки спустя, а целители только нервно покачивали головами и уходили от прямых ответов, чем невероятно бесили вояку, бесили ужасно! Никто не рискнул сообщить седовласому, что в этой своей припадошности и буйстве, он больше всего походил на брошенного на улице пса, который не знал и не мог понять, как с ним могли так поступить. Хозяин валялся бездыханным, то есть сказать что же делать дальше было некому, потому все приказы и решения приходилось принимать сэру Конраду. И он, наконец, решился...

Нервно покосившись в сторону зашторенного ложа, старец попросил принести письменные принадлежности и бутылку вина. Ну как попросил, проматерился в сторону мальчонки-прислужника и ткнул носком сапога ему в зад, чтоб до того дошло быстрее. Помогло. Вот только, кому именно писать и самое важное что, отчего то на ум никак не приходило. Сначала хотелось написать письмо Аннет, но кроме: "что ж ты творишь, шалава ты треханая!" на листке так и не появилось, потому Конрад отложил сей адресат. Далее была Алания. Тут все оказалось просто. Давно привыкший отдавать приказы и получать полупокорное проклятие в свой адрес, вояка просто описал ситуацию и по пунктам перечислил, что требуется от мадам: известить как можно больше людей, выяснить местоположение Дарлы, вернуть перстень (так его растак) и быстренько нести свою задницу сюда для дальнейших распоряжений. Довольно крякнув, увидя исчерканный пергамент, мужчина отложил лист и невольно охнул, понимая, что вот сейчас предстоит самое трудное, известить мисс Алекто о том, что ее отец, возможно, при смерти. Дочь хозяина всегда вызывала у седовласого добрые нежные чувства, вообще-то тому не свойственные, потому Конрад старался пореже видеться и сталкиваться с девушкой. Сейчас, оказавшись, пусть мысленно, но все же лицом к лицу с рыжеволосой красавицей, слуга растерялся. Рыкнув и дернув головой, Конрад вскочил на ноги. Подошел к Ричарду, внимательно оглядел бледное, умиротворенное лицо, будто покойник, признался он сам себе, и... Вновь вернулся к "гребаной писанине".

Полтора часа сомнений, мата, пяти бутылок вина и несколько десятков миль вдоль и поперек спаленки спустя, на свет появилось: "Дорогая (зачеркнуто) мисс Алекто! Ваш отец болен и целители не уверены, что смогут помочь. Кровопийца на сей раз победила. Три метлы. Прошу, будьте скорее. Ваш верный слуга К."

Могло быть и хуже, оправдал он сам себя и скормил три орешка почтовой сове. По письму на каждое. Аннет пусть получит ту фразу, с нее хватит, в конце то концов.

Выполненный долг это всегда облегчение, наверное, поэтому после стольких дней треволнений и беспокойства, Конрад спокойно развалился на стульях рядом с ложем хозяина и заснул. Не понимая, опять и опять, как похож он на сторожевого пса.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница
 
ДжойаДата: Вторник, 14.07.2020, 17:38 | Сообщение # 3
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Темнота уже не колола глаза. В последнее время только ночь и была вокруг. Кромешная, беспросветная мгла. Конрад выдохнул, оставляя облачко белого пара на окне комнатушки, ставшей его командным пунктом. Она же кладовка, она же чулан для хранения швабр. Наняв самые роскошные апартаменты в «Трёх метлах» начальник охраны и не подумал выделить что-нибудь более подходящее для собственных нужд. Он распорядился перенести бездыханного хозяина в огромную спальню, оборудовать его кабинет необходимой мебелью и аксессуарами; («В смысле, ему не надо сейчас? Да очнись он только, первым делом расскажу о вашей безалаберности, Джонас, уж поверьте, немедленно выполнять сказанное!»), а также устраивал роскошные ужины с заказом самых любимых блюд мастера Ревьеро вот уже третий вечер подряд. Однажды запах, столбом царивший вокруг лежавшего неподвижно, уже пробудил спящего, сэр Конрад надеялся на что-то подобное и в этот раз. Правда, это было пятнадцать лет назад и ранение от маггловского меча быстро рубцевалось...
Черт, пора, похоже, признать, что он ошибся... Мужчина позволил своим плечам старчески ссутулиться и спрятал лицо в ладонях. Возможно. Возможно это конец. Возможно стоит сложить оружие и искать пути отступления. Вояка-старец никак не мог уложить в своей голове, что его закат будет таким. У ног выведенного из строя Ричарда, в свою очередь балансирующего между жизнью и смертью с явным креном в лагерь второй.

Стол все ещё был сервирован и не тронут, когда Конрад взял себя в руки и, привычно выпрямившись так, будто проглотил палку, вышел в столовую. Когда ему доложили, что детекторы трансгрессии показали - Аннет и неизвестный субьект только что внедрились на охраняемую территорию. Что ж, задумчиво хмыкнул сэр Конрад, повернул фарфоровое блюдечко с земляникой и сливками так, чтобы десерт было видно со входа в помещение, и сделал знак докладчику удалиться. А затем отпустил стоящих на страже магов, чтобы остаться в гордом одиночестве.

Обдумать этот свой последний поступок, тактику поведения, проанализировать цели приближения девушки и кого там с собой эта вертихвостка притащила времени не было, дверь скрипнула через пару минут. Конрад дёрнул уголком губ, быстра, чертовка!.. и нарочито задумчиво уставился в противоположную входящей сторону.

Сейчас, как никогда, не хватало Алании. Эта вообще без вести пропала, заставляя волноваться о себе. Мужчина, ещё сорок лет назад твёрдо обозначив, что разбираться больше, чем с одной бабой за раз, себе морока, вытолкал черноволосую мадам из головы и бросил неловкий взгляд на лёгкую фигурку в полумраке. Миг спустя он ухмыльнулся уже в открытую. Конечно же, она ела землянику.

-Нелегкая приводит тебя всегда по одному и тому же адресу, не так ли? - Проговорил сэр Конрад, выпрямляясь и подходя к замершей у стола девушке. - Сейчас хозяину не до бывших прислужниц, проваливай. - Борясь с робким, с каждым мгновением усиливающимся желанием, провести своим неловким шершавым пальцем по девичьим пунцовым губам, перепачканным в лакомстве, закончил он мысль, прекрасно понимая - эта с места не сдвинется, пока не получит своё.


Аннет не была нечистью, это точно. Действовать без плана, но при этом сообща?! Сводило с ума. Неведение и абсолютная пропасть между ней и «подруженькой» заставляли жалеть о содеянном и даже, о, боги, как вовремя, чувствовать вину. Телохранитель тряхнула короткими прядями, выбрасывая мысли из головы, и подошла к роскошным резным дверям. Стоило ли сомневаться, что хозяину будет принадлежать самые дорогие и редко снимаемые апартаменты, конечно нет.

На удивление, охраны не было на посту. Аннет нахмурилась, вероятнее всего, глава церберов уже знает о ее присутствии, потому и снял стражу, чтобы встретиться лицом к лицу. Девушка подавила очередную волну эмоций, раз я добралась сюда, значит нет смысла переживать, назад не повернуть! и открыла легко поддавшиеся створки.

Лёгкий аромат изысканных блюд ударил в нос, Аннет затошнило. Неожиданный эффект случился не столько от волнения, сколько от воспоминаний, вся комната пропахла традиционным обедом в замке Ревьеро. Сэр Конрад нынче явно не скупился на покушать.
Единственным тогда, в далёком уже прошлом, что телохранитель ела самостоятельно, а не пробовала по кусочку на наличие яда для Ричарда, была столь любимая ею красная мелкая ягода в белом пушистом уборе. Земляника!.. отдаваясь порыву, проговорила девушка мысленно и за секунду опустошила половину наложенного.

Голос бывшего наставника заставил ее протрезветь и вернуться в настоящее. Девушка, как могла облизнула губы, но все же умудрилась оставить разводы на щеках и кончике носа.

Не обратив внимание на слова Конрада, этот всегда больше говорил глазами, чем ртом, Аннет показала в сторону дверей спальни и нарисовала в воздухе знак вопроса: Как он?


- Потрясающе, - с горькой иронией проговорил мужчина, - мировой рекорд беспрерывного сна скоро будет окончательно и бесповоротно побит...

Внезапный шорох, тише лёгкого дуновения ветра, заставил дряблые мышцы налиться, напрячься... То ли скрип половицы, то ли звук проведённого по изголовью когтя за стеной.

Хранитель дёрнулся в направлении звука, но Аннет, только что улыбавшаяся и бросающая беспечные взгляды, внезапно посерьезнела. Обмотав Конрада своим телом, она повисла на нем нелепыми путами, что не давали двинуться. Рот его, видимо за неимением подручных материалов, девушка заткнула своим языком, сунув своеобразный кляп так глубоко в глотку готового разразиться десятком приказов для застывших в ожидании солдат, как сумела.

Роковое мгновение. Всего на одно мгновение Конрад принял эту попытку за романтическую и насладился отдающейся ему, отвечая на поцелуй.
 Аннет расслабилась. Конечно, она не знала о чувствах, которые наставник питает к ней, но всегда умела подчинить себе мужчин таким вот низкопробным образом. А у старика Конни, хехе, тоже не звезда между ног, так что...

Глухой удар в лоб выбил девушку из колеи. Голова безвольно мотнулась назад и только лишь невероятным усилием воли ей удалось сохранить сознание. Следующий удар пришёлся в висок, Конрад, не в силах высвободить собственные руки, колотил девушку о стену. Однако Аннет не сдавалась. Подавшись вперёд, девушка укусила нос противника, перепачкав все лицо мужчины в своей крови.

Если все пойдёт как идёт сейчас, пару минут я его так продержу, подумала девушка торжествующе, уворачиваясь от очередного удара с ловкостью взбесившейся кошки.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Воскресенье, 19.07.2020, 11:14
 
НаташкаДата: Вторник, 14.07.2020, 22:30 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Оффлайн
Сползая вниз, будучи вверх ногами, по серой каменной стене здания под названием "Три метлы" необузданная сущность остановилась около приоткрытого отверстия, явно являющегося окном. Просто эта дыра, а именно так ее можно было назвать, называлась у смертных окном. Наблюдая и принюхиваясь, она тихонечко залезла в окно и мягко приземлилась около деревянного мощного сундука, который находился прямо под окном изнутри. Ван Абель следовало быть аккуратней, ведь странно, что вокруг не было охраны, посторонние запахи по близости отсутствовали...однако, она ощущала присутствие как минимум двух людей в соседней комнате. А здесь было темно, и были лишь они одни. Уверенный спокойный шаг ... и.... половица скрипнула. Вампирша замерла на месте. Никогда еще она не была столь шумной, однако сегодня в ней было слишком много шил в одном месте, и ей нетерпелось выдавить из Ричарда хоть малейшую информацию, куда слиняла та девчонка, которая ему прислуживала...и, конечно же, свернуть ему шею. Пожалуй, последнее было куда желаннее. В тот раз, когда она его оставила полумертвым лежать на грязном полу, ей пришлось его бросить и не доделывать дело до своего логичного конца…но сейчас она такую ошибку не повторит.
Этому ублюдку пора уйти на покой…
Нечисть бесшумно взлетела в воздух, сделав прыжок прямо к изголовью кровати, на которой спал (ну или лежал в отключке) сам господин Ревьеро. Очутившись возле его головы, вампир присела, аккуратно проведя правой рукой по его мужественной щеке, спускаясь ниже к шее. Она приблизилась к его губам, слегка наклонила голову в сторону, и дико, страстно и жадно облизнула щетинистую щеку, слегка задев язычком кончик носа, затем облизнула свои губы, словно пробовала на вкус мороженое. Вампиру пришла в голову обалденная мысль – можно же воспользовавшись моментом начать ломать ему пальцы – прям по одному. А за этой идеей на ум пришла еще более немыслимая – можно вспороть ему брюхо и вытащить оттуда все кишки и другие внутренности… и просто раскидать все это липкое кровавое содержимое по данной вычурно-нарядной комнате. Но она вовремя себя остановила в столь бурном представлении его смерти, ибо нужно его для начала разбудить, потом разговорить, ну а потом уже… можно воплощать задуманное в реальность.
- Сладкий мой, - томно проговорила Ван Абель, - ты сегодня просто обязан прийти в себя и объясниться. – так же сладостно промурлыкала красавица. Ван Абель продолжала наблюдать за спокойным, невозмутимым, спящим лицом своего давнего знакомого. Она медленно когтями провела поверх одежды лежащего перед ней мужчины от шеи вниз, сопровождая это действие любопытным взглядом. Мужчина не подавал никаких признаков жизни, кроме одной – он дышал. Просто дышал. Причем это дыхание с каждой минутой становилось все более раздражающим для вампирессы. Она всеми силами старалась сохранять спокойствие и просто привести свой крохотный план в исполнение.
Умом она понимала, что тянуть с этим тоже нельзя. Ее новая знакомая скорее всего уже начала воплощать задуманное.
Стоило только об этом подумать и за стеной послышались тупые удары, разбилась посуда. Нечисть напряглась. Из-под двери в нос ударил сладостный запах аппетитного "мяса", вампирская сущность не заставила себя долго ждать - Дарла превратилась.
- РИЧАРД! – дико зарычала нечисть, глядя на тело, - ОЧНИСЬ, ЧЕРТОВ СУКИН СЫН! – Дарла выпрямилась во весь рост и со всей силы швырнула, стоящую на прикроватной тумбе, вазу с цветами в стену около двери, ведущей в соседнюю комнату. – КОГДА ЖЕ ТЫ УЖЕ СТАНЕШЬ МУЖИКОМ И БУДЕШЬ СМОТРЕТЬ СМЕРТИ В ГЛАЗА, А НЕ ПРЯТАТЬСЯ В КАКОМ-ТО ЗАБЫТЬЕ! – последние слова она сказала просто очень громко, но с каплей саркастичности и высокомерия.

Дверь распахнулась. Темную комнату озарил яркий свет из столовой,резким мгновением отодвинувший тень на галерку, и светлой полосой в размер прохода уперся в стену, находящуюся позади, ослепляя ночную тварь светлой вспышкой. В проеме стояла темная фигура, силуэт. По запаху Дарла поняла, что это был безумно знакомый аромат. Кроме того, запах крови «худосочной щепки» продолжал бить ей в нос. За силуэтом появилась еще одна фигура.
Черт! Ну почему так не вовремя?!

Ван Абель замерла в ожидании нападения.


Мне срочно нужен отдых***

Пост отредактировал Наташка - Вторник, 14.07.2020, 22:43
 
РегулусДата: Суббота, 18.07.2020, 08:46 | Сообщение # 5
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Статус: Оффлайн
Дырявый котел

Можно ли назвать трансгрессию действием стремительным. Пожалуй, можно. Но то, с каким бешеным рвением перенеслись маги сейчас, выводит сие действие на новый уровень.
Оливер по-прежнему не знал, что вызвало эту спешку, но очевидно, что-то очень серьезное.
Все это время они ждали письма сэра Конрада, какого-то приближенного к отцу Алекто достопочтенного господина и, как понял Тито, человека до крайности серьёзного. И раз его письмо их так всполошило, вести и впрямь были дурные.

Три Метлы преспокойно себе возвышались на сказочных улочках Хогсмида, купаясь в свете луны, и всем своим видом показывали - ничего, совершенно ничего интересного за этими стенами сейчас не происходит. Только хорошая кухня, но вы заходите утром, повар тоже хочет спать. Оливер дернулся было ко входу, до конца не уверенный, нужно ли им заходить в помещение, и замер. По коже пробежал холодок, он оскалился и распахнул дверь.
За тем ли они и пришли или это просто судьбоносно случайная встреча, но Оливер уже всем своим естеством ощущал приближение старой знакомой, встреча с которой задвигала на задний план любые другие причины их здесь появления. Он запоздало смекнул, что, наверное, надо предупредить Алекто. Если вампир увидит ее, то все их игры в прятки и бегство пойдут под хвост самой драной дворовой собаке. Если девушку схватят! Если ее укусят! ЕСЛИ ЕЕ УБЬЮТ!
Он придумал бы ещё очень много «если», но с лестницы закряхтели и явно побились головой о стены. Алекто поспешила наверх, и вот теперь останавливать ее точно не было смысла. Оливер взлетел следом за колдуньей, намереваясь опередить девушку и закрыть собой, но мисс Ревьеро была проворна и картину происходящего увидела первой.
Пара оказалась в роскошной гостиной. Тито, конечно, догадывался, что в Метлах есть и такие номера, но сам в них никогда не был и, будь у него свободная минутка, восхитился бы и развешенными картинами, и комодами из темного дерева. И ароматными блюдами на энное количество персон, словно кто-то устроил званый ужин по случаю его прибытия. Восхищаться богатствами и дармовой едой мешал какой-то копошащийся .... объект, мечущийся между ярко освещенными уголками гостиной и интимным полумраком. Двое не то страстно желали друг другом обладать, не то выломать друг другом стены. Сомнений не было только в одном. Процессом они были увлечены всем телом. Кхм, душой, то есть.
Надо ли кому-то из них помогать и, если надо, то кому СВЯТЫЕУГОДНИКИ Оливер не успевает решить, кто больше походит на жертву, потому что прямо на его глазах чья-то нога (рука? задница?) толкает со стола огромное блюдо, и гусь исполинских размеров, запечённый с яблоками и со всеми почестями, летит на пол.
Бард бросается к фарфоровому блюду (серьезно? фарфор? Тут что, король в гостях?) и ловит его у самого пола. Да как можно? Да вы чудовища!
Он слышит сдавленное «папа!..» позади и, оборачиваясь, видит, как Алекто скрывается за дверью, густо перемазанной, вне всяких сомнений, не брусничным соусом. Черти! Маг бросается за ней и понимает, что звериная суть его не обманула. А так хотелось.

В темной комнате нет дорогих ароматных блюд, зато есть вампир. Какая удача! И снова дрожь по телу, ооооооох, каждый волосок на теле барда возмущённо восстаёт, кровь спешно бежит от конечностей, и кажется, будто в комнате очень. Очень холодно. Поистине создание ночи.
Жуткая. Пугающая. Откровенно страшная дама. Наверное, дама. Представшее перед ними существо совсем не походило на человека и тем более на даму.
Алекто бросилась к постели отца, Оливер же стремительно занял позицию между нечистью и этой самой кроватью. Бард знал, что время сейчас самое неподходящее, но ему категорически нужен стол. Гусь был тяжелым, затруднял движения, а ещё в целом являлся крайне неуместным инструментом в борьбе с вампирами. Но нельзя же просто бросить его на пол. И позор тому, кто скажет, что можно.
Когда они встретились в Лондоне, Дарла была не одна, и бард больше внимания уделял ее ... подопечным. Их разделяло приличное расстояние, шум улицы, пелена дождя, звон мечей и численный перевес (что делало все не таким плачевным и даже вселяющим надежду). Сейчас же, когда она так близко, хотелось выйти из комнаты промыть глаза, посетить уборную и попросить отлучиться ещё на минутку. Чтобы написать завещание. Казалось, вампир занимает собой всю комнату, будто и целого здания паба недостаточно, чтобы вместить ее могущество.
Она недовольна. Ей помешали.
Летопись происходящего писалась бы долго, но, как и всегда в подобных ситуациях, мысли героев проносятся стремительно, и с момента появления магов в комнате прошло лишь мгновение.

Тито оценивает шансы на победу, они неутешительны, и остаётся только ... Бард поцеловал бы на прощание свою драгоценную ношу, не такой судьбы он желал запеченному гусю, попятился к кровати и запустил в оппонента блюдом со всей присущей ему дури. Она увернётся, поймает лицом, да что угодно, но потратит время и не атакует их сразу. Шиен развернулся так быстро, как только мог, нащупал ладонь неподвижно лежащего мага и руку Алекто, готовый переместиться отсюда ещё быстрее, чем они переместились сюда.
Ничего не произошло, и Оливер (после ещё одной безуспешной попытки), взвыв, вытряхнул из рукава палочку, озаряя комнату лучом заклятия.
- Экспульсо!


Пост отредактировал Регулус - Воскресенье, 19.07.2020, 08:56
 
АсяДата: Воскресенье, 19.07.2020, 00:16 | Сообщение # 6
Сержант
Группа: Пользователи
Сообщений: 30
Статус: Оффлайн
/Дырявый Котёл/

Времени катастрофически не хватало. Скорее до дверей в паб, быстрее открывай их, отчего же ты замер? Оскал на лице Оливера явно неспроста, но все расспросы потом или может никогда, если они опоздают, если она не успеет увидеть отца прежде чем он... Всё уже будет неважно, потеряет всякий смысл. Суматоха на втором этаже, слышны гулкие удары и Алекто срывается наверх, перешагивая через несколько ступеней за раз. Может и стоило проявить осторожность, а не врываться в помещение подобно урагану, но ведьма не могла остановиться.
Однообразность номеров, для так называемых «важных гостей», вызывала в ведьме вечное чувство дежавю. Словно она уже была именно в этой гостиной, сидела именно на этом диване, слушая, как очередной подхалим лебезит перед её отцом. Сколько таких комнат она видела и сколько ещё быть может посетит, но эта картина, представшая перед парой, повергла девушку в дичайший шок и явно лидировала в списке всего того, что когда-либо происходило в шикарных апартаментах всех пабов и постоялых дворов мира. Аннет, эта хилая мерзавка, имеющая наглость называть себя «телохранителем» её отца, висела на сэре Конраде. Происходящее просто не укладывалось в голове. Пара мелькала в свете свечей, то уходя в темноту, то возникая вновь. Затуманенный бесконечными тревогами разум Алекто выдал ей предположение, что начальник охраны и его юная протеже танцуют. Резкие взмахи сильных мужских рук и Аннет грациозно изгибается. Не на шутку взбешённая ведьма хотела уж было заорать, какого, собственно, чёрта тут происходит, но увидела, что лицо сэра Конрада в крови, а хрупкая фигура девушки подвергается нехилым таким ударам. Пара снова вышла на свет, обуреваемая своими жаркими разборками, пытаясь изничтожить друг друга. На ходу сносятся стулья, порван дорогой и явно древний гобелен, на пол летит еда со стола, Оливер на лету ловит блюдо с гусём, Алекто злиться ещё больше. Сюр, не иначе. Не имея ни малейшего желания разбираться с этим безобразием сейчас, она быстро достаёт свою палочку.
- Эверте Статум!
Выписывая в воздухе круголя, пара отлетает к противоположной стене.
РИЧАРД! ОЧНИСЬ, ЧЕРТОВ СУКИН СЫН! – Этот голос невозможно не узнать. – КОГДА ЖЕ ТЫ УЖЕ СТАНЕШЬ МУЖИКОМ И БУДЕШЬ СМОТРЕТЬ СМЕРТИ В ГЛАЗА, А НЕ ПРЯТАТЬСЯ В КАКОМ-ТО ЗАБЫТЬЕ!
- Папа! - Сдавленно произносит Алекто и несётся к двери соседней комнаты.
Пальцы соскальзывают с ручки, перепачканной чем-то густым и липким. Руки начинают дрожать, но вот она внутри и всё её внимание захватывает неподвижный отец на кровати. Никакие разборки сэра Конрада и Аннет, присутствие Дарлы, Оливер, зачем-то держащий поднос с гусём, не могут оторвать ведьму от этой постели. Ей стоит встать, но ноги словно ватные, приготовиться к атаке, но мысли её хаотичны, сделать в конце концов хоть что-то, но это спокойное, умиротворённое лицо Ричарда мгновенно выбивает Алекто из колеи. Словно отдалённо она слышит шум разбивающегося блюда, чувствует, как маг хватает её за руку, но тут же быстро отпускает.
- Экспульсо!
В тартарары летит логика, забирая за собой и здравый смысл. Ведьма касается пальцами шеи отца, пачкая её кровью. Она чувствует слабый пульс, биение вены и тяжело выдыхает.
- Что ты с ним сделала?! - В гневе кричит Алекто и поднимается с кровати, крепко сжимая в руке свою палочку и наставляя её на Дарлу. - Петрификус Тоталус!


Шарлотта Вейн
Алекто Ревьеро
Ленор Эбигейл Рут


Пост отредактировал Ася - Воскресенье, 19.07.2020, 00:18
 
ДжойаДата: Воскресенье, 19.07.2020, 11:37 | Сообщение # 7
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Где-то там за горизонтом слышались голоса, топотали ноги, кричались заклятия и летали жареные гуси. Вдалеке имя Ричарда произносилось громко, сопровождаемое проклятиями и уверениями, что этот самый последний и не мужик вовсе. Аннет уже не могла сдерживать бьющегося как в последний раз быка, но почему-то все еще висела на главе охраны. Сознание давно спряталось в глубине тела и все сейчас являло собой лоскутное одеяло, не вызывающее эмоции. Конрад бил девушку без слов и ограничений, вся роскошная некогда зала была заляпана кровью, ее кровью. Однако глухие удары сейчас были лишь звуком, она знала, чувства придут потом, если придут... горько отозвалось внутри. Зубы, вгрызающиеся в нос старца, наконец, лязгнули друг об друга, плоть прокушена...
Цитата Алекто ()
- Эверте Статум!
Острым ножом врезалось в уши и выключило свет. Аннет повалилась на пол, все еще обвивая собой тело противника, но окончательно и бесповоротно провалившись обморок. 

Конрад брезгливо отбросил от себя тщедушное тельце, потерявшее хозяйку, и вскочил на ноги. Не обращая внимания на заливающую лицо красную жидкость от изуродованного носа, мужчина бросился к двери, ведущей в спальню. Госпожа склонилась над отцом и что-то гневно прокричала в сторону... Конрад попытался стереть с глаз кровавую пелену, но лишь сильнее перепачкался... В глубине комнаты стояло двое и хранитель покоев понятия не имел, кто из них враг или друг. К тому же теперь, когда хозяйка была рядом, мужчина вновь превратился в верного служаку, готового исполнить любое приказание и пожертвовать жизнью ради спасения господ. Мгновение и он кинулся к Алекто, пытаясь закрыть ее и Ричарда от опасности, одновременно хрипя:

- Госпожа моя, будьте осторожны! - Впрочем, одного взгляда на гордое напряженное и какое угодно, но точно не испуганное лицо мисс Ревьеро, оказалось вполне достаточным, чтобы молча ринуться наперерез противнику. Потому, не разобравшись толком, какой же из силуэтов необходимо снести, вояка просто схватил меч, что лежал под кроватью хозяина и бросился в сторону молнии очередного заклятия. Одновременно с этим, мужчина взмахнул волшебной палочкой, призывая армию охранников на подмогу.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница
 
НаташкаДата: Воскресенье, 19.07.2020, 19:49 | Сообщение # 8
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Оффлайн
Фигура в дверном проеме метнулась к кровати, на которой безмолвно лежало тело Ричарда Ревьеро.
-Алееектооо... - кровожадно протянула вампиресса, оскалившись в хищной улыбке и оголив свои клыки. - Решила... - продолжило было нечисть, но неожиданно боковым зрением она увидела, как в нее летит... Гусь?
Ван Абель не без удивления с легкостью увернулась от летящего в нее блюда с жареной птицей, кинутой без раздумий неким господином.
-
ГУСЬ?!!! - прорычала она. - Вот серьезно?! ГУСЬ?!!!
Пока она уворачивалась от летящей в нее еды - все тот же человек подбежал к кровати, схватил за руки своих товарищей и что-то произнес, но...
- Что? Не получилось, жалкий человечишка? - язвительно насмехательски прошипела Ван Абель.

Следующее заклинание прилетело в нее неожиданно, озарив комнату ярким светом: - Экспульсо!
И снова уворачиваясь и от него тоже Дарла подпрыгнула к потолку и вцепилась в него своими конечностями. В таком ужасном виде она была похожа не на вампира, а на мохнатого жуткого мерзкого паука, с ярко горящими желтым цветом глазами, который вот-вот оплетет своей паутиной всех присутствующих в этой комнате.
- Что ты с ним сделала?! - Гневно кричит Алекто и поднимается с кровати,
крепко сжимая в руке свою палочку и наставляя её на Дарлу. - Петрификус
Тоталус!
- Да ты задолбала: Петрификус Тоталус! Дибиликус моталус! - мерзким голосом передразнила ее Ван Абель, снова в мгновение ока уворачиваясь от очередного заклятия, параллельно приземлившись на другом конце комнаты, возле окна. - Курочка моя, если б я что-то сделала - он бы уже сдох! - заключила в ответ Алекто вампирша и снова скривила хищную улыбку.

- Госпожа моя, будьте осторожны! - послышалось со стороны двери.
- Да откуда вы все поналетали? - пробурчала себе под нос недовольная Ван Абель. Не успела она и глазом моргнуть, как на нее побежал старикан-охранник, весь окровавленный, да еще и с мечом в руках. Дарла вдохнула этот приятный аромат его крови, сделав для себя вывод, что у кого-то кровь отвратительная и безвкусная, например, как у него. Скривив противную рожу, она оттолкнулась от стены позади нее и буквально взлетела с неимоверной скоростью напрямик к атакующему.
Снова мгновение и... она вышибла его за дверь. От удара старикан прыснул кровью изо рта прямо на платье вампирши, изогнулся в полете ногами и головой вперед (как креветка), и вылетел прямо в столовую, откуда, собственно, и пришлепал.
- Минус один! - радостным голосом буркнула Дарла.
- Ну что? - приземлившись на четвереньки возле дверного проема и подняв ядовито-желтые глаза зверя с зауженными зрачками на Алекто, прожигая ее пронзительным хищным взглядом Дарла вопросила: -
 Продолжим?


Мне срочно нужен отдых***
 
ДжойаДата: Воскресенье, 19.07.2020, 23:03 | Сообщение # 9
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
- Проснись! Проснись сейчас же, встала и пошла, - зудело между висков противным знакомым голосом. Хотелось отмахнуться от этого звука как от назойливой мухи. У...й...дииии... лениво проскрипела Аннет мысленно и снова погрузилась в спасительную бездну черной пустоты. Но не тут-то было, то есть голос-то умолк, однако не для того, чтобы ретироваться подобру-поздорову, а, видимо, дабы сгонять за подмогой. Мгновение и мозг взорвался какофонией звуков, действующих почище пинков под зад. ВСТАВАЙ, Я СКАЗАЛА!!!!!!!!!! Аннет вздрогнула и тут же широко распахнула глаза. Гримаса боли  искривила окровавленные черты лица, лучше бы я сдохла, как ломило все тело! Но бабенка в голове продолжала, ей было глубоко плевать на телесные страдания девушки.

Заткнись, заткнись, заткнись!!! Наконец взорвалась пытающаяся сосредоточиться вояка и, к собственному немалому удивлению, осталась в полной тишине. Во всяком случае внутри, ибо снаружи творилось что-то несусветное. Столовая, некогда столь роскошно обставленная, поражающая великолепием накрытого стола и обилием яств сейчас была одним сплошным недоразумением, размазанным по стенам в завидном масштабе. Мебель, стены, пол, окна, все переломано, перепачкано в... она поморщилась, не сомневаясь в первоначальном местонахождении этой красной жидкости тут и там. Впрочем, надо заметить, старика тоже изрядно тряхнуло, если и самодовольно, то совсем чуть-чуть подумала телохранитель и выплюнула таки откушенный кусочек носа своего наставника.

Вампир что-то орала из-за закрытой двери, Конрада в комнате не было, значит, забежал в спальню. Вояка сузила глаза в яростном гневе, выдернула из заспинных ножен меч и... попятилась назад. Ибо некое тело с грохотом, которому позавидуют исполинские деревья, приземлилось у стены напротив. Старик, а сейчас без сознания, с ручьем явно не вишневого компота изо рта, сэр Хранитель выглядел удрученным измученным годами, куда девались военная выправка, мудрый прищур, лукавая улыбка и елейные речи... мешком повалился на пол, вокруг неумолимо расползалась лужа крови.


...Ять! Отчетливо пронеслось уже порядком надоевшим ветерком. Слушай, шла бы ты из моей головы... Сама приходи и защищай хозяина, раз чешется. Раздраженно заявила Аннет, не сомневаясь ни капельки, что Алания ее слышит. Но у ведьмы явно были другой план, или, что скорее всего, планы. Целая туева хуча планов, в которых сам черт ногу сломит, а этой мадам хоть бы хны. Подними его и ткни волшебной палочкой. Прозвучало сухо и решительно. Девушка нахмурилась. Она ненавидела, когда с ней разговаривали подобным тоном, но, зная эту психованную не понаслышке, повиновалась. Осторожно уложив старикана на спину, она оттащила его с поля зрения находящихся в спальне, будто вспышки заклятий и яростные крики оттуда уже не служили прекрасной защитой для оказания помощи здесь. Затем вытащила свой артефакт и прикоснулась кончиком древка к едва вздымающейся груди. Лиловое пламя вырвалось и тут же исчезло в недрах тела, Конрад практически сразу ожил и закашлялся. Хотя ты и старый козел, но жизнь мне спас, теперь мы квиты!Уточнила Алания и тут же пропала из головы девушки. Ощутимо так, нарочито громко захлопывая за собой входную дверь. Аннет поморщилась, надо уже научиться телепатическому барьеру, имея вот это чудо чокнутое в загашнике, и вскочила на ноги. Ну как вскочила, выпрямилась, сжимая одной рукой волшебную палочку, другой - меч, прислонилась к чему-то по близости, опять выпрямилась и, пошатываясь устремилась в самый эпицентр действий. Благо идти оказалось недалеко, вампир стояла спиной к стене и то и дело уворачивалась от ловко запущенных заклятий.

Первым делом подпалю волосы этой красотке!... Мстительно решила девушка, не сомневаясь, что именно Алекто, этой холеной дочурке-девчурке, привыкшей жить на всем готовеньком, принадлежал тот голос, что выбил почву у Аннет из-под ног. Секунда и у самого уха "подруженьки" проскользнул голубой луч, устремившийся аккурат в затылок девушки, склонившейся над Ричардом. Ох, вовремя ты повернулась папочку проверить!.. Аннет заняла боевую позицию чуть позади нечисти, всем своим видом показывая, на чьей она нынче стороне. Ибо терять уже было нечего.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Воскресенье, 19.07.2020, 23:30
 
ДжойаДата: Воскресенье, 19.07.2020, 23:29 | Сообщение # 10
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Помни, сынок! Лучшая смерть это смерть от меча противника в бою!!! Говаривал отец Конраду в те редкие времена, когда бывал дома, не был пьян в стельку и не колотил мать или кого другого, попавшегося под горячую руку. Мальчиком сэр Конрад впитал в себя, пожалуй, только эту истину, никакая другая не показалась столь же существенной и важной, ни от родителя, ни от кого другого. Потому, не дав себе и секунды подумать, мужчина бросился наперерез нечисти, в безрассудной попытке хоть как-то отвлечь вампира на себя. И ведь отвлек. Пожар в груди волшебника не дал себя обмануть. Он прекрасно понимал, что сейчас умрет. Сдохнет. Провалив задание, не сумев элементарно вызвать охрану, кстати, где же эти болваны! поддавшись на херовы чувства к этой тщедущной... да, он был счастлив и горд принять такой конец. Финита ля комедия, друзья, именно так и должен уходить из жизни мудрец!

Однако что это, свет... размытая картина, маленький тощий зад удаляется от него в сторону двери, волоча за собой меч, выставляя волшебную палочку... Стон вырывается с окровавленных губ, все кончено. Вся жизнь перечеркнута одним милосердным движением. Конрад собрался с силами и оторвался от пола. Кряхтя встал. Ничего не видя перед собой двинулся вперед. Это уже не раненный волк, обезумевший от боли, это обезглавленная курица. Голову отрубили, а тело все еще не верит в это.

- ХОЗЯИН! - Слышит он собственный голос будто со стороны и распахивает входную дверь, чтобы вызвать подмогу.


- Ну, привет! - Черноволосая ведьма стоит в миллиметре от его изуродованного носа, легко распространяя прозрачную завесу вокруг себя. Старец отпрянул, кокон, долбанный кокон, которым они пользовались столько раз при облавах. Только тогда Алания была на их стороне. - Не ожидал?

Конрад дергает головой, пятится назад и даже не замечает, как резкий луч заклятия, от которого Дарла в очередной раз так ловко увернулась, влетает прямо Хранителю между лопаток.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Воскресенье, 19.07.2020, 23:33
 
РегулусДата: Воскресенье, 26.07.2020, 13:44 | Сообщение # 11
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Статус: Оффлайн
С момента последней встречи с клыкастой дамой Оливер успел подзабыть, насколько она быстра, ловка и увертлива.
Вампир с легкостью перемещается по комнате, избегая столкновения с заклятиями, пущенными в ее сторону. Тито не возлагал на гуся больших надежд (кроме больших надежд о его великолепном вкусе), но рассчитывал хотя бы на небольшую деморализацию противника. Что ж. По крайней мере, он ее удивил.
Сколько в итоге заклинаний пронеслось мимо Дарлы, бард бы не сказал. И вовсе не потому, что не умел считать, считать он умел. Просто их было очень, очень много. Стены комнаты смиренно принимали все удары судьбы на себя, и держались, наверное, только на помощи древних богов.
В какой-то момент к пирушке присоединился достопочтенный господин с окровавленным лицом, но вампир вынесла его (буквально) примерно сразу, радостно озвучивая счёт.
- Минус один!
Тито очень хотел запаниковать, он даже прикладывал к этому усилия, но такое вроде не сложное действие, сейчас ему совсем не давалось. Он был зол. Эта ...дама (!!!) не моргнув глазом расправилась с одним стариком, до этого явно поглумилась над другим (безоружным, еле живым, БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ) и сейчас так кровожадно смотрит на Алекто, будто нет ничего прекраснее на свете, чем вырезать весь честной род Ревьеро, напоследок закусив единственной дочерью главы семейства.
Какая. Премерзкая. Мазель.
Заклятья ей не страшны. А что насчёт другой пары клыков? Оливер уже собрался перекидываться, мысленно прощаясь с этим чудесным миром, как заметил не просто входящего в комнату человека. А человека, прямо с порога целящегося палочкой прямо в сторону Алекто и ее отца. Да что вы тут все не поделили, сволочи?!
За мгновение пролетают в голове мысли одна хуже другой. Я не успею, не справлюсь, не смогу защитить. Расстояние, не подходящее для прыжка, ужас, не подходящий для здравых решений. Или подходящий. Как бы то ни было, в дело снова вступает запечённый гусь, гвоздь программы, приглашённая звезда, любимец не только женщин, но и мужчин. Он так удачно (и сиротливо) лежит у ног барда, что лучшего и более своевременного снаряда просто не найти. Птица отправляется в свой последний полёт.
Пока новый гость наблюдает за тем, как его заклинание угождает в такую внезапную цель, что-то сбивает его с ног. Что-то, что очень хочет откусить ему ногу и грязно над ней надругаться, но не сделает этого по многим причинам. Что если девушка (Оливер наконец разглядел гостя) помогает вампиру поневоле? Если она под чарами? (ЗАЧЕМ ЕЩЁ УЧАСТВОВАТЬ В ЭТОМ МРАКОБЕСИИ)
Почему у неё весь рот в крови?! Но это уже совсем другая история ...
Как бы то ни было, ему нужно только не дать ей атаковать в ближайшие пару секунд, привлечь к ней внимание Алекто. Не она его цель, его цель Дарла.
Шакал быстрый зверь, увернись от этого, красотка. Он скалится в прыжке, готовый выковыривать из зубов невкусную плоть нечисти.
Если, конечно, будет из чего выковыривать. И кому.
 
НаташкаДата: Вторник, 28.07.2020, 22:46 | Сообщение # 12
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Оффлайн
После очередного пролетевшего мимо заклинания, Ван Абель сделала для себя лишь один вывод: Сегодня победы ей не видать, слишком много помех у нее на пути. Среди них она одна, кому практически наплевать на всё и вся в этой комнате, она ни за кого не "держится", ни за кого не переживает, никому не нужна сама.... Только она и они все. Больше ничего. Она никого не убьет - ведь это ей не нужно... информации из трупов не получить. Но и сдаться просто так она тоже не может. Это тупо с ее стороны. Да и зачем?
Каждое следующее проклятие в ее сторону - это лишь еще она секунда ожидания и оттягивание неизбежного. Она ловка, быстра, резка. По сравнению с простыми людьми - она зверь. Зверь, который может одним лишь ударом или укусом убить человека, не моргнув и глазом. Но почему же никто не задается этим вопросом? Ну почему никто не видит, для чего она ищет эти сокровища? Почему никому и в голову не приходит, что она не выполняет всех своих функций в полную силу? Ведь достаточно будет просто ей устать от бессмысленной суеты, происходящей вокруг нее в данный момент - и все. Возможно, кто-то сможет ее ранить каким-нибудь очень сильным заклинанием, но ей-то оно по-барабану. Она останется жива. В этом и есть ее сила. Но никто не гарантирует такой исход событий, а значит шансов у всех 50 на 50.
В любом случае - сегодня никто не умрет.

Позади Дарлы тихим сапом пристроилась та сама новоиспеченная подруженька, которую изрядно так потрепали в столовой. По всему лицу текла кровь. Вампиру можно было и не разглядывать девушку с ног до головы, ведь запах ее крови был везде. Но в настоящее время это не имело для Ван Абель никакого значения.
Хрупкое создание решительно направила волшебную палочку в сторону Алекто Ревьеро, произнесла заклинание и пустила в нее яркий столп огня, который неожиданно (для всех, прошу заметить) было ловко переадресовано в того самого, поджаренного, повалявшегося на грязном полу, гуся.
- Опять гусь....
Дарла оскалилась. В момент столкновения уже копченой птицы и мощного заклинания "девушки-соломинки", вампирша увидела как нечто непонятное, черное, рычащее промчалось мимо нее и сбило с ног девушку, стоящую позади. Инстинктивно нечисть рыпнулась в другой конец комнаты, однако, стоило ей повернуть голову в сторону - она увидела, как на нее летит шакал.
- Собака? - удивленно-вопросительно замешкалась вампирша. Она не понимала, откуда взялся этот чудный зверь, который так грациозно летит в ее сторону, растопырив пальчики на лапках. - Какая ты прелесть! - взмыв в воздух над псиной захлопала она в ладошки, продемонстрировав всем полнозубый рот в улыбке до ушей. Заканчивая свой полет над животным, она снова взмыла в воздух, но уже ускорившись на неимоверной скорости начала прыгать от стенки к стенке, набирая обороты и планируя вывести из боя еще одного участника боевых действий.
Зверь ей ни в чем не уступал и продолжал наступать ей буквально на пятки, что изрядно повеселило упырицу. Ее прям раззадорила эта часть событий.
И что же дальше?

Череда заклинаний со стороны Алекто не прекращала лететь в Дарлу. Она только и успевала что уворачиваться от всего на свете - но снова понимала, что это  может продолжаться до бесконечности. Оказавшись около дверного проема - Ван Абель вылетела в столовую, где был изрядный такой бардак. Проносясь мимо полуразрушенного стола и всего, что от него осталось - она ухватила острый предмет, нож, и метнула его в направлении Алекто прямо оттуда, где остановилась.
Не дожидаясь, когда нож долетит до цели - она снова нырнула в темную комнату, где происходило основное действие. На лету у нее получилось сбить шакала в стену. Однако, это лишь ненадолго его отвлекло.
Что будет происходить дальше - остается загадкой. Однако обстановка накаляется и надо искать пути отхода.
- Ричард! - громко рыкнула Ван Абель. - Попрощайся с дочуркой! - Дарла летит в сторону Алекто, приготовившись откусить от нее огромный кусок горячей плоти.


Мне срочно нужен отдых***
 
ДжойаДата: Вторник, 04.08.2020, 23:24 | Сообщение # 13
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
И снова стена. На сей раз Аннет кто-то сшиб, точнее, что-то. Мохнатое, рычащее и хрипящее своим прерывистым дыханием. Очевидно, зверь имел целью только то, что, собственно, сотворил, ничего более, так как недолго думая отпрыгнул от поверженной и побежал дальше. Хренова сука!.. в лучших традициях солдатских казарм обласкала скотину девушка и приподнялась на локтях. Почти физически ощущая, как ее накрывает спасительная волна слепой ярости, Аннет выждала пару секунд. Буквально мгновение и ни кровь, ни раны, ни какой-либо другой элемент сего баттла не будет иметь значения. Вообще. 

Воин давно научилась впадать в это состояние, если дело пахло жареным. Говоря по правде, ради него она и пошла заниматься к сэру Конраду когда-то, помнится, первым делом Аннет овладела именно этим тайным навыком. Дрожащие было пальцы сжали волшебную палочку, меч, валяющийся неподалеку, подтянут и прочно уложен в руке. Сейчас, еще чуть-чуть... говорила она себе, сдерживая неистовую мощь, рвущуюся наружу из каждой поры. Будь что будет, в конце концов, много ли терять. Все!.. века спустя этот тон назовут триггером, Аннет взлетела под потолок, яростно отыскивая глазами своих врагов. Взмах палочкой, ярчайшая вспышка, она ослепила всех присутствующих и саму волшебницу отбросила к двери, помчалась кометой к сплетенному комку тел, нечисть и Алекто, долбанная Алекто с ее косыми взглядами, ироническим похмыкиванием к мимо проходящей и постоянным закрыванием дверей прямо перед носом телохранителя! Больше никаких самодовольных улыбок, от этого проклятия тебе нет спасения!!! Меч прочертил невероятную траекторию и вонзился в подушку Ричарда, с такой силой, что кончик был виден с другой стороны изголовья. И ты сдохнешь, гавна кусок, сделавший жизнь миллионов невозможной, убивший или поработивший половину Европы! Сдохни-сдохни-сдохни!!!! Девушка наслаждалась своим безразличием к боли, утекающей стремительной волной силы и собственным величием. Еще пару минут и вместо нее останется только жалкая кучка костей на полу, но вот она - та самая секунда славы!


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница
 
АсяДата: Четверг, 13.08.2020, 22:08 | Сообщение # 14
Сержант
Группа: Пользователи
Сообщений: 30
Статус: Оффлайн
По меркам "Трёх мётел" спальня, в которой разворачивалась эта батальная сцена, да и все эти шикарные апартаменты, были самыми большими во всём постоялом дворе. Как иначе, для важных господ всё самое лучшее. Но для Алекто с каждым заклинанием, взмахом палочки, каждым дерзким и саркастичным комментарием Дарлы, комната становилась всё меньше и меньше. Она всеми силами старалась отогнать от кровати вампиршу, не дать ей задеть себя и Оливера. И где эта чёртова охрана?! Где её, Мэрлин его побери, начальник? Неужели он ещё не разделался с этой мерзкой девкой? Стоило только на секунду вспомнить сцепившихся сэра Конрада и Аннет, как старик появился в дверях.
- Госпожа моя, будьте осторожны!
А толку то. Как появился весь окровавленный, с мечом и палочкой наперевес, так и исчез. Если бы Алекто могла, она бы многозначительно закатила глаза, думая о том, что вояка уже не тот. Далеко не тот. В свои лучшие годы сэр Конрад был одним из самых искуснейших магов и воинов, которых ведьма знала, но сейчас, мимолётно видя, как Дарла с лёгкостью выносит такого жизненно необходимого союзника, фраза "ничто не вечно" как никогда подходит ситуации. Время берёт своё, годы вносят коррективы. Ему вообще повезло, что с такой работой он дожил до своих почтенных лет. И остался ли жив сейчас?...
Эта мысль заставила ведьму обернуться и посмотреть на отца. Сомнение и ужас накрывают её волной и по телу проходят мурашки. Такой шум должен был и мёртвого поднять из могилы. Вставай, папа, вставай!!!
Недельная поездка в Англию, растянувшаяся казалось на целую жизнь, привела к таким трагичным событиям. Если бы она знала, что всё придёт к этому, стала бы что-то менять? Стоит ли её любовь таких жертв? Чертовски трудно сохранять самообладание и сосредоточенность, когда то и дело в голову лезут мысли, что вина в происходящем лежит на тебе.
Алекто нервно оглядывается и видит как Оливер в очередной раз запускает бедного гуся в полёт. В дичь врезается заклинание и по траектории его попадания вполне понятно, что целью была Алекто. Кто это у нас там ещё появился на нашем празднике жизни? Глаза ведьмы округляются от удивления (хотя, чему тут удивляться, но все жё), она хватает ртом воздух не в силах вымолвить и слово и на мгновение опускает палочку, когда видит человека, пустившего заклятие.
Трудно сказать, почему младшей Ревьеро так не нравилась Аннет. Это была какая-то внутренняя неприязнь и её причины были неизвестны даже самой ведьме или она не хотела их признавать. Всё в образе хрупкой девушки выводило из себя и где-то в глубине души Алекто чувствовала уколы ревности. С момента как сэр Конрад взялся обучать эту мелочь и до того дня, когда она встала рядом с Ричардом, следуя за ним везде, становясь его тенью. Отношения хозяина и слуги были уж слишком близки в глазах ведьмы. Отчего такой патронаж, доверие, стоит ли мне переживать, хочет ли она стать миссис Ревьеро и затмить маму или меня саму. Какие только глупости не приходили в эту рыжую голову, когда она видела Аннет рядом с её отцом. Щенячья преданность в глазах и по щелчку пальца эта мамзель одним ударом разрубала людей пополам. Странное сочетание нежной невинности и хладнокровной жестокости. Быть может, именно о такой дочери Ричард и мечтал всю жизнь? Глупости, не иначе. Но Алекто никогда не лезла в дела отца и уж тем более не желала начинать это делать, доверяя ему полностью и веря в его безоговорочную любовь к себе. Поэтому свои мысли относительно телохранителя она оставляла при себе, но всем своим видом показывала, что относится к Аннет как к предмету мебели и не более.
И вот сейчас, эта хрустальная вазочка, прихоть её отца, лучшая ученица сэра Конрада, заляпанная в его же крови, стояла рядом с Дарлой. Жгучая ненависть накрыла Алекто с головой, но не успела она что-то сделать, как Оливер, успевший обернуться в шакала, сбил недруга с ног. Слова излишни, да и время неподходящее, но внутри Алекто торжествует, что интуиция её не подвела и в Аннет всё же была эта гниль.
Я до тебя доберусь, стерва
Эта злоба придаёт ведьме сил и у неё словно открывается второе дыхание. Но при этом ненависть застилает глаза, туманит разум, а он должен быть чист, ведь весь мир клином не сошёлся на протеже сэра Конрада. Теперь всё становится на свои места - она постоянно была с ним рядом, днём и ночью, доверительное лицо, следовала по пятам, непростительно близко к нему. Волк в овечьей шкуре. Предатель в первых рядах.
- Аннет, - хрипло произносит Алекто, поднимая палочку. Пока та на полу, стоит воспользоваться такой возможностью, но увы, сосредоточив всё своё внимание на бывшем соратнике Ричарда, ведьма не увидела, что Дарла откинула Оливера и уже была непростительно близка, чтобы впиться своими клыками в неё.
- Ричард! Попрощайся с дочуркой!
Мир словно замер. Алекто видит, как Ван Абель летит на неё и ей кажется, что она даже не успеет пикнуть, прежде чем издаст последний вздох в когтях этого монстра. Рефлекторно выставляя руку вперёд (словно это как-то могло помочь), она делает взмах палочкой и... Яркая вспышка света озаряет комнату. Чувствуя внутри ужасную боль, Алекто отлетает в сторону и её "ловит" массивный дубовый комод. От такого удара тело девушки неестественно выгибается, слышится хруст и она падает на пол, вскрикивая и роняя палочку. Во рту привкус крови, трудно дышать, словно кто-то сжал грудную клетку и, не в силах подняться, ведьма подносит руку к глазам. Ослеплённая, она различает лишь какие-то образы и не понимает, задело ли только её или всех, кто находился в комнате. 
- Оливер? - Слышит свой голос словно издалека, в ушах отдаётся гулом странное эхо. С огромным усилием и болью во всём теле, Алекто удаётся сесть, прислонившись к злосчастному комоду. Левая рука ноет и, кажется, с ней не всё в порядке, ведь она не может её поднять. - Папа?
Тяжело дыша и постепенно отходя от шока, ведьма чувствует, как пульсируют раны на теле. Она хрипло вдыхает и делает попытку встать, которая тут же проваливается. Комната уже не кажется такой яркой и Алекто использует момент прозрениях чтобы найти свою палочку, хотя бы глазами. Удача или просто судьба всё же решила дать ей шанс выжить сегодня, но заветный артефакт оказался рядом. Протянула руку, почти лёжа на полу, и пальцы коснулись такого знакомого древка. Ни на что особо не надеясь, ведь вера в победу 
была так же слаба как и сама ведьма, но губы сами собой произнесли:
- Экспекто патронум!
В памяти первая встреча, танец, поцелуй и ночь. Всё то, что наполняет сердце любовью и теплом. Нет горечи прежней разлуки, лишь момент его возвращения и каждый раз, когда мир вокруг рушился, стоило Оливеру оказаться рядом, как всё затмевалось.
Из палочки вырвалось облако серебристого цвета, быстро принимающее форму некоего животного. Алекто с непониманием смотрит на эту трансформацию, ведь её патронус это ворон, но сейчас, на Дарлу несётся переливающийся ярким светом шакал.


Шарлотта Вейн
Алекто Ревьеро
Ленор Эбигейл Рут
 
НаташкаДата: Пятница, 14.08.2020, 12:05 | Сообщение # 15
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 17
Статус: Оффлайн
«Прислушайся. Слышишь? – полушепотом проговорил Джек, жестом руки показывая ей присесть и направить свой взор в сторону водопада.
Ван Абель навострила все внимание в указанном направлении. Она улыбнулась.
Вокруг них бурлила животная жизнь. Многочисленные породы птиц летали от дерева к дереву, издавая различные звуки. Где-то вдалеке пробежала белка. В нору спряталась мышь.  Насекомые без устали шуршали в высокой лесной траве. Со стороны водопада послышались звуки чавкания. Ван Абель слышала это все, видела это все, ощущала всем своим нутром. Это чувство переполняло ее изнутри и было готово в любую секунду вырваться наружу. Голод овладел ею – она превратилась.
Все прекрасное, что оказалось поблизости – перемешалось с землей и кровью. Зверь уничтожил много живых тварей. Ее дикость усмирил Джек.
- Ты бесконтрольна – это тебя и погубит».


… Погубит…погубит…бесконтрольна…погубит…- эти слова отразились долгим эхом у нее в голове…

Долететь от одного угла комнаты в другой занимало, казалось бы, не более 2 секунд, однако многие вещи в этом мире почему-то останавливают время. Вот и это мгновение показалось вампирше вечностью. Воспоминание из прошлого…тенью запечатлелось где-то внутри, отчего яркой вспышкой негативных эмоций выплеснулось наружу.

Нет, Джек. Это спасет.
Алекто. Что вообще важного в этой Алекто? Почему все крутятся вокруг нее. Обычная ведьма. Анимаг. Остра на язык. Своенравная. Раздражительная.
Ван Абель обычно не придает значения таким мелким вещам, однако именно все это стало важной причиной ее поведения. Она ненавидит семью Ревьеро. Артефакт? Да как вообще им он  достался. Откуда ей стало об этом известно? Что связывает ее и эту чертову семью? И самое главное – почему она до сих пор не может стереть их с лица земли, черт подери?! Как все могло так обернуться?
Гнев буквально концентрировался в голове вампира с неистовой мощью, поглощая все хорошее, что еще могло остаться где-то глубоко внутри этой твари. Ван Абель действительно вышла из-под контроля – это могло стать последним ее рывком. Потеря эмоций – это тот самый барьер, который вампир вообще может преодолеть, обратно уже не вернувшись, и стать именно той самой тварью, которая не понимает ничего и просто как машина для убийств творит все, что даже и представить трудно.
Однако картина извне возвращает вурдалака в настоящее. Яркая вспышка озаряет комнату, Алекто отлетает в комод, а Ван Абель каким-то чудесным образом отхватывает большой кусок адского «торта» и с неимоверно дикой силой отлетает к окну, почти проломив спиной стену, ведущую наружу. Неуязвимость вампира на славу ей спасла от неминуемой гибели. Однако, ударом молнии сильная боль пронзила все тело.

…Это тебя и погубит… - отдаленным звучанием снова пронеслось в голове.
Понимая, что она уже не в силах противостоять врагам, Дарла перевернулась со спины на бок, оперевшись руками об пол и пытаясь поднять свое изувеченное тело – ждала, что ее просто добьют и тут она распрощается с жизнью и без того наполненной злобой и отчаянием.
Но это было не все.
- Экспекто патронум! – еле слышно, но достаточно отчетливо заклинание вырвалось из уст Алекто Ревьеро и устремилось прямо на Ван Абель.
Из палочки вылетело облако серебристого цвета, быстро принимающее форму некоего животного - шакала.
Еще не оправившись от мощного заклинания одного из волшебников в этой чертовой комнате – Дарла, попытавшись увернуться, оттолкнулась от пола и вот было уже подпрыгнула в воздух, как от удара, не уступающим по мощности, заклятия была просто вышиблена в оконный проем и пролетев пару кварталов от места событий, припарковалась спиной обо что-то твердое. Сознание она не потеряла – куда там. Но вот некая весточка от искомого человека, ведьмы, картинкой запечатлелась в голове вампира, оставив на ее изувеченном лице довольную улыбку.



Мне срочно нужен отдых***

Пост отредактировал Наташка - Пятница, 14.08.2020, 12:11
 
РегулусДата: Пятница, 14.08.2020, 15:48 | Сообщение # 16
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Статус: Оффлайн
Все смешалось, люди, кони, нечисть и прочие парнокопытные ...
Комната хоть и была велика, оставалась комнатой. И как только вампир умудряется маневрировать и ускользать в таком ограниченном пространстве, словно они устроили догонялки в лесу. Там бы, конечно, было попроще ...
Почему паб до сих пор стоит, почему на этот нечеловеческий грохот не сбежались если не толпы местных жителей, то хотя бы хозяин, черт его дери! Хотя... вылез бы он сам на такую шумиху? Конечно, вылез бы. Просто посмотреть издалека, и если тут весело, присоединиться.
В Трёх Метлах сегодня правда было не весело. Совсем не весело.
Вампир совершает молниеносный манёвр и вырывается за дверь, Оливер преследует врага, но никакой зверь не сравнится в скорости с этой нежитью, и уже в следующую секунду Дарла возвращается, отправляя шакала считать трещинки в стене и изучать остатки разодранных обоев. Нельзя отключаться. Сейчас нельзя в бессознательное. В голове мешанина, освещение кратковременно и означает только то, что кто-то снова применил заклинание, силы на исходе, понимание происходящего тоже. Где Алекто? Где, драть ее за ногу, Дарла? Сколько я показываю пальцев? ...
Оливер рычит и поднимается на все свои законные четыре лапы. Запах нечисти тошнотворно заполнил комнату, от него дурно, он сбивает с толку, по нему невозможно ориентироваться. Бард потёр бы глаза (НО НЕ МОЖЕТ У НЕГО ЛАПКИ), собрался с мыслями, оценил обстановку, но как-то сейчас. Совсем не до этого. Зверь замечает движение, поворачивается ровно в момент, чтобы увидеть, как немногословная союзница Дарлы словно возносится над полом и взмахивает палочкой. Яркая вспышка ослепляет без исключения всех (либо бард самый везучий), и уже в следующее мгновение из кровати отца Алекто торчит меч, проткнувший насквозь не только подушку, но и изголовье. Шиен жмурится от сильной рези в глазах. Ведьма вновь поднимает палочку.
Эта дама куда опаснее, чем кажется! И то ли он помутился рассудком, то ли девушка ....светится? И хоть Оливер по-прежнему уверен, что она под заклятьем и вся ее семья у вампира в заложниках (или Ричард очень плохой человек, на которого напали не без причины, но так Тито, конечно, не думает), с ней надо что-то делать. Как сложно не навредить атакующему человеку и остановить его при этом ...
Бросок. И клыки с мерзким звуком смыкаются на хрупкой девичьей щиколотке. Это должно быть чертовски неприятно и отрезвляюще, но не так неприятно, как перегрызенная, например, глотка, добраться до которой зверю сейчас так же не сложно, как до ее ноги.
Как бы то ни было, рассказать о своих впечатлениях магичка не успевает, потому как в момент укуса пускает в комнату заклинание такой мощности, словно ненавидит всех присутствующих, включая себя.
Разметает в стороны людей и мебель, кровать господина Ревьеро не переворачивается, должно быть, только потому, что ее мечом пригвоздили к стене, но это не точно. Боль оглушительна, гул в ушах ещё оглушительней. Кажется, сверху него нога, что он так самозабвенно кусал, ну хоть не задница. В глазах двоится, а может, даже троится, но Тито видит и даже слышит Алекто, и видимо, поседеет сегодня не на всю голову, а только на половину. Две или три Алекто в очень плохом состоянии, приближающиеся к ним Дарлы в таком же неопределенном количестве, это момент ужаса, это выглядит, как конец, все пропало, потеряно, обречено.
Бард собирает все те силы, что у него ещё есть (можешь дышать, значит, и двигаться можешь) и выбирается из-под ноги неподвижной (пока) ведьмы.
И видит его. Ослепительного, словно сотканного из света и всего самого хорошего, что есть на земле, своего двойника. В комнате будто становится теплее, Оливер готов поспорить, это не воображение, и патронугс действительно подмигивает ему за мгновение до того, как нанести по Дарле удар.


Пост отредактировал Регулус - Пятница, 14.08.2020, 19:29
 
ДжойаДата: Пятница, 14.08.2020, 22:01 | Сообщение # 17
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Поначалу это был просто легкий отзвук собственных мыслей. Ричард плыл в черных водах подсознания, наслаждаясь покоем, отдыхом и отсутствием всяких забот. Мужчина был наедине с собой. В кои-то веки. Не то, чтоб ему не хотелось придти в себя, вновь обрести бренную оболочку и прекратить весь этот дзен-буддизм, чтобы сие последнее ни значило, но попробовав пару раз покинуть темную сторону бытия и натолкнувшись на непреодолимое препятствие в виде безмолвной стены, волшебник решил расслабиться и получать удовольствие. В конце-то концов, ну что может случиться за пару часов обморока, мир перевернется? Кто-то сойдет с ума? Его попытаются убить? Все предположения с ракурса лежащего на спине и отбывающего в Великое Никуда казались потешными и достойными страхов маленького ребенка. С охраной, свитой, кучей головорезов как у него... впрочем, и об этом было лень думать, тратить драгоценные мгновения.

Маг сделал глубокий вдох и погрузился с головой в баюкающие звуки маминой колыбельной, вынырнул из золотых локонов любимой Кэрри, подставил руки легкому морскому бризу, волнующему кружевной воротник обожаемой Алекто, стал диким необузданным мустангом, несущимся по прериям, верным зову долга льву перед прайдом, орлом, который знает куда больше, ведь взлетает выше всех... и вот этот навязчивый шум.

Вы стараетесь не обращать внимания на назойливую муху, она улетит, она больше не вернется, это жужжание прекратится, вот сейчас, вот прямо сейчас. Но секунду, пару мгновений спустя, вся эта волынка повторяется. И повторяется. И снова повторяется. Жжжж... Жжжжж... ЖЖЖЖЖЖЖЖ! Кровь начинает быстрее бежать в жилах, вены на лбу вздуваются и пальцы уже судорожно ищут газету, сложенную рулоном бумагу, салфетку, что угодно, лишь бы избавить уши от этого испытания.

Ричард сдался где-то на втором "повторяется"... Он выпустил весь воздух из легких и прислушался к происходящему шуму. Из невнятного "Попрощайся с дочуркой", до пронзительно-печального и какого-то уж очень отстраненного, словно из другого мира "Оливер?!" мужчине удалось вылепить себе плот и врезаться в берег реальности. Жуткой, воняющей нечистью и разрушенными мирами, плотью и кровью находящихся вокруг.

- Что... что... - слова "тут происходит" выбежали из ушей и бросились наутек. Волшебник приподнял голову, ему показалось встал совсем, на самом деле, на крошечный миллиметр, и попытался оглядеться. Прямо на том самом месте, где только что покоилась его роскошная шевелюра, оказался меч, он глубоко вонзился в подушку, кажется пригвоздил кровать к стене... Мужчина, не замечая как обдало жаром его разрубленное резким ударом ухо, ошеломленно смотрел на свое отражение в до блеска начищенном лезвии. Меч Аннет. Как такое может быть, кто посмел убить его телохранителя и атаковать хозяина орудием раба! Только такое предположение имело место быть в голове абсолютно уверенного в своей власти над воином.

Мимо него проскочил Патронус. Шакал, как он есть, яркий, казалось бы даже рычащий в неистовой ярости перед рывком... откуда? Ни один из свиты Ричарда не мог создать подобную мощь, кто же здесь?.. маг тут же пришел в себя. Вновь попытался оглядеть разрушенные в щепки апартаменты. Но увиденное через миг парализовало и без того плохо слушающееся разума тело. Подсвеченная легким сиянием "безумия атаки" под потолком висела...

- Аннет! - Вопль получился так себе, сказывалось несколько дней не использования глотки, но Ричарду хватило, он ничком повалился на кровать в изнеможении. Тогда как телохранитель, УБИЙЦА! нежно улыбнулась, глядя ему прямо в глаза, и исторгла, казалось, всей поверхностью кожи мощнейший взрыв. Последний до отключки. Маг много раз видел это на поле боя, но тогда подобные моменты были его победным триумфом. А не последними секундами перед смертью. Как иллюстрациями к какой-нибудь энциклопедии он видел происходящее поэтапно, отдельными картинами. Сияние, озарение, лучи, распространение, взрыв... Сверху на него упало что-то тяжелое и темное, человек, мокрый, липкий, тяжело дышащий...

- Хозяин! - Только и успело пробормотать тело прежде, чем ударная волна захватила и отбросила его. Сэр Конрад Альберт Маклауд. Трясся в конвульсиях в углу, приняв весь мощнейший удар на себя и в очередной раз спасая господина от верной гибели...


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Пятница, 14.08.2020, 22:57
 
ДжойаДата: Пятница, 14.08.2020, 22:20 | Сообщение # 18
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Быть выше их всех. Выше добра, зла, морали и прочих сдерживающих факторов человеческого рода. Аннет улыбалась, глядя как гнутся под тяжестью ее величия все эти существа. Людишки. Глупцы и уроды. Жгучая ненависть раскаленной лавой разливалась в груди, даруя наслаждение и покой. Ей плевать на то, что будет через несколько секунд, все самое главное происходит прямо сейчас.
Цитата Ричард ()
- Аннет!
Власть владельца этого голоса была все еще столь велика над ней, что даже находясь в состоянии абсолютной отключки сознания, девушка вздрогнула, услышав сдавленный слабый вскрик. Она испуганно зашарила глазами по своим владениям и тут увидела его... Бесполезный кусок дерьма, лежащий у самого лезвия меча. Промахнулась она всего на несколько... уж не кровь ли это капает из покалеченного уха... Воин улыбнулась, нежно посмотрела на волшебника, собрала всю свою мощь в один неистовый узел и выдохнула ядовитой смесью презрения и отвращения к происходящему сейчас. Взрыв потряс все здание. Девушка усмехнулась, открывая глаза, чтобы еще раз, напоследок перед тем, как упасть на пол, посмотреть на дело рук своих. Но что это?! Ричард был жив! И более того, невредим, он смотрел на Аннет серьезным глубоко проникающим в душу взглядом, он и не думал умирать, как???

Предсмертный хрип у стены, Конрад, сука КОНРАД, успел доползти и закрыть собою хозяина, ну что ж... я сумею сделать еще один удар, решилась вояка и уже собралась, как... резкая боль в ноге пронзила тело. Она была словно ключом, открывшим тайные шлюзы... Все физические страдания, увечья, что были забыты, задвинуты в дальний ящик, теперь воцарились и увеличились десятикратно. НЕЕЕЕТ!!! Тюком повалившись аккурат у скрючившегося учителя, Аннет мельком заметила нечто шерстяное и рычащее у своей лодыжки, взмахнула рукой и выключилась.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Пятница, 14.08.2020, 23:00
 
ДжойаДата: Пятница, 14.08.2020, 22:52 | Сообщение # 19
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Дом Алании

Стариной Конни придется пожертвовать. Это Алания решила еще перед самым началом операции. Собственно, всю операцию и затеяла мадам, чтобы первое предложение стало реальностью. Без подобного заклания о крахе империи Ревьеро не стоило и мечтать. Ведьма понимала, что Аннет та единственная, кто в своей абсолютно непроходимой тупости не могла понять, как сохнет по ней старый вояка, сможет обвести его вокруг пальца и быть настолько идиотично безбашенной, чтоб покуситься на жизнь хозяина. Хехе... кто ж ей даст это сделать. Но. Вечное, блядь, но, от которого никуда не деться, а так хотелось бы. Вампир и этот сраный яростный режим воина, который сделал мозг Аннет абсолютно не чувствительным к телепатии. Ее треклятые поползновения в сторону Алекто. Аннет - труп, это без сомнения. Ведьма разорвала охранную пелену, матернулась, вошла в номер, со всей силы пнув лежащего в забытьи Конрада.

- Беги, спасай своего хозяина! - Завопила она что есть мочи и не без жалости ухмыльнулась, глядя как тот без слов пополз в сторону то и дело вспыхивающей всеми цветами радуги спальни. Стариной Конни придется пожертвовать. Однако, подойдя к дверному проему и оглядев происходящее, Алания тут же обрела должную ситуации серьёзность, все было плохо. Очень, очень, очень плохо. Женщина с тревогой смотрела на скорчившуюся фигурку у комода. Алекто была ранена и истекала кровью, вампир - помята, но полна решимости закончить начатое. Мадам тут же обернула девушку у стены в целительный кокон из собственных мыслей, это по крайней мере не даст ей умереть до прибытия охраны, и не без восхищения проводила гарцующую призрачную фигурку шакала аккурат до нечисти. Что ж, прекрасно, одной проблемой меньше. И еще какой проблемой, это уж точно! Нужно удобрить тут почву, кстати, чтобы позже не огрести еще разок... Завтра в Дырявом Котле, десять вечера, ты обретешь желаемое, кинула она сгинувшей в ощерившейся пустоте окна и вновь все свое внимание обратила на юную девушку.

Та теряла силы с неимоверной быстротой. Алания нахмурилась и усилила кокон, теперь ничто извне не сможет потревожить Алекто. Мощнейший взрыв, отброшенное навзничь тело Конрада, темная рычащая стрела, мохнатый мешок, упавший на пол, Аннет... Алания не видела и не слышала ничего. Уцепившись в последний миг за дверной косяк, она чудом осталась на ногах во время последнего заклятия. Из носа закапала кровь, глаза неотрывно смотрели на хрупкую фигурку в дальнем углу комнаты, Алекто будет жить, она будет жить!.. Апартаменты постепенно заполнились солдатами, охраной, целителями, снующими с озабоченными лицами от одного к другому, от одной стены к противоположной.

Ведьма пошатнулась и позволила себе прислониться к проему только в тот момент, когда услышала тихий, но властный приказ Ричарда:

- Алания, отпусти ее! - Тогда мадам моргнула, снимая защиту и безучастно к быстрому топоту десятков ног, слышавшихся то тут, то там, уселась прямо на пол. Кровь шла носом уже потоком, заливая мантию и руки волшебницы. И впервые ей было все равно, с этим можно разобраться потом. Кто-то подхватил Аланию, заботливо усадил в кресло, хлопоча над ее лицом, Родрига не сопротивлялась. Она копила силы и поздравляла саму себя с победой. Стариной Конни пришлось пожертвовать.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Суббота, 15.08.2020, 00:08
 
РегулусДата: Суббота, 15.08.2020, 11:32 | Сообщение # 20
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Статус: Оффлайн
Этой ночью события сменяли друг друга так стремительно, что даже самый внимательный зритель не поспевал следить за ними и запутался бы в происходящем.
Дарла скрылась в ночи, и не было никакой уверенности в том, что она не вернётся. Хотя повторной встречи с патронусом ей бы, пожалуй, хотелось избежать. Наверное.
Помещение наполняется людьми. Оливеру кажется, словно он наблюдает за всем откуда-то издалека. Не из этой комнаты, не из этой вселенной. В глазах уже не двоится, но гул в ушах не утихает, с шумом, принесенным людьми, он становится только сильнее. Шиен медленно моргает, из поля его зрения пропадает Алекто, ее закрывают спины прибывших. Ее и кровать с господином Ревьеро. Видимо, он и впрямь важная шишка, их окружили стремительно и так же стремительно начали лечить (или проводить обряд экзорцизма, кто разберёт этих медиков).
Это хорошо.
Это очень хорошо.
Тито не уверен, в какой момент вернулся в свой изначальный облик, не уверен, когда поднялся на ноги. Как пошёл.
Он явно мешает этим людям, путается под ногами, тормозит их слаженную молниеносную работу своими такими замедленными движениями. Бард потом ощутит себя чужим на этом празднике жизни, потому что сейчас занят другим. Видит ее, разглядывает, кажется, даже улыбается. Алекто дышит, Алекто смотрит на него. Они оба живы, что может быть важнее сейчас. Определённо, вид у всех потрёпанный, но вы на комнату посмотрите! Они соответствуют обстановке.
Мгновение, и кропотливая работа медиков замирает. Как по щелку пальцев все расходятся. Освобождают дорогу для долгожданной встречи отца и дочери.


Пост отредактировал Регулус - Суббота, 15.08.2020, 11:44
 
АсяДата: Воскресенье, 16.08.2020, 20:49 | Сообщение # 21
Сержант
Группа: Пользователи
Сообщений: 30
Статус: Оффлайн
Патронус достиг своей цели и Дарла вылетела в окно, оставив после себя только хаос и мрак. Рука с палочкой тяжело опустилась на пол и Алекто наконец смогла свободно вздохнуть. Насколько это было возможно в данной ситуации. Мягкой пеленой на веки опустились произошедшие события, закрывая глаза ведьмы, призывая не думать о том, что происходит и что будет дальше. Тихо в груди бьется сердце, с каждым ударом замедляясь, что-то внутри шепчет засыпай и она повинуется, не в силах сопротивляться, не желая бороться. Кажется, что покой уже близко. 
Мгновенье спустя, на её тело словно накинули тёплое, нежное и невесомое нечто, что обволакивало и успокаивало, отчего дышать становилось легче и пульсирующая боль притуплялась. Алекто не заметила, как комната снова сотряслась от повторного взрыва, как в мгновение ока всё утихло и при этом сразу же спальня наполнилась гулом многочисленных голосов. Ей казалось, что она парит в невесомости. Весь мир может подождать. Однако, ощущение умиротворённости и полнейшего безразличия ко всему было не долгим. Словно свалившись с небес на землю, она обнаружила себя на полу, там же, где и была после мощной атаки. Было уже не так больно и не так страшно от необратимости грядущего. 
Её окружали люди. Суетливо сновали туда-сюда знакомые фигуры, взволнованные голоса наперебой говорили ей успокоиться, расслабиться, потерпеть, ведь будет немного «неприятно». Взмах палочки. Громкий хруст.
- Ах, чёрт! - Алекто морщится и отпихивает от себя целителя, который так заботливо вернул ей способность управлять левой рукой.
- Госпожа, прошу Вас, не двигайтесь...
Ведьма чувствует, как на теле затягиваются раны, вокруг её ноги парит бинт - кто-то мастерски колдует парадом по возвращению младшей Ревьеро в стан живых и дееспособных людей. Чужие руки аккуратно и плавно водят своими палочками над девушкой и вот к ней уже летит миска с водой и куски ткани. Лицо, шею, все оголённые части тела облепили мокрые компрессы, вытирая кровь. Это всё лишнее, не то, что ей нужно сейчас. Алекто пытается встать и её сразу подхватывают, усаживая в кресло. Отмахивается от летающих предметов, навязчивых слов и обращений. Заслонившие её люди мельтешат перед глазами, она не видит отца и Оливера, сэра Конрада и Аннет. Что случилось вообще? Где эти люди были раньше? И почему боль в груди оне проходит? Наконец, ярким просветом в этом тёмном мире, среди суровых лиц стражи Ричарда, ей видится живой, почти целый и невредимый любимый мужчина. Стоит, улыбается. Кажется лишним и одиноким в этой суматохе и Алекто ощущает жизненную необходимость удостовериться на все 100%, что это не видение от потери крови, не галлюцинация от лекарств, а самый настоящий Оливер во плоти. В глазах правды нет и удостовериться надо не иначе как почувствовать тепло тела и мягкость рук, обвивающих её талию.
- ... Я сказал, оставьте его.
Ведьма замирает. Как давно она не слышала этого голоса. Не видела его обладателя. Прошла вечность с их последней встречи, когда обещала вернуться, а он не хотел отпускать. Как же прав был отец в своих суждениях об Англии и насколько наивно его дочь видела для себя это путешествие. Мне так жаль.
- Пошли вон, - твёрдо произносит девушка и встаёт с кресла.
- Но мисс, Вы ещё не до конца...
Алекто не любила повторять дважды и уж кто-кто, но люди, служащие её семье это прекрасно знали, поэтому, нервно сглотнув, под гнётом стального взгляда почти чёрных глаз, целитель раскланялся и спешно покинул комнату вслед за всеми остальными. Они нужны были им раньше, а сейчас лишь оттягивали долгожданную встречу. 
Ричард стоит ровно, смотрит на дочь и Алекто изо всех сил сдерживает слёзы. За последним человеком плавно закрылась дверь и ведьма делает неуверенный шаг вперёд. 
- Отец, - девушка качает головой и быстро пересекает расстояние, разделявшее её и мага, и сразу оказывается в его объятиях. 
Закрывает глаза и, тихо всхлипывая, утыкается мужчине в грудь. Снова дома. Лучи солнца заливают светом просторную гостиную. Щекочет нос от аромата любимого табака Ричарда, когда он в задумчивости выпускает дым, читая письмо. Хмурится, даже злится, а дочь украдкой следит за всеми его движениями и боится войти в комнату, ведь она разбила дорогущую вазу. Опять. Набирается храбрости, переступает порог и тихое «папа» нарушает молчаливую гармонию помещения. Губы предательски дрожат и вот она уже обхватывает руками крепкую шею мужчины, буквально вися на нём. А он не ругает, кажется даже улыбается, и нежно проводит рукой по волосам дочери. Алекто было пять.
В её памяти всплыло именно это воспоминание. Такое родное и уютное.
- Прости меня, - чуть слышно говорит она, поднимая заплаканные глаза на мага. - Я пришла на Ярмарку, но было уже поздно и сэр Конрад...
Алекто замолкает. Я сказал, оставьте его. Как гром её поражает ужасное понимание ранее сказанных слов и, отпуская Ричарда, она оборачивается. На полу, накрытое тканью, лежит тело. И оно явно не принадлежит Аннет, ведь эта дрянь валяется в углу, живая. До поры. 
- Что ты натворила...


Шарлотта Вейн
Алекто Ревьеро
Ленор Эбигейл Рут
 
ДжойаДата: Понедельник, 17.08.2020, 22:54 | Сообщение # 22
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Все смолкло также внезапно как разразилось невообразимым грохотом. Аннет лежала на полу бесполезной кучей третьесортного тряпья, охрана и слуги, столь нужные три секунды назад заполонили комнату, лебезя и раболепно заглядывая в лицо хозяина. Понимая какая участь в скором времени ожидает каждого из них. Ричард оттолкнул несколько пар рук, протянутых ему в помощь, и выбрался из кровати, гордо вскинув голову. Будто не он только что очнулся после нескольких суток забытья, а что счет шел на дни было понятно по состоянию  мышц и щетине на лице. Конрад явно не допустил никого до господина с бритвой или любым другим острым наточенным предметом, да и сам с помощью волшебной палочки не рискнул вернуть коже гладкость магически.  А теперь он, верный слуга... теперь... Мужчина скривился словно от боли, бросив взгляд на распластанное на полу тело. Да, словно от боли...

Проследив за взглядом мастера, трое служак подбежали к мертвому Хранителю покоев, а что он был мертв стало известно через мгновение после прибытия свиты, и вопросительно уставились на хозяина. Безучастно глядя в пустоту рядом с местом, где остывающая уже пятерня мизинцем касалась тонкого локтя тщедушной былинки едва не убившей все живое в апартаментах, Ричард кивнул. Нет необходимости держать это напоминание об утрате и предстоящих хлопотах поиска преемника перед глазами. Волшебник моргнул и отвел печальный взгляд, прочертил кривую от Алании, она сидела в кресле и, как казалось, с удовольствием подставляла хорошенькую мордашку под ласковые прикосновения влажного спонжа, до собравшейся у дальней стены кучки целителей. Задержал черные зрачки на видневшейся в центре хлопочущих и причитающих красной макушке, не то, чтобы удивился, но постарался не подать виду как стало легче и светлее от присутствия дочери рядом. Мех и рычание в другом углу привлекли его внимание настолько, что обратившийся было к господину слегка заикающийся в испуге врач, убрался восвояси. До конца жизни этому, в общем, славному малому казалось, что свирепый вид мистера Ревьеро, оскалившийся на мгновение рот и нахмуренный взгляд, предназначались ему, ЕМУ, кто просто сказал "Милорд, хорошо бы осмотреть вас..." Но это было не так, шакал, который на глазах превратился в усталого едва дышащего молодого человека... который вскочил на ноги миг после оборота и принялся искать что-то или кого-то, озираясь и щурясь в полумраке... который, казалось, замер и ожил, посмотрев туда же, куда немногим раньше глядел и обрадованный отец. Юноша попытался улыбнуться, увидев Алекто, его Алекто, а Ричард смачно плюнул себе под ноги. Не было сомнений, что и барышня смотрела на объект слежения не без симпатии.


- Спи спокойно, горец! Ты выполнил свой долг, - услышал он со стороны лежащего бездыханно и обернулся. Конрада уже переложили на носилки и укрыли с головой богато расшитым покрывалом. Перед ним стояли начальники подразделений, похоже, что все в эту ночь были вызваны сюда, и проводили пусть быструю и смазанную, но все же церемонию прощания с другом и бессменным полководцем. Но не это поразило мага и заставило обратить свое внимание, а слово "горец", которым один из них обратился к сэру Макклауду. Ричард вдруг вспомнил, что начальник его охраны происходил из старинного шотландского рода, в семейных анналах которой свято хранили легенду о бессмертных горцах, что воскрешали после невообразимых ран совершенно невредимыми. Да, Конрад смеялся над этим, рассказывая, но все же... волшебник потер лоб рукой, должно быть я просто сошел с ума, дает знать контузия после травмы...
- Оставьте его лежать здесь, - сказал он тихо, сам еще не веря в эти слова. Конечно, его услышали, обернулись и недоуменно посмотрели. Не в привычках хозяина было забирать свои слова, а уж тем более приказы назад.

- Вы уверены, мастер? - тихим недоумевающим тоном переспросил старейший из процессии. Ричард вздохнул. Момент настал. Пора становиться самим собой...
- Я СКАЗАЛ ОСТАВЬТЕ ЕГО! - Громко, четко, внятно и властно повторил лорд Ревьеро и жестом указал, что Аннет также не стоит трогать. Люди вздрогнули и повиновались. Уголок губ хозяина дернулся, тут же возвращаясь на место, машина всевластия поскрипела и вновь заработала как по маслу. Что-то в этом мире меняться просто не имеет права.

Алекто подала голос и прогнала всех прочь. Теперь Ричард улыбался уже не таясь, его дочурка обрела необходимую твердость духа и закалила характер в эту поездку, несомненно. Стараясь не думать о том, что еще получила его любимый ребенок за время пребывания в туманной Англии, мужчина раскрыл объятия и почувствовал сладкую боль от приятного осознания - кто-то в этом мире, единственная на всем белом свете, кто может прижаться и найти поддержку, вернулся.

- Девочка моя, - прошептал он, целуя волосы дочери и позволяя себе на миг стать просто любящим родителем, гордым отцом, счастливым обладателем самой прекрасной девушки на свете. - Я не смогу простить тебя, ведь здесь нет твоей вины... Прости меня, что подверг столь суровым испытаниям... Сумеешь ли, милая?

Но Алекто уже не слушала, отстранившись от Ричарда, девушка обратила взор на Аннет... Маг поморщился, об этой части истории, он пока предпочитал не думать. 
Цитата Алекто ()
Что ты натворила...
 Мужчина подошел, развернул дочь к себе, взял ее лицо в свои ладони и поцеловал в лоб.

- Я рад видеть тебя, - искренне проговорил он и печально, но твердо добавил, - а эта девчонка дорого заплатит за свое предательство, будь уверена!


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Вторник, 18.08.2020, 00:37
 
ДжойаДата: Понедельник, 17.08.2020, 23:50 | Сообщение # 23
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 48
Статус: Оффлайн
Алания действительно наслаждалась прохладными прикосновениями, которые дарили умиротворение и расслабление. Ведьма прикрыла глаза в полудреме, не теряя при этом, надо заметить, контроля над ситуацией, вот Ричард встал, вот Алекто под эгидой целителей, шакал стал человеком, кто бы сомневался... Конрада забирают... Конрада не забирают... Народ начинает торопиться на выход... Алания распахнула глаза и выпрямилась. Естественно, выходить она никуда не собиралась, сам факт того, что едва оправившись и еще не до конца избавившись от опасности, семейка Ревьеро решила насладиться одиночеством, ничего кроме истеричного хохота не вызывала, но бесила изрядно. Впрочем, лишь увидев как Алекто спешит на встречу к отцу, Родрига скривила губы и отвернулась, чтобы не выдать себя. Хорошо, что отвернулась, ибо молодому человеку, едва покинувшему шкуру с клыками-зубами и остальными причиндалами, вдруг понадобилось срочно слиться с большинством и оказаться за стенами спальни. Мгновение и ведьма уже вытащила парня из стройного ряда тикающих с эпицентра событий, поставила рядом с собой и всем своим видом изрекла "Я тебе уйду, стоять тут, не двигаться!"

Разговор между двумя господами явно скоро коснется интересных граней сегодняшнего вечера, а именно Аннет. Ведьма повела бровью в сторону девушки, никакого движения. И не мудрено, как минимум шесть часов пройдет до того как эта последняя сможет пошевелить хоть пальцем, после такой-то вспышки "яростной атаки". Труп Конни, сейчас уложенный на носилки и оставленный на полу, в момент смерти был развернут к упавшей навзничь и, казалось, протягивал к ней руки, Алания фыркнула, не сомневаюсь, что старый пердун до последнего пытался защитить ту, что так бессовестно его же и поимела... Однако от лицезрения и насмешек мадам отвлек поток ненависти, ярости и желания мстить всем и вся, прозвучавший в короткой как выстрел фразе.
Цитата Алекто ()
- Что ты натворила...
Женщина знала, что Аннет не жить. Попасться так глупо да еще и после "ярости", нет, дохлый случай. Пытаться спасти эту утопшую, значит, самой подставляться! Но... черные волосы тяжелой волной мазнули по лицу все еще стоявшего рядом молодого человека... в конце концов, разве не задумала она действительно невозможное, чтобы начать с подобного?..

Цитата Ричард ()
- Я рад видеть тебя... а эта девчонка дорого заплатит за свое предательство, будь уверена!
Алания подалась вперед и отвесила учтивый поклон.

- Милорд, если позволите?.. - Вкрадчивым тоном начала она, еще толком не спланировав дальнейшие действия. Импровизация не была сильной стороной ведьмы, но в таких обстоятельствах стоит ли вообще искать плюсы, пробираясь впотьмах.

Ричард обменялся взглядами с дочерью и перевел взор на соратницу, молча кивнув.

- Брат Конрад погиб, выполняя свой долг, - скорбно искренне проговорила Алания, выдерживая паузу и ровный голос, она знала, как именно нужно и должно сообщать хозяину информацию, - мы просим у вас соизволения расследовать... момент использования заклятия Империо. - Склоненная головка, взгляд из-под густых ресниц, роль сыграна безупречно. Ведьма видела, что погладила господина по шерсти, но этого недостаточно. Слишком силен был факт осознания предательства со стороны верного стражника, слишком велика утрата Хранителя.


Ричард и сам подозревал что-то подобное, но интуитивно чувствовал, что этот путь ложный. Когда же Алания произнесла предположение вслух, маг сразу отверг его. Тут другое, совсем другое. Однако свои мысли он, как это всегда было при мисс Блад, оставил у себя.

- Я тебе только одно скажу, Ривершир. - Изрек он полминуты молчания спустя.

Родрига склонила голову в позе совершенного повиновения, яростно кусая губы. Гребанный Ривершир, село, где все слуги были в подчинении Ричарда и подверглись Империусу в рамках покушения на своего господина, проезжавшего мимо. Естественно, что Конрад и Аннет не допустили и волоску хозяина пострадать, но все работники были незамедлительно казнены, без смягчающих обстоятельств. Хотя факт наложения заклятия практически сразу всплыл на поверхность. Да, эта попытка провалилась.

-
   Займись замещением ущерба имущества, поговори с хозяином, оплати всю сумму, которую он назовет, - устало распорядился Ричард и отвернулся, чтобы снова обратить свой взор на дочь, но Алания, в очередной раз раболепно кивнув, подала голос.

- Мой господин, прошу вас уделить мне еще мгновение...

Ричард сжал кулаки, хотелось прихлопнуть эту вошь и забыть, но сейчас не время разбрасываться верными кадрами, единственное, что спасло ведьму.
- Надеюсь, ты понимаешь, как рискуешь... - только проговорил он, сквозь сомкнутые челюсти и полузакрытые глаза.

- Милорд, у вас не так много врагов, однако те, которые все еще живы, стоят внимания, - заботливо и, что это, неужто смесь волнения и испуга проскользнула в тоне?! - возможно, перед казнью, правильным будет выяснить кто и при каких обстоятельствах повлиял на поведение... девочки, - брезгливо подобрав последнее слово, Алания умолкла, понимая, что вот теперь то уж точно сделала все возможное, если не спасти, то продлить жизнь Аннет.

Волшебник повернулся спиной к Алании и ухмыльнулся. Что-то происходит, недаром мадам так суетится вокруг, на досуге нужно будет подумать и об этом, отметил он про себя и сделал два шага от всей этой сцены.

- Ты права, именно этим мы тут и займемся, а свои дальнейшие действия, будь добра, соотнеси с полученными ранее распоряжениями. Уверен, за дверью куча народа, которая так и жаждет чтобы ты им что-нибудь насоветовала с вершин собственной мудрости. - Слишком много слов потрачено на одну противную писклю, но, в отсутствии сэра Конрада, Ричарду нужно было куда-то девать собственный сарказм. Так что Алании какое-то время придется потерпеть.

- Но, милорд, легилименция могла бы помочь вам, а я без ложной скромности... - Родрига уже ступила на пустое пространство за шатким мостом между тем концом и этим, однако решительно не смотрела вниз.

- Легилименция. После "ярости воина". Ты серьезно? - Неверящим тоном переспросил Ричард, разворачиваясь к ней.
- Милорд, - Алания склонила голову в прощальном жесте, коря себя за слабоумие, как будто сейчас в сознании Аннет есть хоть что-то, что можно было бы прочитать и проанализировать, дура! Ни секунды не мешкая, черноволосая покинула комнату и захлопнула за собою дверь. Не зачем рисковать шкурой, когда она и так уже под тесаком.


Алания Родрига Найтингейл Блад
Амариллис М. Блэксворд
Ричард Мэдисон Ревьеро
Аннет Аластрина МакБаух 25 лет, вояка-наемница


Пост отредактировал Джойа - Вторник, 18.08.2020, 16:33
 
АсяДата: Понедельник, 31.08.2020, 23:15 | Сообщение # 24
Сержант
Группа: Пользователи
Сообщений: 30
Статус: Оффлайн
- Я рад видеть тебя. А эта девчонка дорого заплатит за свое предательство, будь уверена!
- Я знаю, что ты примешь верное решение в отношении этой девки... и своей охраны.
Последние слова Алекто произнесла без малейшего сожаления. Она знала, что сделает Ричард и, наверное, впервые в жизни была с ним солидарна относительно его будущих действий и максимально близка к тому, чтобы наконец проявить интерес к делам своей семьи. Раньше ведьма придерживалась правила "не задавай вопросов, ответы на которые тебе не понравятся". Следовала ему строго, неукоснительно. Проходя мимо кабинета отца слышала гул голосов, ночью просыпалась от топота неизвестных гостей, смотрела вслед закрывающейся двери, ловя напоследок улыбку Ричарда. И уже будучи взрослой не раз ловила себя на мысли, что сейчас, в этот самый момент она быть может видит папу в последний раз. В воздухе растворялись его прощальные слова, а ведьма так и не попросила остаться на этот раз дома. И вот сейчас, её самый большой страх воплотился в жизнь.
- Милорд, если позволите?
Алекто тихо вздохнула, переглянулась с отцом и отвела взгляд, мельком задержав его на Алании. Удивительно, сколько раболепия было в её словах и насколько вольно она вела себя, когда Ричарда не было рядом. На словах она Моргана ле Фей, а на деле милорд то, милорд сё.
Девушка безучастно слушала диалог, отходя от отца в сторону тела сэра Конрада. Империо. Смешно. Это звучало как жалкое оправдание из уст Родриги. Она то видела с каким рвением Аннет атаковала, рвалась вперёд и как горели её глаза в момент заклинаний. В груди тупая боль словно сжимала рёбра, мешая вздохнуть полной грудью. На теле остались ссадины и раны, которые совсем недавно кровоточили. Меч, призванный охранять своего господина торчал из его же подушки. И сейчас Алания смеет хоть что-то вякать про Империо. С чего бы это.
Ведьма с грустью смотрела на красиво расшитое покрывало и ей буквально на мгновение показалось, что оно двинулось, словно кто-то сделал вздох. Но это лишь обман её сознания. Что уж сказать, за последнее время она часто билась головой. Не по свей вине, конечно. 
Покойтесь с миром, сэр Конрад. Никто не сможет заменить Вас, никому мой отец не доверял так же сильно как Вам... Кто же теперь будет с ним...
Алекто обернулась и успела увидеть удаляющуюся в дверном проёме фигуру Алании и рядом стоящего Оливера. Трудно было определить по лицу мужчины, о чём он думал в этот самый момент. Хотел ли уйти, или наоборот остаться. Надо ли сейчас представить его отцу или момент уж ооочень неподходящий. Скорее второе. Ситуация и так была хуже некуда и теперь, когда они остались втроём (не считая тельце Аннет), Алекто не знала, стоит ли ей заговорить первой и дать верное направление предстоящей беседе или пустить всё на самотёк. 
Отвратительно складывался вечер, плавно переходящий в ночь. Прохладный воздух лёгким ветерком проник в комнату из разбитого окна и девушка поёжилась. Пора было со всем этим кончать и наконец покинуть "Три метлы". И только она сделала шаг вперёд к отцу, как боковым зрением заметила еле уловимое движение со стороны, где Аннет валялась почти мёртвым грузом.
- Алания сказала... "перед казнью", - задумчиво и скорее для самой себя произнесла ведьма, медленно приближаясь к маленькой фигурке на полу. 
Не без труда, Алекто присела рядом с бывшим телохранителем отца и наклонилась чуть вперёд, чтобы рассмотреть поближе её лицо. Она была в сознании, безучастно смотрела куда-то перед собой и совсем не производила впечатление той неудержимой бури, которой была всего несколько минут назад. Эта хрупкая девушка больше была похожа на тряпичную куклу, с которой наигрались и зашвырнули за комод, чем на яростного воина. Воистину, внешность обманчива.
- Я надеюсь, что ты меня слышишь, Аннет, - тихо начала говорить Алекто, - и что ты осознаёшь, что сама себя похоронила сегодня.
Ведьма выпрямилась, неотрывно смотря на девушку. В голове вихрем крутились мысли. Одна другой краше и ярче. Они подкидывали ей образы Ричарда в кровати, только на этот раз меч нашёл свою цель. Оливера, бездыханно лежащего на полу и встретившего свою смерть в когтях Дарлы. И, наконец, её саму, смотрящую в глаза верной погибели в лице воительницы. Настолько чётко и живо рисовало подсознание иной исход этой драки, что Алекто не заметила, как по щеке скатилась слеза. Дрожащей рукой она вытерла глаза и, тяжело дыша, направила палочку на Аннет.
Мгновенье.
- Круцио!
Красный луч ударил в тело девушки, заставив её биться в ужасной агонии. В тёмных глазах ведьмы отражался этот алый огонёк, проникающий в живот ненавистной мерзавки и словно пронзающий её насквозь. Мало, мало, мало! Этого словно недостаточно и Алекто крепче сжимает в руке гладкое древко, ощущая внутри бурлящую злобу и непривычное, доселе приятное успокоение от причинения боли. Позабыв о том, где она, с кем она, в комнате словно остались они вдвоём. 
Прекрати... Прекрати! ПРЕКРАТИ!!!
Подсознание завопило во всю силу и словно, почувствовав невесомый толчок, Алекто наконец опустила палочку. 
- Я хочу уйти отсюда, - опустошённо произнесла ведьма, отворачиваясь от Аннет и поднимая взгляд на Ричарда. - Сейчас же.


Шарлотта Вейн
Алекто Ревьеро
Ленор Эбигейл Рут
 
РегулусДата: Четверг, 03.09.2020, 23:43 | Сообщение # 25
Лейтенант
Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Статус: Оффлайн
Медики послушно выходили из комнаты, и Оливер последовал за ними, ведомый лишь одним желанием. Оставить наедине отца с дочерью, что не виделись ... как долго? Сколько всего хотят сказать друг другу? Может, и не самый удачный момент для счастливого воссоединения, но уж какой дали.
Алекто скрывается от мира в объятиях родителя, и бард уже практически переступает порог, ощущая внезапное препятствие. А точнее то, что его буквально за шкирку тянут обратно. Ворот рубахи мог бы и треснуть от внезапности, но он такое сегодня повидал, что какие-то там утягивания ему совершенно не страшны. Тито встречается взглядом с темно-карими глазами, обладательница которых настоятельно не даёт ему выйти. Маг вмиг вспоминает их первую и единственную встречу. День, когда он так неудачно сел на корабль. И по цепочке все последующие дни.
Какое неприятное воспоминание. Шиен обязательно раскланяется перед дамой, представится и даже пошлёт лучезарную улыбку, такие выходят у него особенно хорошо. Но, наверное, чуть позже. Сейчас у него нет сил не только сопротивляться, но и быть собой.
Оливер послушно замирает у двери, оставаясь подле ведьмы. Не слишком близко к воссоединившимся, но вроде и не один на отшибе. Он бы с удовольствием постоял (посидел на самом деле, а лучше бы лёг) возле кого-то мало-мальски знакомого. Но тут выбор не велик, а эту даму он хоть разок в своей жизни да видел.
Прикрытый слишком драгоценно расшитым для мертвеца покрывалом, на носилках покоился воин. Тот, что был с окровавленным лицом. И когда он только вернулся в комнату, как... Оливер помнит, как нечисть расправилась с ним и оставила за дверью.
Бард смотрит с сожалением. И наконец понимает, что рядом ещё одно тело. Девушки, что почему-то была на стороне вампира. Она жива или?.. Тито прикусил губу. Такой себе союз, Дарла исчезла в ночи и явно не собирается возвращаться, чтобы помочь. Это пушечное мясо, на такое не соглашаются добровольно.
И словно в подтверждение его мыслей голос подала стоящая рядом ведьма.
Так же искала причины и оправдания, жаждала правды и ...справедливости? Господин Ревьеро не оценил.
Немногословен. Внушителен. Холоден.
Перед казнью? При этих словах Шиен повернулся к говорившей колдунье, озадаченно всматриваясь в ее лицо, и снова перевёл взгляд на неподвижное, но видимо ещё живое, тело на полу. Еще один аргумент брюнетки отметён, и вот она скрывается за дверью, плотно ее за собой закрыв. Оливер совсем не уверен, что ему здесь сейчас место.
Колдунья вышла, не найдя в этой комнате поддержки, но ее слова подхватили.
Их повторила Алекто. Но только те слова, что вызывали особенное беспокойство.
Она обошла тело. Присела. Встала. Следила неотрывно, то ли беспокоясь, что полутруп сейчас выскочит в окно, то ли желая навсегда сохранить в памяти эту картину. Жгучее желание немедленно обнять эти узкие плечи, прижать к себе, скрыть от всех бед, пронзило Тито, зачем она на неё смотрит, зачем бередит себя.
Только в следующее мгновение бард забыл не только о чем думал. Но, кажется, даже как его зовут, где он и кто все эти люди. По телу волной пробежал леденящий каждую клеточку ужас и то, что ни одно живое существо забыть не способно, если столкнулось с этим хотя бы однажды. Боль, которая не оставит, не даст больше спать спокойно. Молитвы всем мнимым и реальным богам о том, чтобы за красным лучом последовал зелёный, прервал мучительный бесконечный миг, превращающий секунды в часы, а минуты в года.
Оливер не вспоминает о своем чарующем посещении Франции, только в кошмарах. И его кошмары сейчас заполняют эту комнату, рисуя такие живые картины недалекого прошлого, словно все происходит наяву. Тито кусает губы, жмурит глаза.
Все происходит наяву.
Только персонажи иные, под заклятием кто-то другой, но как и тогда, он не может помочь жертве, даже будучи ничем не скованным.
И почему... почему у мучителя лицо Алекто?
Пытка длится, должно быть, секунды, но Оливеру закономерно кажется, словно он оцепенел на непростительно долгий срок. Бездействия и ужаса.
Алекто опускает палочку. Устало, разбито. Она смотрит на отца. Она хочет уйти.
Оливер с трудом отрывает взгляд от вновь неподвижного тела на полу, его бледные губы сжаты. Посмотреть на Алекто физически тяжело, это требует каких-то титанических усилий. Будто если их взгляды не встретятся, этого не было.
Бард испускает хриплый выдох. Горло пересохло.
- Зачем?
 
The Middle Ages » Игровые локации » Хогсмид » Три метлы (Старый добрый паб)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2020
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz