Воскресенье, 25.02.2024, 06:01

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Билли говорит (Разговор Верной Вдовы со своим боцманом и дядей заодно.)
Билли говорит
AnneДата: Среда, 22.03.2023, 21:58 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 283
Статус: Оффлайн
Когг, мягко шелестя по волнам, шел вперед. Подхваченные ветром паруса, сменившие цвета Копенгагена на простой иссиня-черный, легко гнали его к Лондону. Очертания города всё ещё терялись в бледно-сиреневой с оранжевыми прожилками пелене раннего утра, но земля уже маячила на горизонте. Через пару часов «Гидра» встанет в порту Старой Гавани и их небольшое плаванье закончится.
Капитан стояла у левого борта, с интересом вглядывалась в густые, отяжелевшие облака, готовые в любую секунду разродиться проливным дождём. Что на этот раз сулит ей английская земля? Славу или позор, награду за смелость или бегство с поражением? В размышлениях Уна время от времени лениво подгоняла посохом ветер, чтоб корабль не уводило течением к востоку.
Из трюма поднялся боцман, укутанный с головы до пят, рыжая шевелюра смешно разметалась в разные стороны, как львиная грива. Наверное, только проснулся.
- Как самочувствие? – с участием спросила женщина, хотя знала: Билли распространяться не любит и не станет.
- Жить буду, - отмахнулся дядя и сразу перешел к тому, что его беспокоило. – Я не вижу дополнительных щитов. Ты не стала укреплять внешнюю сторону?
- Это ни к чему, - пиратка чуть помедлила и призналась:
- Я решила не брать выкуп за Марка.
- Вот как? Не брать, значит, - боцман остался невозмутим, его голос почти не выражал настроения, но Уна кожей почувствовала удивление и легкое недовольство. Здоровяк прижался бедром к борту и облокотился о планширь локтем, встав по левую руку от неё, вгляделся в обветренное лицо племянницы. - Пояснишь, с какой такой радости?
- Передумала.
- Передумала, - передразнил Билли. Непонятно, он глумится над непутёвой родственницей или правда рад?
- Да, передумала, - вздёрнула подбородок Уна, немного уязвлённая. Голос сам собой поднялся на полтона, хотя девушка вовсе не хотела повышать его на дядю. Она продолжила уже мягче и даже запнулась, пытаясь донести свою мысль:
- Мы… слишком похожи.
- Будь любезна, уточни, пожалуйста, какими местами?
Капитан разозлилась.
- Ты же сам этого хотел, - повернувшись в его сторону, пиратка вперила в него острый взгляд ярких бирюзовых глаз.
- То было четыре дня назад.
- И что изменилось за четыре дня? Ты невзлюбил его ещё больше? Настолько, что готов содрать последнюю шкуру?
Чуть шевельнув широкими плечами, Билли плотнее укутался в серое шерстяное одеяло и аккуратно прислонился к очищенным доскам крепко сколоченного корпуса, на этот раз поясницей. Жёлтый ястребиный взгляд боцмана устремился на марс, где маленький Бьёрн играл с котом. Собрав свои мысли, мужчина со вздохом подытожил:
- Напротив, он мне симпатичен. Даже больше, чем остальным. Как-никак, жизнь мою никчёмную спас.
Уна пропустила пассаж про никчёмность мимо ушей.
- И в чём же тогда проблема? - обманчиво мягкие нотки в голосе неожиданно улыбнувшейся девушки звучали угрожающе опасно и внушали подспудный страх в любого похлипче Билли, но непробиваемый и хмурый по натуре боцман, к тому же знающий её с пелёнок, не повёлся.
Его мучил озноб. Неистребимое желание быть всегда на страже корабельного порядка подвело старого моряка, а, может, возраст брал своё, но встать на ноги привычно быстро не вышло. Только проснувшийся, он чувствовал себя вымотанным и уставшим, как собака, неповоротливые кости жалобно скрипели и похрустывали. Страшно хотелось спать, а горящие глаза то и дело слипались сами собой.
Уна интуитивно ощущала его недомогание и про себя думала, не стоит ли, по-хорошему, гнать его в три шеи отлёживаться, но всё равно злилась. В конце концов, ведь зачем-то он пришёл. Пусть уж скажет, всё равно не отступится.
- В тебе, - наконец, выговорил он. Взгляд его лишь вскользь пробежал сверху вниз по молодому лицу собеседницы и углубился в другую часть когга, изучать трещины на самой дальней от него сейчас фок-мачте.
- Что, прости?
А это ещё как понимать?
- Бестолковое решение. Ты ведёшь себя по-бабски.
- И пусть.
В этот миг Уна напомнила Билли маленькую двенадцатилетнюю девочку, идущую наперекор матери. Ей было велено нарядиться к вечеру (ожидались гости, готовился большой приём), что Уна, в общем-то, и сделала. Вот только поверх пышного платья напялила старую отцовскую куртку, напрочь пропахшую солёной рыбой, вобравшую в себя годы тяжёлой мужской работы, и отправилась в таком виде не на бал, а на старую «Англию», флагманский корабль Викара. Где и провела весь вечер, играя в трюме с матросами в карты. А меж тем, наверху ее искали всей округой. Поисковые чары не сработали на ребёнке, укутанном в чужую, но родственную вещь. Когда Билли сообразил, где искать девочку, а найдя, мягко предупредил, что Нарта будет в ярости, Уна насупилась в точности, как сейчас, и ответила то же самое.
Но если тогда он только посмеялся в бороду, то сейчас дела обстояли куда сложнее.
- Между прочим, это твой язык без костей распустил о нас с Марком нелепые слухи. Стараюсь соответствовать. Разве я не могу передумать?
- Можешь, - Билли не понял, о каких таких слухах идёт речь. – Но решение бестолковое. Ты ввязалась в большую игру, девочка. Очень опасную и дорогостоящую. Смена правил на ходу сулит неприятности. Пусть всё остаётся, как договорились с англичанами. А то ещё решат, что ты что-то недоброе затеяла и натравят на тебя весь Аврорат. И это я молчу о том, что мы уже который раз прощаем тебе поветрие в твоей дурьей башке. Сначала в Дувре чуть не отпустила, втянула его в тренировки, зачем-то сменила курс на Лондон, а теперь ещё и это. Мы тебя любим и уважаем, капитан, но отберёшь у нас такой огромный куш, и узнаешь, как скоро тебя спустят по трапу сушить пятки в белых песках какого-нибудь заброшенного острова.
Пиратка позеленела от злости. Надо отдать дяде должное, за словом в карман он не лезет. Капитан пришпилила Билли взглядом и уже мысленно наматывала его кишки на киль, когда осознала, что такой подход не поможет построить конструктивный разговор. Боцман всегда высказывался прозрачно и открыто, без прикрас пересказывал все, что слышит от команды. Никогда ничего не утаивал, был прямолинеен, за что и оставался несменным помощником и самым верным товарищем с ее первых дней в море.
Сцепив зубы и крепко сжав кулаки, женщина сделала вдох, чуть склонилась над бортом, пропустила через себя морозный воздух, а затем с усилием разжала пальцы, перехватила ими прохладный край горизонтальной доски скулы, выдавила ненужные эмоции в открытый океан. Методика сработала. Гнев не лучший друг в переговорах.
- Ты уже осчастливила Марка великолепной новостью?
- Нет, - коротко ответила племянница, и рыжий великан удовлетворённо кивнул.
Внутрь закралось сомнение. В глубокой задумчивости Уна сдвинула брови и на лбу пролегла морщинистая дорожка. Женщина снова отвернулась и уставилась в облака перед собой. Ветер хлестал по щекам, взвевал растрепанные локоны, морозил шею и плечи. Ей бы по примеру напарника надеть что-то потеплее, но пиратка чувствовала себя комфортно и в этой простой рубахе из плотного льна.
Над мачтой пронзительно верещали чайки, предвещая скорое приближение берега. Пространство вокруг странным образом разгоняло мысли. Билли явно обрадовался, услышав ответ на свой вопрос. Он стремился подвести Уну к какому-то важному выводу, но суть угрём ускользала из-под носа.
- Если не брать нас во внимание, меня и команду, давай подумаем, что он ответит на твоё предложение?
- Согласится, конечно. У него нет выбора.
- Отнюдь. Он попытается тебя переубедить. По-твоему, почему он тебе поддался? Ну… среди прочего…?
- О, Великий Змей Морской… - обречённо застонала Уна. Она, наконец, успела забыть об этом постыдном инциденте, а помощник снова вытащил его из закромов. - Опять ты за старое, дядя.
Тут Билли не выдержал, и, вспылив, сурово тявкнул:
- Затопи котелок, подумай и дай мне ответ!
- Да откуда ж мне знать?.. Я голову сломала, пытаясь разгадать мотивы его поступков. Не хотел выделяться, привлекать лишнее внимание? Нарушать устоявшийся порядок?
- И что случится, когда ты сама нарушишь устоявшийся порядок? Снова, – боцман почему-то самодовольно усмехнулся. Не иначе, она идёт к своему открытию в верном направлении.
Мозг думал ужасно медленно и категорически страдал от того, что его заставляют работать. Виски стянуло болью.
В первый раз она нарушила правила, предложив Марку сыграть в загадку, второй раз в Висбе, сменив курс с Дувра на Лондон, поначалу не поставив в известность никого, кроме брата. И вот - третий раз.
- Признаю твою правоту, Большой Билли, - заключила Уна. Глава Совета наверняка попытался бы отговорить ее от «опрометчивого поступка». - Не шибко радуйся.
- Ведь можешь, когда хочешь, - дядя игриво толкнул племянницу плечом в плечо.
- Я не хочу брать с него деньги, - Уне оставалось разве что хныкнуть и топнуть ножкой, чтоб снова превратиться в ту маленькую строптивицу.
- Не дури, девочка.
Не нужно слышать мысли, чтоб знать, что сейчас думал боцман. «Я тебя предупреждал, надо было меня раньше слушать».
- Ты задала нелегкую задачку. Морской жемчуг не ржавые листья по осени, под ногами не валяется. Друзьям Главы Совета пришлось не сладко, добывая его для тебя в таком количестве.
- Не вмешайся я в их планы, Марк сейчас завтракал бы у себя дома с женой и дочкой.
Печальные слова слетели с уст быстрее, чем Уна вспомнила: прежде, чем усадить своих женщин за обеденный стол, их для начала не мешало б найти. А впрочем, как знать, может, к этому времени уже и нашёл…
По лицу собеседника проплыла тень озарения.
- Так вот почему ты так усиленно стараешься избавиться от этих денег, - Билли с видом человека, только что разгадавшего величайший секрет, чуть сдвинулся в её сторону и, вытащив согретую под плотной тканью руку, крепко ухватил племянницу за плечи, прижал к себе.
- Совесть грызёт. Думаешь, что не заслужила таких сокровищ. Мол, увела из-под носа друзей и помешала хорошему человеку воссоединиться с семьёй?
- Я раньше не думала об этом… под таким углом, - Уна, сконфуженная, попыталась поднять голову и взглянуть на ухмыляющегося дядю, но упёрлась макушкой в его подбородок и прекратила попытки.
Поначалу пиратка заподозрила в дяде некоторые признаки лихорадочного бреда: в его глазах она описывалась чуть ли не святой. Но спустя пару минут с сильным опозданием поняла, что все поступки, совершённые ею за эти несколько дней, она совершала, движимая именно этой простой истиной. Истина плескалась у самых дальних берегов подсознательного, закопалась так глубоко, что не откопаешь, не увидишь, не найдёшь. Не укажи на неё Билли, Уна бы и не догадалась. А ведь теперь многое, что она не могла объяснить себе раньше, сейчас легко поддавалось разъяснениям: добровольно отданная капитанская каюта, бесконечная тяга вести душевные беседы, пока солнечные просверки не заиграют в парусах, до одержимости пристальное внимание к здоровью и комфорту, полный карт-бланш в передвижении и вовлечение в свою повседневную жизнь – лишь бы только смягчить собственное чувство вины. Она попыталась всучить ему свободу с помощью простенькой загадки, сменила курс на более короткий (правда, тут облажалась с исполнением). Позволила разделить с ними азарт разбоя, рвать струны и разбивать пальцы в кровь, играя на лютне для пиратов до глубокой ночи. Отдала серьгу.
- Соратники Главы Совета пришли следом за нами. Не войди я в тот шатёр, они вытащили бы его сами.
- Или погибли, пытаясь. Ты не можешь знать наверняка.
Оба на мгновение другое задумались, вспоминая события минувших дней.
- Если ты подзабыла, то я напомню, что друзья Главы Совета обнаружили себя, едва успев войти внутрь. Ты же методично взламывала клетку с пленником, ловушку за ловушкой, добрых полчаса, если не больше. Добавим сюда надломанный тобою снаружи щит. А теперь уберём тебя из уравнения, что получится?
- Полагаю, друзей Марк не на рынке за бесценок сторговал, уж они бы справились. И с клеткой, и с щитом.
Кажется, Билли чуть расстроился недальновидности племянницы.
- За сколько? - мягко уточнил он. Уна с ответом не нашлась, она, наконец, сообразила, при чём тут время, и слабо усмехнулась. Что ж, пожалуй, толика успеха в общем предприятии ей перепала.
- Не уменьшай своих заслуг, милая. Ты действительно помогла парню обрести свободу. И, весьма вероятно, спасла жизнь. Он это понимает, а ты? Позволь ему отблагодарить тебя. Если ты сейчас отпустишь его без платы… Скорее всего, вы больше никогда не столкнётесь. Он вернётся на трон, а мы уйдём на Вдовий остров и до следующего года в Англию не сунемся. Не делай его твоим вечным должником.
- Слишком уж высока плата за такой пустяк.
- Не его беда, что тебе не хватило мозгов попросить поменьше.
- Эй!
- Ладно, он сам дурак, надо было держать рот на замке, а не обещать отдать тебе всё, что пожелаешь.
Уна мелодично рассмеялась и, довольная, положила голову дяде на плечо.
- Спасибо.
- Угу. Впору просить прибавки за вредность. Глаз да глаз за тобой. Когда перестанешь творить всякую ересь? Все нервы мне вымотала.
- Я подумаю об этом, - усмехнулась пиратка и, отстранившись, пошла ставить дополнительные щиты.
- Умница, девочка, - провожая её взглядом, довольно пробубнил Билли вслед.


Надвигается буря неотвратимо
В ней пока непонятно, кто чей противник.
Только зная тебя лучше, чем себя,
Вместе мы добавим Огня!
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Билли говорит (Разговор Верной Вдовы со своим боцманом и дядей заодно.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2024
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz