Пятница, 09.12.2022, 21:38

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Рождественский экспромт (Мини-задание написать речь от своего персонажа)
Рождественский экспромт
AnneДата: Суббота, 01.01.2022, 00:28 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 271
Статус: Оффлайн
Когда Амиру попросили произнести речь на Рождественском ужине в Академии, девушка решила, что её разыгрывают. Кто, будучи в здравом уме, пойдёт на такое? Но помощник сэра Эйлерса был убедительно серьёзен и не поддавался на её попытки вывести его на чистую воду. Лицо молодого аврора сохраняло невозмутимость, а серо-зелёные глаза смотрели с долей снисхождения, и Амире пришлось поверить. На вопрос «почему я?» последовал правдоподобный ответ:
- Вы же дочь сэра Берхама. Он отказался, поэтому вы следующий логичный кандидат в списке претендентов.
Кажется, ему подобный выбор тоже пришёлся не по вкусу, но юноша оказался не в меру деловитым и не распространял своё мнение о странных решениях высокого начальства. Пока Амира разбиралась в собственных чувствах и искала в себе силы согласиться или отказаться, старательный служка пометил её имя галочкой и отправился на поиски следующего потенциального оратора.
Спустя пару мгновений, осознав, что это не розыгрыш, и ей предстоит выступить перед десятком-другим оставшихся на Рождественские праздники студентов, перед их наставниками и прочими аврорами, пожелавшими провести это время за дружеским столом трапезной Академии, Амира пришла в ужас. Она никогда не произносила речей на подобных мероприятиях. Да она вообще никогда не произносила никаких речей! Никогда не выступала на публике. Что ей делать? А если…
Некоторое время лучница стояла посреди коридора Аврората, потерянная и шокированная. Мимо проходили рыцари: в большинстве своём никто не обращал на неё внимания, но кое-кто старался уменьшиться в размере, завидев рыжую фурию, и проскочить мимо незамеченным, посчитав невероятной удачей то, что она стоит в прострации, погруженная в себя и ничего вокруг не видит.
Опомнившись, волшебница первым делом побежала к отцу, но Питер только громко рассмеялся. Он, как и сама Амира поначалу, счёл это хорошей шуткой, и посоветовал не брать в голову. Прихватив из каких-то дальних закромов несколько бутылей редких настоек, воин отправился в Обитель Света. Конечно, - немного обиженно думала Амира. - В Обители сейчас происходит настоящее веселье. Какое ему дело до моих проблем.
Впрочем, Питер выглядел таким весёлым и по-настоящему счастливым, что держать обиду на него из-за такого пустяка не имело смысла. Сейчас в Обители разыгрывается целое представление, по итогу которого их новая знакомая, сбрендившая в Азкабане пиратка, поправляющая здоровье на харчах Главы Совета, обещала выяснить, от чего же всё-таки пьянеет Берхам. Пока безуспешно. Кажется, в Обители ещё никогда не было так шумно, весело  и людно. Бедный замок и эльфы-домовики страдают от нашествия морских разбойников и необъятного объёма навалившейся работы, а Глава Совета со своим старинным другом только и рады. Марк развлекает гостей, а Питер откровенно потешается над стараниями новых друзей его опоить. В итоге разносить пьянчуг по кроваткам приходится ему самому, но отец настолько втянулся в авантюру, что ей не видно ни конца, ни края.
Девушка проводила великовозрастное дитя до поворота и, усмехнувшись, пошла искать помощи у Малкольма.
- Я не стану тебе помогать, -  с ходу отозвался возлюбленный, не отрывая глаз от бумаг перед собой. – Если я напишу за тебя речь, она будет моей, а не твоей.
- Но я даже не знаю, что говорить, - обиделась Амира. Такого она не ожидала. Уж в чём-чём, а в безотказности Малкольма сомневаться не приходилось. Глава Аврората ненадолго отложил перо, ухватил девушку за талию и бережно притянул к себе.
- Просто будь собой, говори искренне и от чистого сердца. Это Рождество. Что бы ты хотела сказать в этот праздник? Чего пожелать?
- Я ведь никого там не знаю, - возразила девушка. Как можно чего-то желать совершенно незнакомым людям?
- Ты знаешь как минимум меня и Криса, сэра Эйлерса, сэра Родерика, парочку-тройку авроров. Питера, в конце концов.
- Разве он там будет? Он не поверил, когда я ему сказала про речь.
Малкольм чуть нахмурился.
- Видимо, мне придётся растолковать ему, что это не розыгрыш. Думаю, он захочет прийти и послушать.
Что ж, это уже кое-что. Опарафиниться перед «своими» не так страшно.
Малкольм чмокнул любимую в щёку и вернулся к своим главаавроратским обязанностям. Амира же пошла искать помощи в другом месте, по дороге размышляя о дельности данного совета. Быть честной, искренней, говорить от сердца и оставаться собой. Особенно смущало «оставаться собой». Если она будет собой, то в качестве поздравления просто даст кому-нибудь в нос и уйдёт, так и не проронив ни слова, опозорится, устыдится, возненавидит и проклянёт себя сотню раз, и больше никогда не захочет повторения.
Но что-то подсказывало, что позвали её не просто потому, что она дочь легендарного воина Питера Берхама. Питер сам не часто жалует подобные сборища, предпочитая проводить время в кругу самых близких. Быть собой на подобном вечере не лучший вариант.
С тяжелым сердцем и скрепя зубами Амира поплелась в противоположную сторону от кабинета Главы Аврората. Она предпочла бы сейчас обратиться за помощью к Ардору, уж предводителю Темных, пусть и бывшему, не составит большого труда сочинить красивую речь к празднику. Ко всему прочему, если Номен пойдет на попятный, его всегда можно дёрнуть за полосатый хвост, и у мага просто не останется выбора. Вот только его, на пару с Эйлин, до сих пор носит по английским холмам, и не понятно, живы ли они или их давно засыпало декабрьскими снегопадами. Хоть бы словечко написал, холерный. Енота отправил, нашёл иной способ. Будто в каменном веке живём и о нём здесь некому переживать. Похоже, он о ней даже не вспоминает. А ещё друг, называется.
Девушка постучала и, услышав разрешение войти, толкнула массивную тяжелую дверь.
- Амира! – Глава Совета поднялся из-за стола, удивлённый её визитом.
- Мне нужна помощь, - без приветствия обратилась к мужчине Амира.
Несмотря на то, что они разрешили все свои конфликты, общаться лично, тет-а-тет, в последнее время не приходилось. С того памятного разговора прошло уже несколько месяцев, а она до сих пор не знала, как себя вести в его присутствии. Не то, чтобы она ждала внезапных приставаний, благо ревнивой жены, способной нехило вдарить ей за такое, у Эдвартса больше нет. Но Амира всё время ждала подвоха. Для большинства Марк оставался надежным, как скала. Спокойным, нерушимым, предсказуемым. Амире же представилась возможность узреть спонтанный вихрь эмоций, тень Мелинды Фаер, готовую в любую секунду метнуться в её сторону. Наверное, экс-аврор чувствовал опасения девушки и сам старался держаться подальше. Поэтому хорошо, что беседа пройдёт в деловой обстановке кабинета Главы Совета.
- Конечно, в чем дело?
Марк махнул рукой на стул по другую сторону стола, но лучница прошла вглубь комнаты и уселась на диван возле ярко пылающего камина. Всё-таки удивительно, как их кабинеты с Главой Аврората похожи.
- Так с чем тебе нужна помощь? – излучая доброту и дружелюбие, осведомился мужчина. Ему пришлось выйти из-за стола и присесть в кресле рядом.
- Меня попросили выступить… - Амира запнулась, - с чем-то вроде речи… или праздничного тоста на Рождественском вечере в Академии.
Новость вызвала вежливую улыбку на лице Эдвартса, но понять по ней его отношение оказалось невозможно. Нет, ну серьёзно, кто мог додуматься до подобного? В голову закралась подлая мысль, не дело ли это рук самого Главы Совета?
- Произнести речь за тебя я не могу, - мягко отозвался маг почти слово в слово повторив Малкольма. Амира вспыхнула досадой и злостью - неужели ей и правда никто не поможет? - и уже намеревалась подняться и гордо уйти, громко хлопнув дверью, как мужчина добавил:
- Но, возможно, я помогу подобрать парочку нужных слов.
Амира облегченно вздохнула.
- Дай мне пятнадцать минут, я раскидаю бумаги и вместе мы что-нибудь придумаем. Займи себя чем-нибудь пока.
Спустя энное количество часов, футы выпитого чая, несколько жарких споров об уместности употребления тех или иных слов в предложении и кипы скомканных пергаментов, разбросанных в хаотичном порядке по всему помещению, речь была готова. Уставшие и выжатые, будто только что вторично выиграли Битву за Совет, Марк и Амира сидели, откинувшись на спинку дивана и допивали подогретый чай, удовлетворённо разглядывая пылающий огонь в камине.
- По-моему вышло славно, - наконец, подвёл итоги Марк.
- Могло быть и лучше, - недовольно хмуря нос, возразила Амира, но подумала и добавила:
- Но тогда речь стала бы уже не моей.
Глава Совета снова улыбнулся и предложил ещё чая. Девушка вежливо отказалась.
- Хочешь, я приду тебя поддержать? – убирая кружки с низкого столика перед камином, где они творили, предложил бывший аврор.
- Не страдайте ерундой, - отмахнулась она в ответ, чуть не закатив глаза. – У вас, наверное, дел невпроворот.
- И тем не менее, почему нет? Многие из моих соратников придут. Да и твой отец, полагаю, не захочет пропустить.
- Если сможет выбраться из пьяного пиратского угара.
Само собой, отнюдь не странно, если Марк Эдвартс лично забирает студентов Хогвартса – будущих студентов Академии из школы, наблюдать его появление у них на праздничном торжестве. И всё же становиться персональным поводом не хотелось. Слишком много чести ей одной.
- Дело ваше, - окончательно смутившись, отозвалась Амира.
Одно время лучница пыталась общаться с Эдвартсом на «ты», но привычка быстро извелась. Сложно фамильярничать с Главой Совета, даже если ты с ним целовалась. Впрочем, право называть его по имени девушка за собой оставила.
- Пойду я, пожалуй, поздно, - зевнула она. – Спасибо за помощь, Марк.
- Обращайся, - отозвался мужчина, одним широким жестом избавив кабинет от вороха испорченных листов. – И спасибо за вечер.
Ответная благодарность застала Амиру уже на пороге.
- Я был рад твоей компании. Мы ещё сделаем из тебя великого оратора.
Девушка сдвинула нахмуренные брови и, усмехнувшись, закрыла за собой дверь.
У Марка редкий приступ хорошего настроения или просто всему виной Рождество?

Два дня Амира учила речь, так, чтоб от зубов отскакивало, чтоб и во сне могла произнести без запинки. Завтракала, обедала и ужинала с испещрённым мелкими закорючками листком. Пересказывала другими словами, перекраивала на разные лады и в вечер торжества, хоть и сильно нервничала, но в своём выступлении была более или менее уверена.
Её никто не предупредил о парадной форме или праздничном наряде, поэтому, посмотрев на два имевшихся в арсенале платья, решив, что оба не подходят для рождественского ужина, Амира остановила выбор на своей повседневной одежде. И не прогадала.
Собравшиеся в трапезной Академии студенты, преподаватели и авроры оделись просто и буднично. Нарядился праздником только зал. Не такой огромный, как Большой Зал Хогвартса, но, по мнению лучницы, гораздо уютнее. Елки украсили шишками, свечками и настоящим снегом, заколдованным не таять в тепле. На нескольких длинных деревянных столах, установленных полукругом, стояли вазочки с веточками омелы, блюда с самой разной едой, бутыли эля и медовухи, горячего вина, мисы с имбирными пряниками, ароматными булочками и прочими необычными сластями. Атмосфера праздника витала в воздухе.
Никакой сцены, кафедры или подъёма для выступлений Амира не заметила, значит, её ждут дружеские посиделки, только масштабом побольше. Это радует.
Когда мисс Игнес пришла, половину мест уже заняли. На торжество собралось много народу, но, как и обещал Малкольм, большинство из них лучница знала, если не по имени, то помнила в лицо. И, конечно же, сюда выбрались и Глава Совета, и Глава Аврората, и её отец, и сэр Эйлерс с сэром Родериком. Вместе с Марком к столу присела его белокурая северная гостья капитан Бьярки в компании младшего брата и рыжего помощника Билли. Среди авроров мельтешил Крис Уэллер с горсткой не разъехавшихся по домам приятелей. А ещё Амира увидела двух студентов, юношу и девушку, в бытность абитуриентуры запомнившихся ей по Битве за Совет.
Сесть по привычке рядом с Малкольмом не дали, ушлый Уэллер оттащил её от возлюбленного и со словами «поближе к обычным смертным» усадил рядом с собой. Амира возражала, но недолго. В конце концов, они с Кристианом давно не виделись. Девушку, против обыкновения, не утомляла его болтовня, и не возникало желания дать ему промеж глаз.
Праздник начался незаметно, когда все собрались. Горячее вино и тосты лились рекой.
Как оказалось, выступающих набралось предостаточно. Прозвучало много добрых теплых слов, светлых трогательных пожеланий, по большому счёту, не сильно отличающихся от заготовленных Амирой. Говорить после всех… После Марка, который не готовился и вообще не собирался приходить, но с ходу выпалил речь, над которой Амира корпела бы месяц и не сочинила и близко похожей. После Главы Аврората с его уникальным талантом быть лаконичным и сдержанным. И, о Боги, после Криса! После Криса с его подвешенным языком и головой, до отказа набитой весёлыми историями и прекрасными праздничными тостами, говорить и вовсе стыдно. И всё же, когда настала её очередь, девушка нашла в себе силы подняться на ноги.
- Меня итак.. - Амира откашляла сиплый комок и продолжила, - все знают, но здесь почему-то все представляются. Здрасьте, я Амира Берхам и меня угораздило родиться дочерью того седого старика в углу, который отказался сказать здесь пару слов.
Кажется, Питер опрокинул  на себя кружку, но девушка этого не увидела. Она впервые назвалась отцовской фамилией и сама не поверила, как легко та слетела с языка.
- Говорить я не люблю и не умею. Мне проще дать кулаком в ухо, чем донести до него собственные мысли.
- Моё ухо это отлично помнит!
По столу прокатились лёгкие смешки и безобидные шутки, немного сбившие Амиру с толку. Девушка ухватилась ладонями за любезно наполненный соседом бокал и подняла глаза на слушателей, неожиданно наткнулась на множество любопытных внимательных глаз, из-за чего стушевалась ещё сильнее. Надо же, она и не думала, что её речь интригует так много зрителей.
Бросив взгляд на «своих», Амира заметила лёгкий кивок от Малкольма, приподнятую кружку Марка, широкую улыбку Криса и.. стоп, Вдова только что ей подмигнула? Это уже слишком…
- В общем…
Амира снова запнулась. Что за чёрт? Она же отлично знает свою речь. Это хорошая речь.
Вот только ощущается всё совсем иначе и сказать хочется совсем не то, что написано на пергаменте.
- У меня никогда не было Рождества, - выпалила она. – Такого, как сейчас. С праздничным столом, горячим шоколадом, пирогами, пряниками и медовухой. В  большом кругу знакомых радостных лиц. Большую часть жизни я провела, путешествуя, и не видела смысла во всём этом. Когда ты всё время в седле, незачем оглядываться, останавливаться, смотреть по сторонам, на то, как люди украшают дома, как загораются в окнах праздничные огни. Ты не понимаешь, почему незнакомцы улыбаются тебе беспричинно, бросаются под ноги коню и кричат бессвязные поздравления, обнимают просто так. Я не понимала этого, пока не приехала в Лондон. Здесь я встретила людей, ставших мне родными и любимыми. И впервые задумалась о понятии «дом». Дом – удивительное место. Место, где тебе всегда рады. Дома ты не чужой, что бы ни происходило, дома ты никогда не почувствуешь себя лишним. Когда я задумываюсь о таком месте, мне становится чуточку понятнее, почему в окнах загораются праздничные огни, почему украшаются ёлки и почему беспричинно улыбаются прохожие. Ведь Рождество – домашний праздник. Пусть, куда бы не забросила вас жизнь, в какой бы точке Вселенной вы не находились, у вас всегда найдётся место, в которое вы обязательно вернётесь к Рождеству…
В этот момент боковые двери в трапезную отворились, и в тепло нагретой каминами комнаты ворвался холодный вихрь. Комок ветра вторгся вместе с человеком: высокой женщиной, запорошенной снегом с головы до пят.
- Простите за опоздание, - откидывая с головы капюшон и отряхивая глянцево-черные кудри, произнесла она. Амира чуть нахмурилась. Вот ведь принесла нелёгкая... – Говорят, здесь угощают имбирными пряниками.
- Я все съел, - пробасил Питер, широко улыбаясь ей навстречу.
- Реджина! – воскликнули сразу несколько радостных голосов. - Вот уж воистину рождественское чудо!
Окинлек сияла и выглядела совершенно счастливой. Она бросила мокрый аврорский плащ в сторону камина и широким шагом прошла к столу.
По слухам, доносившимся до Амиры, с месяц назад аврор организовала и возглавила рейд по поиску и поимке каких-то не то отшельников-французов, не то оборотней, загрызших пол деревни в Шропшире, и сегодня её возвращения, раннего и совершенно неожиданного, никто не ожидал.
- Рассказывайте скорее, что я пропустила. Ужасно по всем соскучилась! – Первым делом прибывшая волшебница обняла Криса, главу Аврората, не прошла мимо Главы Совета и даже прильнула к Питеру, чем вызвала крайнее неудовольствие у бывшей подчинённой. Далее по списку пошли верные напарники по оружию. Не то на радостях, не то впопыхах, а не то и от искреннего желания, Реджина и саму лучницу объятьем не обделила.
- Амира как раз произносит тост.
- Я всё забыла, - недовольно пожаловалась Амира, окунувшись в морозный и освежающий поток, исходящий от одежды новой гостьи торжества.
Когда ажиотаж вокруг неожиданного приезда черногривой красавицы-воина улёгся, и Амире снова дали слово, возвращаться к речи совсем расхотелось. Она растеряла последние остатки самообладания, в голове творился сумбур и полнейший хаос. Чтоб сосредоточиться, ей понадобится тишина, только что утонувшая в разгоревшемся застолье.
В запасе ещё оставались несколько заранее заготовленных фраз. Пусть Амира начала произвольно, но выученные отрывки помогут спасти положение. Главное как-нибудь плавно к ним подступиться...
- Да, дом -  волшебное место. Если не обзавелись им, то в наступающем году – самое время. Но если уж не складывается, вы сглупили и нарвались на неприятности, из которых выбраться до Рождества никак, то вспомните, что дом – это не только конкретное место, но и люди рядом с вами. Влезайте в неприятности только в компании. Я всегда путешествовала одна. Жила одна, в засаде сидела одна. Я люблю быть одна, люблю одиночество. Но в одиночку очень сложно выпутаться из бардака, в котором очутился. А бардак обязательно нагрянет, ведь мой отец – Питер Берхам, а его лучший друг и ученик - Глава Совета, и если уж пытаетесь вытащить его из плена, то лучше большой сработавшейся командой. И чтоб в ней нашлись воин, маг, целитель, менестрель и…
- Пара-тройка смелых девчонок, готовых обрядиться проститутками.
Амира хотела продолжить предложение словами «светлая голова, за которой будет последнее слово», хотела высказать слова благодарности за оказанную честь, пожелать ярких мгновений, больших надежд и много ещё чего, но осведомлённость капитана Бьярки загубила речь девушки во второй раз, на этот раз окончательно. Потому что едва слова улетели в зал, как Уэллер дёрнул лучницу за рукав, вынудив неуклюже шмякнуться обратно на стул, и с возгласом «почему я не слышал этой истории?!» заставил всех знающих об упомянутом мракобесии, и присутствующих здесь, рассказать, что же произошло в сентябре во французском лагере.
Теперь Амире стало ясно, почему люди редко говорят откровенные, обличительные вещи на публику и зареклась произносить речи. Не потому что оплошала, а потому что иногда лучше вообще не вставать со своего места.
Оставшаяся часть вечера прошла на ура, несмотря на то, что многие, включая глав Совета и Аврората, покинули стол довольно быстро. Амира в компании Кристиана возвращалась в Обитель изрядно охмелевшей, но на редкость довольной и счастливой.
- А всё-таки здорово я придумал вытащить тебя сюда, ты такую замечательную историю рассказала. Ещё несколько таких вечеров и ты совсем перестанешь бояться выступлений.
- Так это была твоя идея? – Удивилась девушка. – Но почему?
- Просто услышал, как парочка студентов обсуждают твой тяжелый удар, переговорил с Родериком, тот с Эйлерсом, слово за слово…, - улыбнулся блондин, крепко обнимая Амиру за плечи. – Правда, что ты зазвездила в бубен Марку Эдвартсу?
- Правда, - усмехнулась в ответ девушка. И ведь действительно. Случайно умудрилась при их первой встрече в Дырявом котле. Как странно это вспоминать. – И даже отцу съездила разок.
Аврор округлил глаза.
- Как? Он же семи футов роста! – восхитился молодой человек, выходя за ворота Академии.
- Встала на табурет, - пошутила Амира. – На самом деле, для этого мне пришлось его сперва уронить.
- И ты удивляешься, почему студенты проявляют к тебе интерес. Ты заткнула за пояс легенду Аврората и наваляла Главе Совета!
Амира покачала головой. «Заткнуть за пояс» она их сможет только на расстоянии в пятьдесят ярдов, но в ближнем бою они оба, не напрягаясь, раскатают её в лепёшку. Впрочем, наступает новый год, как знать, что он принесёт? Возможно, она повесил лук на стену в качестве напоминания о прекрасной юности и возьмёт в руки меч. Хотя… Нееееет.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Рождественский экспромт (Мини-задание написать речь от своего персонажа)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2022
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz