Воскресенье, 25.10.2020, 17:15

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 1 из 1
  • 1
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Трупные приключения (Будущие события в трёх частях.)
Трупные приключения
AnneДата: Четверг, 27.09.2018, 22:53 | Сообщение # 1
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 267
Статус: Оффлайн
Возможно, когда-нибудь подвергнется косметическим изменениям. Можно кидаться комментариями и впечатлениями. Обсудим.:)

Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
AnneДата: Четверг, 27.09.2018, 22:54 | Сообщение # 2
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 267
Статус: Оффлайн
Часть первая.

Капитан собрала народ на палубе, чтоб сообщить внезапную новость.
- Мне нужно вернуться в Лондон. Я забыла кое-что сделать.
Пираты встревоженно переглянулись, всех интересовал один и тот же вопрос: что именно Вдова забыла сделать? Судно и без того простояло в порту без дела несколько дней. Все дела в Англии давно закончены, за время отдыха команда успела даже провести тщательный осмотр корабля, подлатать обшивку и хорошенько просмолить киль, оставалось только вернуться с добычей на родину.
Но женщина отмахнулась от расспросов и продолжила раздавать поручения.
- Отправляйтесь в Берген. Билли, проследи, чтоб этот мелкий гадёныш добрался до дома.
Помощник только кивнул; раз Уна решила, спорить с ней бессмысленно. «Мелкий гадёныш», напротив, сильно расстроился.
- Но мама с папой ждут нас обоих, ты обещала заглянуть к ним до крайнего выхода в море!
- Так и будет, - невозмутимо ответила северянка.
- Когда тебя ждать?
Вдова пожала плечами: хороший вопрос.
- Не знаю, постараюсь вернуться на этой неделе.
Благодаря магическим умениям своего корабля Уна могла пересекать огромные водные пространства в считанные дни, но добираться из туманного Альбиона до норвежских берегов с помощью иной магии выходило накладнее и дольше. Пираты понимали: Вдова жертвовала временем ради возвращения. Что бы она ни задумала – это жизненно важно.

На самом же деле Уна Бьярки понятия не имела, какого морского змея она здесь забыла. Вначале разбойнице казалось, что ей просто надоела бурная пиратская канитель, хочется побыть одной, отвлечься от шумных и неугомонных моряков: иногда они выматывают и раздражают похлеще родного брата. Но вскоре стало ясно, что дело не в них. Чувство гнетущей тоски завязало на сердце узел, мысли блуждали в голове сырым туманом. Вдове мерещилось, что она упускает нечто важное. Её тянуло в Лондон. Тянуло так сильно, словно здесь хранились все сокровища мира. Чтоб разобраться, откуда взялось это необъяснимое чувство, женщина решила вернуться туда, где всё началось.

Волшебный сундук перенёс её с корабля в «Старую Гавань».
Раскрыв крышку, Уна очутилась в подсобке.
- Ой! - раздался визг. Женщина, что хозяйничала в темноте среди винных бочек, испуганно прижала к груди небольшой деревянный ящик. - Разорви тебя гарпун! Немедленно выйди на свет, мерзкая пиявка, иначе я за себя не ручаюсь!
Пиратка вылезла из волшебного сундука и поприветствовала старую знакомую, в которой признала сестру хозяина паба Лилию.
- Чтоб тебя кельпи съели, Жемчужинка! Я от страха чуть якорь не сбросила! Что ты здесь делаешь? Вы ведь отплыли ещё позавчера, - бушующий ураган гнева в голосе пожилой женщины постепенно сменился мягким бризом заботливой тревоги.
- Так и было, - ответила капитан, прикрывая за собой крышку. - Решила повидаться с Редом.
- Ох, хорошее дело, - обрадовалась Лилия. Пока «Гидра» стояла в порту, хозяин уезжал в Йорк по делам, и Вдова не успела повидаться со старым пройдохой. Сомнительная причина возвращения для беспечной бухгалтерши оказалась вполне приемлемой, она никогда не стремилась знать о своих клиентах и гостях слишком много: так долго не проживёшь. Лилия поставила свой ценный ящик на одну из полок и стремительно метнулась к молодой подруге за объятиями.
- Так где Ред? - спросила Вдова, ответив женщине крепким приветствием.
- Там же, где и всегда, разливает. Стиви будет рад тебе, милая. Поднимайся, а мне нужно здесь закончить, - расценщица махнула рукой в неопределённом направлении и снова взялась за свой драгоценный деревянный ящичек.
Распрощавшись, северянка поднялась наверх, в паб.

- Жемчужинка! - от радостного вопля капитана Редрута Уна чуть не оглохла на правое ухо. - А я как раз тебя вспоминал. Вот.
Трактирщик обернулся себе за спину и взял с одной из полок с выпивкой несколько пергаментных листков.
- Пара-тройка незнакомых бумажек. И тебя Стоул искал.
- Что ему нужно? Он тут? - выпучив полные ужаса глаза, спросила Вдова и поспешно оглянулась по сторонам, напугавшего женщину «Стоула» нигде не было. От перспективы встретить упомянутого капитана у пиратки даже голос сел. Седовласый старик пожал плечами, ответив тем самым на оба вопроса сразу.
- Скажи, что меня взяли в плен тритоны Тирренского моря, нет, что я вышла замуж за одного из них! Или лучше сказать, что они меня убили? В общем, соври, что хочешь, но меня для него нет.
Хозяин паба, именуемый также Радуга, звонко рассмеялся, вокруг не спрятанного под пиратскую повязку глаза побежала заметная сеточка морщин.
- Хорошо, скажу, что ты его избегаешь.
- Ни в коем случае! - тут же перебила Вдова. - Тогда я от него никогда не избавлюсь. Он свято верит, что должен мне денег. Причём не просто денег, а денег в кёльнских марках. Мы, видишь ли, с ним под градусом как-то поспорили, кто из нас лучше споёт «Наш драккар» и я выиграла. А я, хоть убей, не помню, когда умудрилась так намутить шторм в трюме, чтоб спеть с ним. Спеть с ним, Стив! Спеть с ним «Наш драккар»! Ты слышал, как он поёт? Да? Не смейся! Он меня уже второй год преследует с этим «драккаром» и просит его спеть. Я теперь слышать не могу эту песню! И ведь тысячу раз ему объясняла, что надрались они с Генри-Чертёнком и поспорили тоже с ним. Но нет… бесполезно.
Ещё на середине рассказа капитан Редрут заржал, как бодрый рысак, а когда Уна закончила эту душещипательную историю, уже скулил и плакал от смеха, ползая по столешнице бара. Капитан и сама широко улыбалась.
Пока Радуга наполнял большую кружку крепким бренди, Уна пробежала взглядом письма. Ни штрафов, ни налогов, только запоздавшее письмо от Фьёрда и несколько записок от старых знакомых-капитанов и лордов союза Пяти Портов, проходивших через гавань. Уна облегченно вздохнула.
- Тревожные новости? - поинтересовался Редрут, ставя перед девушкой кружку побольше. – Ты расстроилась.
- Что? - удивилась Уна. - Нет. Письмо от брата поздно пришло, мы с ним уже встретились. Жаль, вы разминулись, он бы с удовольствием с тобой поболтал…

За долгие двадцать лет существования «Старая Гавань» насквозь пропиталась славой первоклассного борделя. Заведение ничем не выдавало в себе дом терпимости: над дверью не висел красный фонарь, окна не пестрели яркими решётками, стены внутри имели один тон без цветочных узоров и животных орнаментов, лишь при свете дня отливая золотом; и только изобилие женщин и мужчин всех возрастов говорило само за себя. Девочки жили в гостинице над баром и обхаживали клиентов, не выходя из дома. Под присмотром отставного капитана Стивена Редрута по прозвищу Радуга и его прекрасной сестры-расценщицы Лилии блудницы чувствовали себя, как в крепости. Пышущие здоровьем, одна краше другой, дамы очаровывали гостей не только красотой, но и блистательным умом, изысканными манерами и множеством других удивительных талантов.
Разумеется, при такой популярности нельзя не нажить врагов. Лондонцам, власть имевшим, не нравилось смотреть, как их деньги уплывают мимо городской казны. Стараясь всячески прикрыть греховное место, градоначальник с тюремщиками наведывались почти каждую неделю, но, приходя, не находили никакой подозрительной или незаконной деятельности. И какой бы неожиданной ни была проверка - результат всегда оставался неизменным, а все засланные шпионы таинственным образом проваливали задание. Секрет такой везучести прост: и Редрут и его сестра - волшебники. Рано или поздно городскому совету надоело бороться со «Старой Гаванью», и паб оставили в покое. Каждое утро, просыпаясь, капитан благодарил небеса за работу, которую любил больше всего на свете.
«Гавань» гребла деньги лопатами и могла позволить себе множество различных и даже странных или ненужных дополнений к убранству, таких, как дорогие картины известных живописцев, белоснежные мраморные колонны, тяжелые, массивные и бесполезные внутри здания, выполняющие роль гардероба с вбитыми в них золотыми крючками, странные канделябры и позолоченные скобы для факелов. Всё это смотрелось бы дико и нелепо, будь помещение маленьким и неприметным. Но внутри открывалась бесконечная бездна пространства; внешне паб больше походил на театральный зал, со своей сценой и музыкантами, а место длинных скамей занимали круглые и квадратные столы, покрытые дорогими скатертями в тон. Сцена, расположенная почти напротив входа, сбоку от стойки бара, всегда находила артиста, а артист находил своего зрителя. Но если вдруг кому хотелось испортить праздник дракой или скандалом, то плохиша немедленно с позором выбрасывали на улицу. В своё время это случалось так часто, что Режруту надоело каждый раз чинить дверь, и он изобрёл уникальные петли, с помощью которых она вращалась в обе стороны и легко выдерживала удар тела.
Уна предпочитала оставаться в стороне от пьяных вечеринок, но «Старую гавань» обожала всем сердцем за атмосферу безудержного веселья и запах льющегося рекой золота. Прибрежный паб не только торговал любовью, он её дарил. Хозяева всегда встречали Вдову, как давнего друга и угощали лучшим в мире бренди.
«Как же хорошо», - со сладостной ленцой подумала она, глотнув вкусного жженого вина со льдом. После долгого разговора со стариком и обмена последними новостями, капитан занялся своими делами, оставив Уну блаженствовать в одиночестве.
- Разорви меня дракон! - вдруг донеслось с правого бока, и женщина обернулась на голос. - Глазам своим не верю! Верная, чтоб меня, Вдова! Ты ли это, душа моя?
- Да вроде бы, - отозвалась капитан, разглядывая того, кто потревожил её отдых. Уна сразу узнала крикуна, хотя не видела его около шести лет. Оставив выпивку на столе, она вальяжно поднялась на ноги навстречу светловолосому молодому человеку.
- И тебе не хворать, Чёрный Кот.
Губы Уны растянулись в кривой улыбке. Он почти не изменился, разве что малость возмужал, немного подстриг свои соломенные волнистые волосы (в то время Уэллер носил шикарный длинный хвост) и обзавёлся алым плащом. (Это шокировало пиратку больше всего остального, ведь в их последнюю встречу он бросил её, удирая от представителей закона, разве что попрощаться успел, и был таков.)
Кристиан повторил за Вдовой широкую улыбку и оба сгребли друг друга в объятия.
- Каким штормом тебя забросило в наши холодные английские земли? - пробормотал аврор Уне в ухо, крепко прижимая к себе её хрупкий стан.
- Могу задать тот же вопрос, - перевела стрелки капитан, отстраняясь и внимательно вглядываясь в небесно-голубые глаза мужчины. - Что ты забыл в «Старой Гавани»?
- Я-то? - Крис вспомнил, что вообще-то шёл сюда с вполне конкретной целью, которая исчезла где-то на лестнице, ведущей к номерам второго этажа. Но, увидев Уну, понял, что не смеет упустить случая поговорить с прекрасным рулевым. Они дружили всего несколько месяцев и это были едва ли не самые яркие месяцы в его жизни. То морское приключение оставило неизгладимый след в его душе. Помимо того, что Вдова несколько раз спасла юноше жизнь, она выстояла перед его очарованием и стала первой девушкой, отвергнувшей настойчивые ухаживания юного красавца. Отказ остался для тогдашнего вора загадкой, ведь девушка была абсолютно не занята и не увлечена ни одним из мужчин на корабле или вне его. В то время грабитель по прозвищу «Чёрный Кот» (так его прозвали за привычку, выходя на грабёж ночью, мазать лицо сажей, а также за медные отмычки, которые до жути напоминали кошачьи когти огромных размеров) предположил, что молодая морячка, не так давно потерявшая мужа, всё ещё тоскует, и потому её прозвали Верной. С тех пор утекло много времени, возможно, теперь ему удастся узнать, почему его отвергли или исправить досадное недоразумение.
Пару мгновений оба разглядывали друг друга и вспоминали совместные былые приключения, примечали изменения в облике и манерах.
Аврор неожиданно понял, что просто рад видеть девушку живой и здоровой. Радость была взаимной. Уна и сама испытывала большое удовольствие от столь неожиданной встречи. После меланхоличного и тягучего во всех отношениях Марка Эдвартса северянке не хватало хорошей эмоциональной встряски, и Крис Уэллер, если за прошедшие шесть лет жизнь его не потрепала, как раз подходил на эту роль, как никто другой.
- Так что ты тут делаешь? - первой опомнилась Вдова.
- Возвращал долг одному приятелю, - солгал Крис, указав рукой куда-то назад на воображаемого «приятеля», и невинно заморгал весёлыми светлыми глазами.
- Угу, небось, приятеля зовут Жасмин, а долг длиной в пол локтя. (Мужчина поморщился пошлой шутке.) Стив, плесни моему старому другу ещё кружечку. Я угощаю.
- Это ни к чему, - тут же возразил Уэллер, не привыкший, что за него платят.
- Помнится, когда мы встретились в Багдаде, у тебя и медяка в кошельке не нашлось, - отозвалась капитан. «Да и кошелька тоже не было», - вспомнила она.
- Не волнуйся, я угощаю только первой.
Хозяин налил кружку бренди, пара прихватила выпивку, и Уна повела бывшего подельника в свободный уголок где-нибудь подальше от стойки.
- То было давно, с тех пор много воды утекло, - возразил аврор, посматривая одновременно на изящную спинку впереди и на пол под ногами.
- Да уж вижу, - бросила назад Вдова. - Подстригся, приоделся, обзавёлся алым плащиком. Кто бы мог подумать, Крис Уэллер - аврор. Давай сюда.
Они нашли не занятый столик с другой стороны, ближе к выходу, и с удовольствием опустились на удобные мягкие стулья.
- А ты вот ничуть не изменилась, всё так же неотразима, душа моя, - избавившись от бренди, Крис опустил на стол локти и внимательно всмотрелся в лицо женщины напротив. Время только пошло Вдове на пользу: в осанке проявилась твёрдость и уверенность; девичьи черты лица наполнились северной суровостью и выдержкой; внутренняя сила, дремавшая шесть лет назад, наконец, пробудилась и помогла волшебнице обрести саму себя. А её необычайного цвета глаза сияли так ярко, что невозможно отвести взгляда.
«А я ведь до сих пор не знаю её имени», - промелькнула мысль. В прошлом он пытался это выведать, но пираты редко зовут друг друга настоящим именем, а девушку иначе, как Вдова, Жемчужинка или Дочь Посейдона, никто не звал.
- Нет, некоторые вещи в этой жизни всё-таки не меняются: ты по-прежнему подхалим, каких поискать. Вздрогнем, - Уна и Крис стукнули кружками. С каждым глотком бренди становился всё вкуснее. - Ты мне поведаешь, как тебя захомутали авроры? Ни за что не поверю, что ты влез в петлю добровольно.
- Ты права, я попался по глупости, пытаясь продать пару украденных вещиц, - вздохнул мракоборец. - Вообще-то мои напарники сбежали и подставили меня, а я не успел смыться.
Завладев вниманием пиратки, Кристиан Уэллер поведал трагичную историю о дружбе и предательстве с самого начала.
-… Так что теперь моя семья - Аврорат. Вообще-то всё не так плохо, как кажется. Платят мне пятьдесят галлеонов в неделю (Уна присвистнула: большие деньги, с таким заработком можно жить на широкую ногу), у меня много друзей. Иногда я бываю занозой в заднице, но в целом меня любят. И нехватки приключений я не испытываю. Например, пару дней назад на Хогсмид напали вампиры, представляешь? А некоторые девушки очень щедры на благодарности за спасение жизни, так что я счастливчик. - Крис чуть задумался, уставившись в стол и философски заметил:
- В служении Свету есть своя романтика. Ты бы легко справилась. Не хочешь послужить в английском флоте?
- Что-то предложения о работе на благо Англии стали поступать слишком часто, - усмехнулась женщина, вспомнив Марка Эдвартса, и приложилась к бренди ещё разок. - Пожалуй, я откажусь, мне нравится то, чем я живу.
- Вряд ли твоя жизнь сильно изменится, - предположил блондин. - Хорошие рулевые под ногами не валяются. Кстати, а чем ты живешь? - не упустив возможности, полюбопытствовал он.
Уна задумалась над ответом, а потом призналась:
- Я уже давно не рулевой, Кот. Почти следом за твоим бегством я вызвала Шторма на поединок и побила его. Корабль теперь мой.
Уэллер замер, удивлённый такому повороту событий.
- Но ведь… - аврор замялся, не понимая, как та избегающая конфликтов тихоня смогла бросить вызов главарю «Гидры» и одержать верх над силачом, размерами в два раза шире её самой. - Поздравляю! За это нужно выпить.
И они снова выпили. И снова. И снова. Весь вечер они вспоминали старые приключения, делились историями, даже отняли сцену у какого-то бедняги и спели пару заводных од. Незаметно Уна выведала у Криса несколько свежих новостей о своих нынешних знакомых: главах Совета и Аврората, Питере Берхаме и Ардоре Номене (о таинственной русоволосой Эйлин Крис ничего не знал). Уэллер с огромным удовольствием разболтал пиратке о триумфальном возвращении Марка Эдвартса в Верховный Совет и добавил по секрету, что Старейшины начали готовиться к грандиозному балу в его честь. Разумеется, Марк был против, но кто ж его спрашивает? Чтоб на торжество успели все желающие, даже представители из самых отдалённых уголков земли, праздник решено провести не сразу, а через пару-тройку месяцев, тем более, что Мерцающий Свет опять собрался куда-то ехать. Крис предположил, что он отправляется возвращать жену в родные пенаты, и Вдова ему поверила. Сам же Уэллер нахватался от капитана массы весёлых морских баек, за исключением последней авантюры. Северянка остереглась рассказывать о том, что подвезла короля магической Британии до дома за внушительное вознаграждение.
Наконец, когда наступила ночь, а бренди уже не лез в горло, Крис предложил собеседнице романтическую прогулку вдоль берега под сияющим блеском английских звёзд.
Уна согласилась. Её не прельщала перспектива ночного свидания с очаровательным блондином, но аромат свежего речного воздуха - совсем другое дело. А старый друг за компанию - только приятный бонус. Вдова была уверена, что в состоянии контролировать их обоих, даже после нескольких, распитых на двоих, бутылей.

- Где твой брат? Помнится, ты говорила, что мы с ним два сапога пара и обещала как-нибудь познакомить нас.
Они шли вдоль берега. Аврор позволил себе вольность и нежно обнял девушку за талию.
- По пути домой. Извини, если б я знала, что меня ждёт такая неожиданная встреча, я б его обязательно прихватила с собой.
Обнаружив на своём стане чужую руку, фривольно залезшую под тёплую кожу белоснежной шкуры, капитан уже хотела сделать Кристиану замечание, но осеклась. Она едва не запнулась о небольшой тёмный валун и замерла на месте. В попытке преградить Крису путь, чтоб не прошёл мимо, колдунья машинально положила ладонь юноше на грудь. Обрадованный приятным намёком мракоборец предположил, что Вдова остановилась осчастливить его настоящим капитанским поцелуем, который он будет помнить много лет спустя, но увидел, что морячка на него даже не смотрит и, проследив за её взглядом, тоже опустил глаза. Блуждающий пьяный взор отказывался фокусироваться, и обоим понадобилось около минуты, чтоб разглядеть «камень» у них под ногами.
- Это что, труп? - осторожно поинтересовался аврор. Алкоголя в организме резко поубавилось.
- Похоже на то, - подтвердила Уна. - Знаешь, пойдём отсюда. Труп на берегу не к добру, нечего нам…
- А вдруг он ещё жив? - шепотом спросил Крис, подняв на Вдову озадаченный взгляд. Оба замялись в нерешительности. Капитан оглянулась по сторонам в поисках людей, но на добрую милю вокруг никого не было.
Вздохнув, девушка присела рядом проверить пульс и тут же убедилась, что тело мужчины уже окоченело. В помощь Вдове Крис зажёг над головой губрайт, всё равно никто не видит. Европеец навскидку лет сорока, с тёмными волосами, чисто выбритый, ухоженный и прилично одетый. Следов борьбы или насильственной смерти не видно, казалось, он умер своей смертью.
Вдова скользнула руками по плащу мертвеца, ощупала потайные карманы в подкладке и с изумлением обнаружила волшебную палочку.
- Он волшебник.
- Что? - Крис опустился на корточки по другую сторону трупа и по примеру Вдовы стал изучать карманы в поисках ответа на вопрос, кто же он?
Полазив ещё немного в закромах мантии покойника, Уна обнаружила несколько золотых и серебряных монет в мешочке, помятое письмо с печатью знатного магловского двора и…
- Что ты делаешь? - спросил Уэллер, краем глаза заметив, как разбойница прячет в своём кармане закупоренный бутылёк. - Это ограбление.
- Да что ты, - усмехнулась воровка.
- Я не могу тебе этого позволить, Жемчужинка, - голос Криса звучал неуверенно.
- Работа на Светлой Стороне тебя совсем ума лишила? - вспылила девушка и брызнула в аврора изумлённым взглядом. Ведь сам он когда-то не чурался шарить по чужим кошелькам, а теперь удумал учить её хорошему. - Тебе напомнить, сколько стоит один такой пузырёк? Ему на том свете слёзы феникса точно не понадобятся, а мне они ещё хорошо послужат. Если тебе не нравится то, что ты видишь, мой милый, - арестуй меня, а не можешь, - тогда отвернись.
Уна произнесла речь мягко, почти елейно, но в два последних слова добавила грубости и дерзости, давая понять, что сейчас Крис совершенно не у дел.
Аврор скрипнул зубами, раздосадовано посопел носом и обречённо отвел взгляд в сторону. Вдова права: он слишком слаб, чтоб арестовать её. И виной тому не только соблазнительная грудь и манящие бёдра пиратки. Она спасла ему жизнь, и предать Вдову Крис не смел.
Пока Уэллер успешно боролся с муками совести, Уна закончила обыскивать труп. Кроме трёх пузырьков со слезами феникса, к девушке перекочевали пара редких засушенных веточек, необходимых для приготовления снадобий, да оберег, совершенно точно не имевший для умершего ценности, но зато сильный и крайне полезный.
- Всё, идём, - воровка поднялась на ноги и быстро зашагала дальше по берегу, желая поскорее убраться отсюда.
- Вдова, стой! - Крис вскочил и в два шага догнал капитана, перехватил её руку. - Мы должны помочь ему.
- Ну уж нет, - протянула она. - Ещё возни с трупом мне не хватало.
- Я аврор, Вдова. Я не могу его так оставить.
- Зато я могу. Идём.
Но Уэллер не сдвинулся с места. Может, он и закрыл глаза на её преступление, три пузырька слёз феникса дружба не стоит. Но переступать через свой долг Крис отказывался.
- Абордажный крюк тебе в глотку, Кот! Ты серьёзно? - застонала Уна. - И что нам с ним делать?
- Ты нашла при нём письмо, оно подскажет, кто он. Обратимся в Аврорат за помощью. Может, у него есть семья, кто-то близкий, им нужно сообщить.
- Я не…
- А я тебя с собой и не зову! - тут же перебил пиратку аврор, совершенно ясно понимая, что нарушительница закона ни за что не переступит порог дома воина Света. - Я сам схожу в Аврорат, выведаю, кто это и вместе мы поищем его родных.
И тут труп сел, бестактно прервав спор молодых людей.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
AnneДата: Четверг, 27.09.2018, 22:55 | Сообщение # 3
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 267
Статус: Оффлайн
Часть вторая

Оба инстинктивно отскочили назад.
- Умоляю, скажи, что ты не видишь того же, что и я…
- Вижу, - подтвердил аврор таким похолодевшим голосом, словно сам только что умер. Весь остаток бренди вышел в один миг. Покойник крутанул головой, медленно осмотрелся по сторонам, а затем неуклюже поднялся на ноги, не утруждая себя облагораживанием внешнего вида. Из рукава запачканной мокрым песком и хрустящей травой мантии вывалилась рука, оторванная в предплечье, но почему-то на срубе обмотанная плотной светлой тканью.
Пара инстинктивно отскочила ещё на шаг.
«Мамочки», - душа Уны ушла в пятки.
- Бежим? - шепотом предложила она.
И они смело дали дёру.
Мертвец побежал следом. «Побежал» громко сказано: труп дёрнулся несколько раз и с четвёртой попытки переставил-таки ступни, неуклюже двинулся за ними. Он волочил перекошенные, будто сломанные в голени, ноги по земле, с трудом делая нелепые кривые шаги и всё же торопился. Его единственная рука, торчащая из-под широкого рукава чёрной мантии, тянулась к беглецам. Казалось, в тело кто-то вселился - злой дух или проклятье - и заставлял уже ушедшее на покой тело выполнять чужую волю. Покойник громко хрипел, пытаясь что-то сказать.

Через пару сотен ярдов, оглянувшись назад, Уна заметила нечто странное.
- Погоди, - женщина затормозила и дёрнула напарника за локоть. Кристиан потянул её на себя. Чего это она остановилась? С ума сошла?! Аврор был вынужден обернуться.
- Кажется, ему от нас что-то нужно.
- Конечно! Сожрать.
- Не хочет он нас жрать, - лицо пиратки перекосила гримаса недовольства. - Посмотри на него! Разве, похоже, что он хочет нас съесть?
Покойник, явно обрадованный тем, что «еда» больше не убегает, теперь замедлил нескладный шаг и целенаправленно устремился им навстречу, опустив руку.
- Идём, узнаем, что ему нужно, - убедившись, что опасности нет, пиратка быстро переменила своё мнение о мертвеце и решила помочь бедняге.
- Не самая разумная мысль, - слабо возразил мракоборец, с тоской наблюдая, как она шагает в обратном направлении.
- Ты сам хотел ему помочь. Или твой аврорский долг на ходячих мертвецов не распространяется?

Англичанин догнал северянку и вместе они направились обратно, навстречу умершему мужчине. Когда странная троица встретилась, Кристиан и Уна долго рассматривали труп, пытаясь понять, что заставило его пробудиться. Приятные черты ещё не тронуты смертью, лишь неестественная бледность и отсутствующее выражение украшали лицо незнакомца, серо-зелёные глаза смотрели совершенно безжизненно, почти не двигались и не моргали. Длинные чёрные волосы, ещё утром сплетённые в аккуратную косу, растрепались, запачкались и обзавелись парой-тройкой колтунов.
- Здравствуй, - осторожно поприветствовала покойника Уна. Мужчина перевёл пустой взгляд с её лица на кожаную куртку, чем очень удивил свою живую собеседницу.
- Что?.. Чего ты хочешь? - растерялась она.
Усопший ткнул скрюченным пальцем в грудь женщины. Пиратка начала выкладывать из карманов всё, что у него забрала. Наконец, когда она вытянула из-за пазухи маленький неприметный медальон, сделанный из крашеного дерева, с цветочным узором, мертвец тут же протянул к нему серые пальцы.
- Ага! - Победно воскликнул Уэллер, всё это время молча наблюдавший за странной парочкой. - Так и знал! Предупреждал я тебя, что воровать у мёртвых нехорошо.
Вдова бросила на него елейно-презрительный взгляд: кто бы говорил!
- Верни ему цепочку, его на том свете давно заждались. А я, знаешь ли, привык сообщать о покойниках, которые уже не ходят по земле.
- Дело не в медальоне, - упрямо заявила пиратка. - Эта бабская безделушка не способна поднять покойника со дна морского. И я уверена, что медальон не его. Это твоё? Ты из-за него… проснулся? - обратилась женщина к умершему. Тот отрицательно покачал головой.
- Ну! - настала очередь Уны ликовать. - Тогда из-за чего ты здесь?..
Глупый вопрос. Конечно, оживший труп мог только хрипеть в ответ и качать головой. Но мужчина вежливо молчал и вполне сознательно тянулся к собственной мантии. Движения его были по-детски нелепыми и бесконтрольными, но живые спутники догадались, что покойник что-то пытается найти среди вещей, имевшихся при себе, и помогли бедолаге. Уна повторила процедуру освобождения карманов, явных и тайных, пока незнакомый мужчина не указал на нужную ему вещь. Ею оказалось письмо, помятое и запечатанное.
- Открыть?
Получив утвердительный кивок, волшебница сломала восковую печать, вынула согнутый пополам пергамент, развернула и вчиталась в письмо. Кристиан подсветил чернильные строки маленьким огоньком света с кончика волшебной палочки, с любопытством заглядывая в пергамент через плечо спутницы. Несмотря на магловскую печать, письмо, как стало понятно из содержимого, писала волшебница. Вот что там было:

«Дорогая Леди Меллисса!
Наверное, Вы удивлены моему письму. Мы с Вами едва знакомы и, возможно, уж никогда не свидимся. Но нет повода более важного и более печального, способного оторвать меня от насущных дел.
Со слезами и болью в сердце сообщаю, что ваша милейшая сестрица Гербера вот уже пару дней, как скончалась. Нелепейший случай: бедняжку погубила плачущая мандрагора. Да упокоит Господь её душу.
Как вы знаете, Ваша сестрица три месяца назад разродилась крепенькой девчушкой. Назвали малютку Амелией. Девочка просто ангел, с голубыми глазёнками! Теперь она осталась одна-одинёшенька. Вы ведь помните, дражайшая Леди Меллисса, что муж их бросил на произвол судьбы. Подлый поступок!
Со стыдом и сожалением признаюсь: ещё одного ребёнка мы не потянем. В доме восемнадцать детей, включая сыновей Ирмы, и все они уже крепко стоят на ногах. Но содержать младенца в нашем угодье слишком затратно. Малютка не переживёт зимы, если останется в этом гиблом месте. Почти весь урожай в этом году пропал, а скот косит неизвестная болезнь (пастор Лин считает, что это редкая форма красного лишая, но я так не думаю).
Отправляю малютку Амелию к Вам в Лондон, дорогая Меллисса. В сопровождающие даю своего верного друга и старого слугу сэра Бэйлиса Борфура. Он человек слова и поклялся доставить сиротку в целости и сохранности.
Знаю, вы с сестрой не ладили в последнее время, и, видит Бог, я на Вашей стороне! Но милое дитя ни в чём не виновато. Умоляю, не отвергайте её, позаботьтесь, как о своей собственной.
С поклоном, миссис Кристина Гудвин.
Август, день двенадцатый, год 1390 от Рождества Христова.

P.S. С сэром Бэйлисом передаю несколько галлеонов для Амелии. Едва ли этого хватит хоть на что-нибудь, но, к сожалению, это всё, с чем мы можем расстаться.

P.P.S. Если малютка будет плакать, дайте ей её любимую деревянную погремушку, её я также передала с сэром Бэйлисом.»

- Теперь ты отстанешь? - Уна не скрывала торжества в голосе, аквамариновые глаза девушки кичливо разглядывали смазливое личико по левую руку от себя. - Детская погремушка!
С этими словами Вдова потрясла цветастый талисман, и только теперь он зазвенел приятными низкими звуками. - Кто был прав?
- Ты была права, - примиряюще согласился Крис. - Но это объясняет далеко не всё. - Он вернулся к мертвецу. Тот едва держался на ногах и от малейшего дуновения ветра колыхался, как листик на волнах. - Вы и есть (аврор снова заглянул в письмо) сэр Бэйлис Борфур?
Мертвец кивнул.
Оба облегчённо вздохнули, их живые сердца радостно и умиротворённо забились. Одной загадкой меньше: наконец-то они знают имя покойника, что свалился на их головы.
- Двенадцатое августа. Месяц прошел. Думаешь, они добирались так долго? - спросил аврор, потирая переносицу и изучая содержимое письма взглядом. Он всё ещё стоял у Вдовы за спиной и сейчас напряжённо размышлял о прочитанном.
- Очень неразумно со стороны… - Уна запнулась, не зная, как правильнее назвать умершего: просто трупом или же вежливо по имени, - … эээ… сэра Бэйлиса целый месяц шататься по городу вопреки данному обещанию, тем более, что…
Пиратка перевернула бумаги, которые держала в руках и взглянула на конверт, где чернели стройные аккуратные буковки точного адреса в Лондоне.
- … он знал, куда нужно ехать. Где бы ни жила Кристина Гудвин - это далеко. Думаю, они прибыли на одном из кораблей, что зашли сегодня в порт.
Покойник снова кивнул и даже попытался улыбнуться смекалке двух его новых друзей. Вышло жутковато.
- Но я одного понять не могу: где младенец?
И Крис и Уна задали вопрос одновременно и одновременно подняли головы на ожившего мистера Борфура.
Что тут началось! Мертвец замахал руками, как ветряная мельница, глаза вылезли из орбит, хрип из его рта лился непрерывным потоком. Что бы он ни лепетал, это возмущало его до глубины души.
- Ты, случайно, в языке мёртвых не сведущ? - Спросила Уна, обескураженная внезапно грянувшей болтливостью умершего.
- Нет.
- Может, кто из друзей подсобит?
Но поражённый не меньше спутницы Уэллер только покачал головой. Уна стояла к нему спиной и ответа, конечно же, не ждала.

Играя в «да-нетки» с трупом, напарники с горем пополам выяснили, что сэр Бэйлис прибыл в час дня на судне из Превезы** (по счастливой случайности Уна самолично наблюдала его заход в порт). На борту маг заразился какой-то экзотической болезнью, она и отняла у него руку. Чтоб не пугать команду и маленькую девочку, Бэйлис сцепил руку повязкой, спрятал под мантией и никому ничего не сказал. Предположительно, он надеялся вылечить себя и вернуть руку на место по прибытии, но не успел. Что случилось, когда мужчина сошёл на берег, осталось не совсем понятным. Из хрипов и непрерывных мотаний руками Кристиан и Уна уяснили лишь одно: мистер Борфур убеждён, что малютку Амелию похитили. Больше ничего выяснить не удалось. К сожалению, игра в «Да-Нет» так и не ответила на два главных вопроса: кто, когда и для чего похитил бедную малышку, и какая чёрная магия заставила мертвеца воскреснуть?

В попытке найти подсказку Уна ещё раз перечитала письмо.
- «Поклялся», - язык споткнулся на будто бы обычном слове.
- Что? - не расслышал Крис.
- Поклялся! Щупальца осьминога! - в голове Вдовы зажглись миллионы звёзд одновременно. - Что, если «поклялся» - не просто оборот речи? Что, если он дал Непреложный обет?! - Уна протянула аврору письмо и ткнула пальцем в нужное слово.
- Но, нарушая клятву, клятвопреступники умирают, а не восстают из мёртвых! - возразил Крис.
- Да, но вдруг в момент Клятвы он сказал - сказал вслух, - что ничто не помешает ему исполнить хозяйскую волю и даже смерть его не остановит? Возможно, эти глупцы даже не поняли, что натворили, ведь никто за всю историю не давал подобных Обетов. И мы не можем это проверить, верно?
- Допустим, ты снова права, но почему магия Клятвы вернула с того света не обычного человека, а, извини, дружище, кусок говорящего так сказать мяса?
- Понятия не имею, - пожала плечами новоиспечённый следователь. - Возможно, дело в словах, которые он произнёс.
И чтоб разгадать очередную загадку она обернулась к трупу:
- Ты давал Непреложный Обет? Клялся, что смерть не остановит тебя? Произносил эти слова вслух?
Уэллер и капитан замерли в ожидании.
Предположение ошарашило труп, хотя об этом говорили только вращающиеся безумные серо-зелёные глаза. Его взгляд метнулся от одного к другому и обратно. Спустя пару мгновений голова усопшего опасливо замоталась верх-вниз.
- Разрази меня гром, это чудовищно! - Уна подпрыгнула, чуть не взвизгнув от восторга. Столкнуться с такого рода магией и сохранить выдержку - задача не из простых. Пиратка во все глаза рассматривала труп. Конечно, сэру Бэйлису жутко не повезло, нежитью становиться он не собирался, но в случившемся была и своя ирония, и своя красота.
Крис переступил с ноги на ногу и, уперев ладони в бока, чуть отошел назад переваривать признание. С ним многое случалось, но чтоб такое…
- Пожалуй, мне стоит пересмотреть своё отношение к клятвам.
Уна усмехнулась. Готовая крепко подшутить над другом, она взглянула на побелевшее лицо Криса и передумала.
- Итак, теперь мы знаем почти всё, - отвлекая спутника от тревожных мыслей, проговорила она. - Осталось выяснить, кто похитил малышку и вернуть её родственникам.
- А если мы не сможем найти девочку или она уже погибла, что станет с Бэйлисом? Ему вечно болтаться по свету в таком состоянии?
- Не думаю. Он разлагается, - уверенно сообщила Уна. - Через какое-то время он стухнет, в нём заведутся личинки и черви, начнут отваливаться куски плоти и, в конце концов, он окончательно сгниёт. Останутся лишь кости.
- И его душа никогда не обретёт покоя.
- Значит, не будем уподобляться покойнику и найдём младенца, - Не желая поддаваться неизвестно откуда взявшейся печали Кристиана, Уна попыталась направить его мысли в нужном русле. - Бэйлис видел похитителя или похитителей. Мы просто задаём не те вопросы.
В глубине души Кристиан не разделял её оптимизма. Он сейчас бы с удовольствием пошел спасать прекрасную деву от дракона и сражаться с вампирами, нежели остался разгадывать тайну хриплого мычания ожившего мертвеца. Но деваться некуда. Отогнав отчаяние прочь, аврор легко взял себя в руки.
- Это ведь человек? - не зная, зачем спросил аврор, нужно же было с чего-то начать.
Странно, но Крис мог поклясться, что в тот момент, как вопрос слетел с его губ, лицо покойника просветлело. С упоением наслаждаясь триумфом, Борфур отрицательно помотал головой и заулыбался отвратительной кривой и дрожащей улыбкой.
- Нет? - удивился Уэллер. Уна и Крис переглянулись. Это многое меняло. Известие обнадёживало и живых. Если это не похищение с целью выкупа, то на плечи аврора не ляжет вина за то, что он не смог спасти маленькую сиротку. Если тварь, что украла Амелию, питается детьми, смерть малютки останется лишь случайной трагедией, а если нет - то нужно лишь выяснить, что это за существо и найти его ореол обитания. И девочка будет спасена.

Проблема заключалась в том, что Уна не знала ни одной твари на весь остров, подходящей под характеристику, её ум хранил сведения только о морских зверях, но ни один из них не воровал малышей с суши. Что же до Криса, то он в животных вовсе не разбирался, предпочитал убивать их раньше, чем они успеют продемонстрировать свои сверхспособности.
- Светает, - внезапно заметил аврор, оглянувшись по сторонам. - Скоро пристань заполонят маглы, нужно убрать его с улицы. И, честное слово, если я сейчас не сяду или не начну двигаться, мои ноги точно отвалятся, прям как у него.
Они общались с трупом несколько часов кряду, стоя на одном месте и, признаться, у обоих затекли не только ноги, но и все оставшиеся части тела.
Кристиан достал волшебную палочку.
- Простите, сэр, за причинённые неудобства.
Аврор подверг мертвеца заклятью левитации, а Уна спрятала его под покровом невидимости.

* - часть палубы, ближе к носовой части корабля
** - город в Греции


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
AnneДата: Четверг, 27.09.2018, 22:58 | Сообщение # 4
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 267
Статус: Оффлайн
Часть третья

- Кот, пожалуй, я отчалю, дальше ты сам, - остановила она аврора, когда он зашагал в сторону входа в город.
- Да броооось, - заметно расстроился Уэллер и чуть не потерял контроль над бедным трупом. - Неужели ты не хочешь закончить начатое? Это ведь ты об него запнулась.
Труп согласно захрипел и неуклюже помахал рукой.
- Тебе нужна помощь, мой дорогой друг, - возразила собеседница. - Помощь того, кто хорошо разбирается в местных тварях. И где ты будешь искать эту помощь?
- В Аврорате, конечно.
Уна улыбнулась и с особым выражением взглянула на Криса, «вот видишь, - говорил её взгляд, - ты очень сообразителен». 
Она бы с превеликим удовольствием посетила Аврорат не в качестве преступника, но чувствовала, что испытывает терпение судьбы на прочность. После того, как Марк Эдвартс и его друзья покинули её корабль, капитан могла свободно отправиться в дальнейшее плавание, но предпочла задержаться. Зачем-то втихую подписалась на глупую авантюру и проникла в здание Совета, чтоб украсть незатейливую вещицу у врага своего друга, где - та-дам! Вот так неожиданность! - снова наткнулась на знакомое лицо английского правителя. К счастью, магия Оборотного зелья исказила черты её лица, и они с магом всего лишь разминулись в одном из длинных белоснежных коридоров, и всё обошлось благополучно. Но теперь чутьё подсказывало, что на этот раз фортуна отвернётся от неё, и предпочла послушаться. 

Однако, Уэллер не унимался. Включив своё обаяние, он принялся уговаривать подругу с особым рвением. Аврор был твёрдо убеждён, что их совместные приключения не должны заканчиваться так внезапно и нелепо. Неизвестно, когда их пути вновь пересекутся и пересекутся ли вообще. Эта история точно закончится иным финалом. Охваченная сладкоречием бывшего подельника, Уна сама не заметила, как поддалась его увещеваниям и согласилась присоединиться к кампании, когда станет известно, что за тварь уволокла ребёнка. Обрадованный и довольный собой, Кристиан помчался в Аврорат на всех парусах, лишь бы только поскорей разузнать об этом звере побольше. 

Добрую сотню раз он пожалел, что не взял Вдову с собой. Она знала, какие вопросы задавать мертвецу и словно чувствовала, в каком направлении двигаться, если вдруг разговор заходил в тупик. И хотя они потратили много времени, всё же смогли выяснить почти всё необходимое. Без пиратки Крис в паре с коллегой из библиотеки убил на одностороннюю «беседу» три часа, покуда не догадался просто сунуть покойнику пергамент и перо с чернилами. Тут случилось чудо, и процесс пошел. По огромным, неровным, в кляксах и мокрых пятнах, описаниям авроры быстро выяснили, как выглядела тварь, зарисовали её и нашли-таки аналог в старой энциклопедии. Радости Уэллера не было предела, когда он поднёс страницу с рисунком из книги к глазам Бейлиса и тот утвердительно кивнул.
«Туллы» - гласил заголовок на странице с чудищем. Существа в человеческий рост, похожие на троллей, только синие, со смешными приплюснутыми картофельными носами, почти безобидные и обожающие людских детёнышей. Согласно содержанию, твари эти хоть и не обладали большими залежами ума, но легко проникали в дома и меняли человеческих младенцев на собственных, забирали их в подземные тоннели, где жили большими кланами. 

Окрылённый маленькой победой, Кристиан оставил почившего сэра Бейлиса Борфура под присмотром библиотекаря. Сам же побежал в штаб поднимать народ на бой с нежитью, осадившей Лондон, как саранча.

Пока Крис со всей присущей ему страстью исполнял обещанный аврорский долг, Уна вернулась в «Старую Гавань». Рабочее буднее утро вытурило из паба всех посетителей, одна из помощниц протирала столы, выгоняла с них мокрой тряпкой грязную посуду, тарелки обиженно звенели, прыгали в воздух и послушным ручейком уплывали вглубь помещения на кухню. По залу шустро танцевали три метлы, самостоятельно поднимая толстый слой пыли над покрашенным деревянным полом. Капитан, как всегда, сидел за стойкой, и писал что-то в маленькой книжечке в чёрном переплёте. 
Пригнувшись, Уна обошла пару запачканных чашек и подошла к старому приятелю.
- Ред, я бы вздремнула, одолжи мне комнату на несколько часов.
- Вивьен уехала к матери на пару дней, можешь прилечь у неё в двадцать четвёртой.
- Спасибо, - поблагодарила посетительница и отправилась в предложенную комнату. 
Внутри царил розовый шелк, но уставшая гостья не обратила на него никакого внимания. Освободив плечи от тяжёлого белоснежного меха, женщина хотела повесить шкуру на спинку стула, но замерла, грея замёрзшие пальцы в длинном мягком ворсе. Под тёплыми лучами дневного света шкура белела ярче первого снега. 
Ослепнув на секунду, пиратка чуть прищурилась от рези в глазах. Приятные ощущения навели капитана на неожиданную мысль. Усмехнувшись, она аккуратно свернула пушистый мех, круговым движением ладони наколдовала плотные стенки и дно, тугую крышку, небольшой серебристый замочек, легко поддающийся простенькому заклинанию. Сверху на коробку Уна прилепила небольшой клочок пергамента и изогнутым, мелким почерком оставила на нём небольшое послание.

«Наша встреча во французском лагере сказала мне, что твой закалённый в боях и суровых испытаниях дух не требует тепла. Но по осени обнажённую спину куда вернее ледяных ветров согреют её объятия».

Перечитав записку, колдунья снова усмехнулась, взмахнула рукой вверх. Замочек щёлкнул, крышка тяжело поднялась, открывая ящичек.
Сначала ничего не произошло, песцовая шкура лежала, как ей положено и ждала прикосновения. Но спустя пару мгновений мех шевельнулся и плавно поднялся в воздух, оказавшись на плечах иллюзорной девушки. Сотканный из светлых теней призрак бледнел голубизной. Невзирая на прозрачность, подобно сирене, девушка манила неземной красотой и соблазнительностью. И совершенно ясно, только шкура, утопающая подолом в ящике, скрывала её наготу. Сирена отражалась не в полный рост, её длинные ноги или же русалочий хвост скрывались на дне коробки, оставив глазу и воображению лишь округлые очертания бёдер. 
- Тебе не холодно, мой сладенький? - внезапно спросила иллюзия самым приторно-зазывным голоском, какой только может существовать в природе. Заигрывая взглядом с неизвестным кавалером, сирена несколько раз моргнула и недвижимо замерла, словно выключенная. Спустя пару-тройку секунд иллюзия снова оттаяла и с откровенным призывом, чуть выгнув шею, снова спросила:
- Эй, горячий парень, ты меня разденешь?
Уна беззвучно рассмеялась.
«Пусть знает, как пренебрегать моей щедростью и своим здоровьем».
Иллюзия чуть сползла обратно в коробку и опустила руки на бортик, ещё больше напоминая русалку, выглянувшую из колодца.
- Тебя согреть, лучезарный? - сладко пропела призрачная девушка. Сверкая белоснежной улыбкой, она дразнила невидимого мужчину напротив облизыванием губ и игривым покусыванием подушечек пальцев.
Конечно, волшебства надолго не хватит, и раздражающих фраз в духе «согреть тебя?» Уна придумала совсем немного, но получателю придётся откровенно пофантазировать, чтоб избавиться от такого сюрприза. Взмахнув рукой, колдунья отправила шкуру в коробку, а очутившаяся вдруг совсем неприкрытой иллюзия, стремительно обхватила себя руками.
- Какой ты скучный! - выругалась русалка прежде, чем рассыпаться миллионом песчаных брызг по крышке ящика.
Поставив коробку на стол, капитан без всяких угрызений совести завалилась спать. И благополучно проспала до обеда, пока Кот, собравший всех желающих, не зашёл за ней, как и договаривались. Женщина спустилась вниз со второго этажа в обнимку с подарком для Марка Эдвартса, сладко потягиваясь и зевая, чем вызвала у аврора острую зависть: его часы бодрствования давно пошли на вторые сутки. 
Одолжив у Радуги пару больших ярких сов, пиратка отправила подарок-розыгрыш адресату, после чего попрощалась с хозяином и вместе с Крисом исчезла в дверях. 

Остаться незамеченной не получилось, авроры тут же обратили внимание на нового участника команды. Крис представил Вдову хорошей подругой и выдающейся охотницей на туллов, выдав вслух первое пришедшее в голову имя.
- Изольда? - возмутилась шёпотом Уна, когда они шли, растянувшись длинным поясом вдоль берега. - Серьёзно? Я похожа на Изольду?
Надо отдать должное актёрскому таланту обоих, никто не изобличил их невинной лжи. 
- Я же не могу представить тебя Верной Вдовой, знаменитой пираткой, расхитительницей гробниц и охотницей за сокровищами?
- Никакая я не расхитительница, - уже спокойнее отозвалась «знаменитая пиратка». - Это было всего один раз. Не могла же я оставить амулет в могиле? Чего доброго, мы с тобой повстречались с ходячим мертвецом лет на шесть раньше, и вряд ли он был бы столь счастлив встрече, как этот. 
Уэллер усмехнулся в ответ, про себя соглашаясь с напарницей.

- Я что-то нашёл! - вдруг воскликнул один из авроров, и оба обернулись на голос. Юноша стоял в нескольких ярдах от Уэллера и Уны. Вместе с остальными мракоборцами пара направилась к нему. Все собрались возле небольшого валуна. Землистый бугор зарос высокой травой со всех сторон, и только приглядевшись, за длинными, слегка примятыми и пожелтевшими зарослями можно увидеть зияющую чёрную дыру входа в глубокий подземный туннель. 
Решили разделиться. Большая часть группы, возглавляемая Кристианом и Уной, отправилась внутрь. Остальные предпочли покараулить у оврага и оглядеться по окрестностям, может, где найдётся ещё один вход в подземелья.

Пещера выглядела мерзко. Узкая, низкая, мокрая и живая. Сапоги вязли в грязи, в стенах копошились черви и жуки, сверху капала вода и падали комья глины. Только разноцветные клубочки губрайтов, зажжённые аврорами один за другим, привнесли немного тепла и света в эту чудовищную кротовую нору огромных размеров. 
Подземный коридор тянулся далеко вперёд и под уклоном уходил глубоко вниз, заворачивая и извиваясь в самых неожиданных местах. Но каким бы длинным он ни был, всё же скоро кончился, и авроры сгрудились на пороге большой подземной «гостиной». 
Ещё на подходе стало ясно, что впереди их ждёт интересная встреча с десятком, а то и больше, тварей орущих, стучащих, грызущих и ломающих. Гомон стоял такой, что вопрос, почему у входа с потолка валятся куски земли, отпал сам собой.
Картина предстала любопытная. Туллы сгрудились в кучу, занимая собою всё пространство круглой пещеры. Свет проникал сюда вместе с дождём из сквозных щелей в потолке. Грязи и воды здесь было ещё больше, чем в туннеле. Существа, измазанные и мокрые, но совершенно привычные к таким условиям, счастливо улыбались новым гостям и радостно стучали инструментами, с помощью которых строили - какой кошмар! - колыбели для младенцев. Материал они собирали на поверхности и тащили домой всё, что считали для этого дела пригодным. В грязевом болоте плавали доски, обломки палок, листья и кора деревьев, тряпки и куски парусины, камни, кости и ошмётки звериных шкур, в ход шло даже битое стекло, железные пластины ржавых лопат и мясо мёртвых животных. Пещера больше напоминала сточную канаву, нежели место обитания волшебных существ, а стоящий здесь запах убивал быстрее всякой чумы.
Добивающим фактором к ужасающему зрелищу стало количество младенцев. Эхо разносило вопли по всей пещере, путало и сбивало с толку, но скоро авроры нашли восемь малышей: полуживых, грязных, голодных и барахтающихся в том же мусоре. 
Пережив первый шок, мракоборцы потихоньку продвинулись вглубь пещеры и принялись вылавливать детей из глиняно-земляной жижи. Туллы не сопротивлялись, а радушно улыбались беззубыми ртами и протягивали гостям угощения: живых жуков и подавленные ягоды. И только когда воины, измазанные грязью и звериными внутренностями, стали подниматься вверх по туннелю, унося на руках плачущих детей, чудища возмутились. 
Применив сильные замораживающие заклинания, авроры быстро утихомирили тварей, и высвобождение человеческих отпрысков продолжилось.
- У них брачный период, что ли? Откуда здесь столько детей? - Задалась риторическим вопросом Уна, всё ещё пытаясь смириться в увиденным: в голове укладывалось неважно. 
- Ты же у нас знаток, - буркнул проходивший мимо высокий аврор.
- Я на них охочусь, а не изучаю способы размножения! - искренне возмутилась женщина в ответ, словно полжизни промышляла охотой на туллов. Не побрезговав, капитан наравне со всеми влезла в выгребную яму и выудила из неё своего младенца. Ребёнок от криков сорвал голос и только хрипел, из последних сил зовя на помощь. В тёплых объятиях человеческих рук малыш тот час успокоился. Услышав женский голос, взглянув в необычные яркие глаза спасительницы, он довольно крякнул. Уна ласково улыбнулась мальчику. Почувствовав перемену, смышлёный сорванец ухватил женщину за куртку, требуя кормёжки.
Уна оглянулась на временных соратников, шарящих длинными палками по дну грязевой топи, проводила взглядом тех, кто покидал подземелья в компании маленьких человечков. К сожалению, было сложно сказать, где среди них Амелия - девочка, ради которой они так старались, - и есть ли она здесь вообще. Авроры нашли уже два мёртвых тельца.

Только к позднему вечеру удалось полностью убедиться, что в пещере не осталось ни одного ребёнка: ни живого, ни мёртвого. Всего спасли двенадцать детей и это только в этом подземелье.
- Придётся снова обратиться за помощью к нашему мёртвому знакомому, - обратился Крис к Уне, стоя у входа в подземелье. Авроры организовали небольшой лагерь вокруг бугра. Скрыли его от маглов, вызвали целителей, нашли кормилиц, организовали поиски родителей и родных. Нужно было так же решить, что делать с туннелем, насколько вредоносен этот ореол обитания туллов и прочее и прочее. 
- Ты его уже вызвал сюда? - спросила пиратка. Она не стала отвлекаться от чистки собственной одежды для разговора с аврором и делала оба занятия одновременно.
- Да, его приведут. А где Вектор? - спросил Уэллер у проходящего мимо напарника. Он только сейчас обратил внимание, что юноша, обнаруживший вход в подземелье, внутрь не заходил и в спасательной операции не участвовал.
- Так он сразу ушёл, - отозвался мракоборец. - Сказал, что забыл сделать что-то для наставника и умчался сломя голову.
Кристиан прислонился к столбу, подпирающему полог шатра, и устало усмехнулся.
- Когда-нибудь он дождётся, и Крупьяр его вышвырнет.
Вектор отличался на редкость дивной забывчивостью для молодого аврора, а его наставник, Бенджамин Крупьяр, то и дело отвешивал ему увесистых подзатыльников, которые никак не способствовали развитию памяти. 
История воссоединения Амелии с роднёй была обречена на счастливый финал. Когда Бейлис, с помощью заклинаний приобрётший почти нормальный оттенок лица и переставший на время разлагаться, доковылял до шатра и нашёл среди младенцев свою девочку, уже чистенькую, сытую и в сухой одёжке, радовались все трое.
- Осталось только дождаться, когда за страдалицей приедет тётка, - подвёл итог Кристиан. - За ней уже снарядили парочку лоботрясов. 
- Посреди ночи? - удивилась пиратка.
- Такая у нас работа, мы не откладываем дела на завтра, чтоб дать людям поспать, - говоря это, Уэллер чуть не сломал челюсть, широко зевая. - Постой-ка. А что, если сэру Бейлису самому нужно вручить девочку? Передать её из рук на руки, чтоб Клятва посчиталась исполненной?
- Акгрхы, - проговорил покойник, сидевший на земле. Друзья накрыли его толстым серым пледом, чтоб он смог сойти за мешок в случае необходимости.
- Не выдумывай, - категорично заявила Уна трупу в ответ. - Отрубим тебе вторую руку и делов. Да я шучу, не надо так возмущаться, - рассмеялась женщина, увидев искреннее изумление на лице Борфура.
- Ты уже понимаешь его, - весело заметил Уэллер.
- Похоже на то. А знаешь, наверное, как только девочку передадут Меллиссе, Бейлис сразу умрёт. Эм, то есть окончательно. - Она опустила взгляд на своего и без того мёртвого друга. - У тебя не будет возможности попрощаться, так что если ты любил эту малышку - сейчас самое время.
Труп неуклюже вылез из-под пледа и последовал совету.
- У тебя есть последняя воля? - спросила Вдова после трогательного прощания Амелии с Бейлисом. - Отправить твоё тело твоей хозяйке или…
Уна не успела закончить предложение, Борфур сразу кивнул.

Отрубать руки никому не пришлось. Как верно предположила пиратка, едва тельце малюсенькой Амелии погрузилось в крепкие объятия сестры своей матери, Бейлис почил навсегда. Крис и Уна нашли его там же, где оставили, совершенно и безвозвратно скончавшимся. И даже стало как-то грустно без него.
Утирая с миловидного личика слёзы рукавом изумрудно-зелёного платья, Меллисса поклялась беречь девочку ценой своей жизни (на слове «клянусь» Крис и Уна непроизвольно переглянулись). Немного подумав, с небольшой охотой, капитан рассталась с украденным у Бейлиса медальоном-погремушкой. Авроры не стали посвящать леди в полную историю, лишь в общих чертах деловито доложили, что человек, упомянутый в письме к графине, скончался по дороге. Прижав Амелию к груди, молодая женщина вскоре уехала домой.

- Такой конец тебя устраивает больше? - спросила капитан, обнимая Криса за плечи и, как ни странно, чувствуя удивительное воодушевление.
- Определённо, - ответил Уэллер устало, но с огромным удовольствием приобнял подругу за талию.
- От меня несёт дерьмом и тухлятиной, но я счастлива, - призналась Уна. - Теперь мне понятно, почему ты стал аврором.
Кристиан звонко рассмеялся её словам.
Они вернулись в «Старую Гавань» отметить удачную во всех проявлениях встречу, но едва бутыль с бренди опустела наполовину, аврор сдался. Усталость взяла над ним верх, и Уна отправила мага домой, отсыпаться. Уэллер пожелал ей удачи, с сожалением попрощался и исчез с легким хлопком. Сама же Вдова снова воспользовалась гостеприимством Стива Редрута, приняла ванну в одной из его комнат и, поскольку спать совершенно не хотелось, вновь спустилась вниз, где кутили пьяные моряки и продажные девки.
- Капитан Бьярки, именуемая также Верной Вдовой?
В паб вошли восемь высоких плечистых мужчин в алых плащах и сразу окружили её стол. Словно в знак протеста в зале продолжала играть музыка, шумное празднество разгоралось и набирало обороты. Авроры, выставленные щитом между пиратами и Уной (мужики свободно и без стеснения горланили морские баллады), хранили могильное молчание. 
- Смотря кто спрашивает, - медленно, с достоинством ответила капитан.
- Именем Верховного Совета Магов и его Главы вы арестованы. Сдайте свою волшебную палочку и вытяните руки вперёд.
Лёгкая улыбка, полная горечи, пробежала по её губам, чуть качнув головой, девушка глубоко вздохнула, с наслаждением допила бренди и поднялась из-за стола. 
- У меня нет волшебной палочки, - взглянув на молодого аврора Уна с некоторым разочарованием признала в юноше того самого Вектора. - Мой волшебный посох лежит на кровати в двадцать четвёртой комнате наверху.
Аврор кивнул одному из напарников, и тот отправился за магическим артефактом через сгрудившуюся за спинами воинов толпу.
Конечно, можно было попытаться сбежать. Ред за спинами мракоборцев старательно подавал ей знаки, но Уна, умеющая отлично видеть наперёд, уже знала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Трангрессировать она не сможет (авроры наверняка уже предупредили такую попытку побега), её оружие на втором этаже, а биться одной врукопашную с семью здоровыми шкафами - ищи идиотку.
- Позвольте полюбопытствовать, в чём моё преступление? - послушно протягивая руки вперёд и разрешая двум адъютантам надеть на неё цепи, спросила пиратка.
- Вы похитили Главу Совета, пытали его и два месяца держали в плену, - плюясь слюной, злобно пробасил Вектор, не скрывая презрения и торжества.
Весёлый заливистый смех Уны вызвал много недоумения на лицах авроров и соратников из морской братии. 
Воины потянули за цепи, и пиратка последовала за ними к выходу.
- Не вздумай писать Заливу, Стив! - Крикнула почти на выходе хозяину паба Вдова, обернувшись к нему лицом. - Не смей подвергать их опасности! Слышишь?! Не смей звать их сюда!


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
The Middle Ages » Мыслесборник » Обрывки Фантазии » Трупные приключения (Будущие события в трёх частях.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2020
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz