Вторник, 01.12.2020, 02:58

Главная сайта || Приветствуем, Гость | | Регистрация | Вход


Новые посты · Участники · Правила форума · Поиск · RSS
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
The Middle Ages » Игровые локации » Англо-Шотландские земли » Южный тракт (Дороги от Лондона до Ла-Манша)
Южный тракт
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 19:38 | Сообщение # 101
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Наконец они были одни, скрытые от посторонних глаз плотным материалом палатки. Амира что-то ответила на его бессмысленную фразу, но слова так мало значили, когда её губы страстно и нетерпеливо  коснулись его губ. Вмиг забылись и холод, и заботы и даже этих двух месяцев разлуки и непонимания словно не бывало. А может быть, и благодаря им долгожданный поцелуй был так сладок. Эта мысль ненадолго мелькнула в голове и скоро исчезла, оставив Малкольму просто наслаждаться моментом близости с любимой, которая ещё совсем недавно казалась навсегда потерянной. 
Быть может от волнения и радости, или наоборот причиной тому были раны и потраченные силы, но у него кружилась голова. Сердце стучало как молоток. Амира теперь немного отстранилась, трудно читаемым взглядом изучая его лицо а, её холодные пальцы дарили облегчение разгоряченным вискам. Малкольм улыбнулся, притянул её к себе, так, чтобы им было удобнее сидеть, прижавшись друг к другу. Ему так и не пришло в голову, чем прервать тишину, но Амира заговорила сама. 
Цитата
- Кстати, я так и не узнала твоего мнения по поводу того, что мы с Берхамом родня. Что ты об этом думаешь? Я до сих пор в ужасе. Мы ведь...
- Очень похожи, - подхватил Малкольм. На лице Амиры вдруг отразилось настолько явное изумление,  и она даже развернулась к нему недоверчиво нахмурив брови, что он немного растерялся. Ему-то казалось, она о том же хотела сказать. 
- Ну, у вас есть некоторые сходные черты, - чуть ли не извиняясь проговорил он, - Если честно, я бы вряд ли удивился тому, что он твой отец, если б мы об этом сразу знали. Он мне ведь даже не сказал, что для тебя это тоже была новость. Приём ты нам в Перте устроила тот ещё, - он ухмыльнулся. Теперь, когда всё было позади, та встреча даже казалась забавной.
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 19:41 | Сообщение # 102
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Похожи? Брови Амиры взметнулись вверх, передавая сильное удивление. Раньше она этого никогда не замечала, считая себя точной копией матери. Но, как выяснилось, от мамы передалась только яркая внешность. Задумавшись, девушка и правда нашла несколько схожих черт: например нырять в ледяной ручей спросонья; дать подзатыльник прежде, чем сказать, чем тебе не угодил собеседник, его слова или действия; влипать с головой в неприятности, страстно любить, а если совершать глупости, то роковые, вроде двадцатидвухлетнего плена и смертоносных врагов-психопатов.
- Да, что-то я разошлась тогда, - подтвердила Амира. - Была очень зла на Берхама. Я до сих пор зла, - добавила девушка и сменила позу, устраиваясь поудобней. - Правда, не знаю, на что больше: на то, что он не нашёл лучшего способа сообщить, чем подсунуть мамин дневник мне в колчан со словами "прочти, это важно" и быстренько удрать или на то, что бросил маму за несколько недель до свадьбы.
Вспомнив, Амира дёрнулась с места, перетащила свою сумку поближе и вынула оттуда старую, грязную и обгоревшую по углам книжечку в кожаном переплёте. Во время битвы за Совет она подумала, что дневник был полностью уничтожен взрывом, но позже девушка обнаружила его среди найденных на поле боя вещей. Многие важные страницы истории жизни мамы были потеряны навсегда, но всё же кое-что еще можно было сберечь, что Амира старательно делала.
- Вот, - волшебница аккуратно перевернула страницы, открыла нужную, после чего бережно передала дневник Малкольму. - Прочти. Свадьба так и не состоялась, потому что пришел приказ и Берхама вызвали на службу. Мама ждала его до последнего момента. Похоже, служба для него - всё, а неожиданно возникшая дочь - это что-то сродни помехе или оригинальному развлечению. Вот и сейчас он предпочитает спасать главу Совета вместо того, чтоб обратить внимание...
Амира замолчала, не договорив. Слишком уж эгоистично звучал её монолог. Умом она понимала, что всё, что произошло, в общем, не его, Пита, вина. Но узнав, что она снова может стать дочерью, она хотела, чтоб отец был рядом, а не носился за кем-то где-то, избавляя мир от вражеских нечестивцев.
- Мне кажется, что поставь я его перед выбором "я или Аврорат" - он, не раздумывая, скажет Аврорат, - всё же высказала свою, пугающую до чёртиков, мысль девушка.
Амире было легко поверить в эту мысль, потому что Питер без особых усилий демонстрировал искреннее переживание за Марка Эдвартса, искренне стремился спасти Номена и его сердце, но не проявлял той же теплоты по отношению к ней самой. А ведь нужно-то всего лишь сделать правильный шаг! Правда, что это за правильный шаг, из чего состоит, когда его применять и в каких условиях - она не знала. Тот факт, что Амира - девица не подарок, её нрава боится даже предводитель Тёмных (пусть и бывший) и найти к ней подход - задачка не из простых - не посетил её светлую головушку.
Малкольм тем временем взял в руки дневник. Волшебница внимательно наблюдала за тем, как серые глаза юноши задумчиво вглядываются в хрупкие выцветшие страницы.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 19:42 | Сообщение # 103
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Одного беглого взгляда через страницы старой потрёпанной книжицы было достаточно, чтобы признать в ней личный дневник молодой девушки, романтичной и влюблённой. Несколько строчек и Малкольм вдруг осознал, что читает личные записи матери Амиры. Она писала о себе, о своих планах на будущее и, конечно, о Питере. Малкольм закрыл дневник. Питер отдал тетрадь Амире, но вряд ли его порадует, если её будет читать кто-то ещё. Даже когда он рассказал, что Амира – его дочь, он ни словом не обмолвился о погибшей возлюбленной. Наверняка воспоминания были тяжёлыми, а Питер не тот человек, чтобы выставлять свою боль напоказ. История с его походом в германские земли была мутной. Кое-кто из старых авроров поговаривал, что сэр Берхам был не в ладах с кем-то из высших чинов, и от него попросту хотели отделаться, хотя в архивах, конечно, ничего подобного не найдёшь. 
Как бы то ни было, Малкольм не хотел вмешиваться в чужую историю, пока его об этом не просят. Однако несправедливые упрёки в адрес старого воина его настолько поразили, что он не мог промолчать. 
- Насколько мне известно, - мягко возразил он, - Питер не вернулся потому, что его взяли в плен в германских землях. Вряд ли это он так запланировал, чтобы избежать свадьбы. 
Амира, до сих пор увлечённая разбиванием отца в пух и прах, затихла. Вопреки опасениям Малкольма она вовсе не казалась разозлённой, скорее растерянной, или, может быть, смущённой. 
- Вот уж кто-кто, а Питер особенной привязанностью к Аврорату не отличается. Он не появлялся у нас эти два месяца, да и сейчас не главу Совета спасает, а своего ученика и друга. И ведь всё равно он первым делом за тобой рванулся, как узнал, что ты ушла, а только потом за сэром Эдвартсом. Подумай об этом. 
Слова его может быть и прозвучали бы резковато, но он не в коем случае не хотел с ней спорить. Наоборот, случись ей хоть жестом, хоть словом высказать обиду, Малкольм сразу же готов был оставить эту тему. Но Амира просто слушала молча, и, когда он обнял её и потянул за собой вниз, не оттолкнула его, а наоборот устроилась рядом, положив под голову свёрнутый плащ. Может быть именно её спокойствие позволило Малкольму признаться: 
- Ты знаешь, - тихо сказал он, - Я ведь за тобой бы не поехал, если бы не Питер. Уж не знаю, на что он рассчитывал, но в итоге он оказался прав. 
С этими словами он снова её поцеловал.
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 19:43 | Сообщение # 104
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Малкольм не стал читать дневник. Несмотря на оказанное ему доверие, он предпочёл не вмешиваться в чужую, пусть и прошлую, жизнь Питера и Хелен, чем поразил Амиру до глубины души. Сражённая его поступком, девушка безропотно забрала дневник из рук аврора а потом и вовсе отодвинула его к краю палатки.
- Насколько мне известно, - мягко возразил он, - Питер не вернулся потому, что его взяли в плен в германских землях.
- Я знаю, - машинально ответила Амира, совсем не осознавая того, что лопочет, - он рассказывал.
В этот миг она поняла, что влюбилась в сэра Лесли заново. Еще крепче, хотя раньше казалось, что сильнее она любить уже не умеет. Иногда, - вот как сейчас, - простой жест добропорядочности переворачивал весь её мир с ног на голову, а Малкольм этого даже не замечал, настолько естественно проявлялся свет его души. Амира же была готова расплакаться от переполнявших её восторга и трепета.
Юноша продолжал защищать Питера, а его соседка по палатке продолжала слушать. Глава Аврората с лёгкостью выбивал почву у Амиры из-под ног: снова, и снова, и снова. Он заступался за Берхама, будто знает его всю жизнь и понимает, как никто другой. Такой поворот стал для девушки откровением (и серьёзным поводом насторожиться: не в каждой семье отец ладит с возлюбленным дочери - а тут сразу такая идиллия). Подобное - изрядный стресс для любой девушки, так что хорошо, что Амира сидела, а вскоре и легла, увлекаемая Малкольмом.
Цитата
- Ты знаешь, - тихо сказал он, - Я ведь за тобой бы не поехал, если бы не Питер.

Амира улыбнулась. Как ни странно, именно это признание вернуло её в реальность. Наконец-то он поступил именно так, как ожидала лучница. Этот Малкольм ей хорошо знаком, он логичен, рассудителен и делает то, что считает правильным.
Я тебя не достойна, - подумала она, наверное, в сотый раз за вечер. И в сотый раз укорила себя за то, что осмелилась покинуть его два месяца назад.
Девушка сильнее прижалась к любимому и с охотой ответила на поцелуй. Распалившись в один щелчок, она уже теребила рубаху, когда осознала, что творит, и резко остановилась, перевела дыхание.
- Если уж на то пошло, мне и не нужно, чтоб он делал выбор, - продолжила Амира прерванный разговор, чуточку отстранилась и улеглась на спину, чтоб не было соблазна, - достаточно знать, что он задумается.
Девушка подняла глаза к потолку и последовала мудрому совету сэра Лесли. Начала думать.
Она вспомнила, как буквально только что Питер укрыл их с Малкольмом одеялом. Конечно, он раздал их всем, но хотелось верить, что этот элементарный знак заботы в её адрес был особенным. Амира вспомнила, с каким облегчением Пит сгрёб её в объятия, когда ворвался в шатёр, где недоделанная ночная бабочка исчезла с французом, и обнаружил её целой и невредимой. Кажется, в тот момент на его лице не было и кровинки. Ведь он один последовал за ней, чуть не погубив весь план...
И наконец, тот случай с обменом энергией, когда они вместе пытались немного подлатать Номена. Именно тогда она увидела весь его внутренний мир. С виду весёлый, беззаботный почти ребёнок на поверку оказался одиноким пленником с искалеченной душой. Как умело он скрывал всю боль, пустоту и отчаяние, которые заполняли его изнутри. Волшебница начала перебирать в голове все яркие и не очень воспоминания, их первую встречу у Зала заседаний в Верховном Совете, танцы в Одноглазой ведьме, посиделки на крыше в Хогвартсе и много-много других мелочей двухмесячной давности и нынешнего путешествия. Она заново открывала их, подмечая все неуверенные попытки узнать её, подружиться. Ведь порой она такая дурная, ещё промеж глаз вдарит, попробуй докажи, что не права. Амира поняла, как несправедливы, в корне неверны, - не обоснованы! - её упрёки. Насколько глупы. Она попыталась поставить себя на его место и ужаснулась ещё больше. Вытерпев все тяготы судьбы, Питер вернулся на родину, неожиданно узнал, что не одинок в этом мире и что получил в награду? Как она могла вообще упрекнуть его в том, что он не выполнял своих отцовских обязанностей? Ведь он никогда не знал, каково быть отцом, он даже не думал, что такое возможно. У Питера никогда не было детей, а тут внезапно обнаружилась сразу взрослая дочь, совершенно самостоятельная и самодостаточная женщина. Всего два месяца прошло, где научат обходиться с таким ребёнком? А сам ребёнок помочь не хочет, он городит не пойти что и безосновательно злится. Неудивительно, что Питер не нашёл лучшего способа объясниться, на его месте она бы сделала тоже самое (к слову, почти так она и поступила с Малкольмом: оставила записку и сбежала).
Амира поняла, как сильно заблуждается. Что ж. Пора переступить через собственные обиду и гордость и дать Питеру возможность насладиться ролью отца. Двадцать два года жизни - достаточная плата. Конечно, многое уже упущено, но стоит постараться. Они будут учиться этому вместе.
- Что бы я без тебя делала, - вновь повернувшись к Малкольму лицом, проговорила Амира. - Тебе пора отдохнуть. - Девушка наградила аврора лёгким поцелуем. - А на рассвете, так уж и быть, пойдём спасать вашего Главу Совета.
Стоило только закрыть глаза, как он мгновенно уснул. Засыпая, Малкольм что-то спросил, но из этого бормотания Амира ни слова не разобрала, так что просто укрыла их обоих одеялом и тоже отправилась в царство Морфея.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 19:55 | Сообщение # 105
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Цитата
Но если говорить серьезно, наша семья довольно-таки богата, и мне не составит труда обратиться за помощью к своим родным и даже использовать личные средства для освобождения сэра Эдвартса. 

Тут уж Питер не удержался и смерил девушку откровенно подозрительным взглядом. Подобная беспричинная услужливость и впрямь внушала серьезные опасения. Одно дело, если молодую авантюристку просто потянуло на приключения и именно поэтому она примкнула к столь рискованному предприятию, каковым, несомненно, было проникновение во вражеский лагерь, грабеж и похищение пленника. Конечно, Эванджелина появилась действительно вовремя и неплохо им помогла. Но все же… одно дело — поиск острых ощущений, и совсем другое — освобождение действующего правителя. Сам старый воин был просто убежден, что просто так, по доброте душевной, никто не стал бы предлагать подобного. Значит, что-то ей (или ее семье) было нужно от Марка.
Малкольм уже начал отвечать Эванджелине, и Питер не стал его перебивать со своими умозаключениями. Он не хотел обидеть девушку, если вдруг его догадки были в корне неверны. Только хмыкнул про себя, представив, что бы сказали родители девушки, приди она к ним с предложением выложить кругленькую сумму за спасение главы Совета. «…Общество было довольно темное, — неожиданно прокомментировал откуда-то из глубины воспоминаний голос Ардора. — В основном, бывшие мои приспешники. Но она казалась куда ближе к Свету, чем прочие». Но настолько ли, чтобы подобным образом впрягаться ради Марка, да еще и голословно обещая поддержку могущественного семейства? Ко всему прочему, такое решение проблемы сделало бы главу Совета должником политической силы, которая пока что никак не выразила своих намерений. А правитель — он на то и правитель, что ни от кого не зависит и потому принимает единственно верные решения.
— Сэр Лесли, как это с ним постоянно случается, абсолютно прав, — сказал Питер, обращаясь к Эванджелине, когда Малкольм взял небольшую паузу. — Нам нужно сначала в точности узнать, чего хотят пираты. Вполне может быть, что и не в золоте дело, а мотивы у них чисто политические. И лучшее, что сейчас можно сделать, это как следует выспаться. Утром все прояснится, так или иначе.


Цитата Fensterscheibe ()
- Ты правильно сделал, что не стал драться с пиратами. Главное, что вы все вернулись целыми, нашли сэра Эдвартса и у нас даже есть шанс разрешить всё миром. В сложившихся обстоятельствах, вы всё сделали наилучшим образом. 

Чего старый воин действительно не ожидал, так это вслух высказанного Малкольмом одобрения. Не ожидал, но все-таки был приятно удивлен. Он сам себе не отдавал отчета в том, насколько подобное согласие для него было важным. Легко, светло оказалось сознавать, что серьезный и вдумчивый глава Аврората оценил его усилия. Ответ, особенно в присутствии других, был неуместен; Питер лишь благодарно склонил голову. И, провожая взглядом направившегося к палаткам аврора, в очередной раз подумал, что общение с таким сдержанным парнем, как Малкольм, Амире пойдет только на пользу. Он умудрялся словно шутя уравновешивать ее собственный горячий нрав.
— Что ж, прекрасные леди, — с улыбкой окликнул Питер оставшихся в круге света девушек. — До рассвета еще пара часов. Отправляйтесь-ка спать. Я покараулю.
Он успел заметить, как Эйлин одарила его сумрачным взглядом, и, дождавшись ухода Эванджелины, прибавил:
— Знаю, что больше всего ты сейчас хочешь отправиться со мной, невзирая на всю возможную опасность. Я был бы только рад и обещаю: идем вместе. Поспи немного, разбужу незадолго до рассвета.

Чем ближе подступало утро, тем жиже становился окутавший стоянку ночной мрак. Убедившись, что спутники благополучно устроились на краткий отдых, Питер прошелся вокруг стоянки и возвел защитные заклинания. Он сделал это больше в угоду привычке, да и от разбегающихся французов следовало закрыться. Спать хотелось просто ужасно, но ложиться он не собирался. Чувствовал, что если ляжет, то к рассвету поднять себя просто не сможет.
Ночь была на удивление тихой; она плавно текла над землей, обманчиво убаюкивала шелестом пряных трав. Покончив с чарами, Питер вернулся на свое место и закутался покрепче в одеяло. Спасенный маг спал, дыша ровно и глубоко. В жарком пламени костра уютно потрескивали кроваво-алые уголки. Полный той особой меланхоличной задумчивости, какая неизменно приключается с людьми после насыщенного событиями дня и у доброго очага, старый воин уперся локтем правой руки в колено и, установив подбородок на ладонь, на мгновение прикрыл глаза.

В себя его привел резкий шорох слева. Питер немедленно вскинул голову и обнаружил, что уже вовсю светает. «Заснул, старый пень! Хорош дозорный…!» Он поспешно осмотрелся вокруг в поисках источника шума и тут же наткнулся на Ардора. Маг лежал с открытыми глазами и, вытащив руки из-под одеяла, привычными движениями разминал запястья, словно собирался испробовать свои силы.

— Я уже и не надеялся лицезреть твою шрамированную физиономию, Питер, — поприветствовал он, заметив взгляд аврора.
— И я рад тебя видеть, мистер Меня-подпалила-девчонка, — не остался в долгу старый воин, с трудом выпрямляясь.
Темный маг слабо улыбнулся в ответ, с растерянностью осматриваясь вокруг.

— Где мы?
— Дувр там, — Питер указал себе через плечо, туда, где едва заметно покачивали кронами столетние дубы. — Чуть больше мили. Это то место, которое мы определили как запасной вариант для отступления.
Сев и выпутавшись из попоны, Ардор смотрел на бывшего аврора и, казалось, не слышал ни слова из того, что он говорил. Даже взгляд казался отстраненным. Впрочем, Питер его понимал; так очнешься — еще не сразу сообразишь, что спросить в первую очередь.

— У вас все целы? — подал голос маг после паузы.
Старый воин недоуменно вскинул брови. Не такого он вопроса ожидал, но так даже лучше. Да и в самом маге чувствовалось что-то очень и очень светлое — то ли очнувшееся после недавних событий, то ли дремавшее в нем всегда. Может, именно это Марк и усмотрел в нем, когда любой из представителей волшебного мира готов был вцепиться магу в глотку?
— Да, всё в порядке, — Питер не стал уточнять; подхватил свою кожаную кирасу, с ночи лежавшую под рукой, и стал вдумчиво осматривать пробоину.

— Это хорошо… — маг вздохнул свободнее, кинул взгляд на светлеющий небосклон. — А мне как же посчастливилось снова быть с вами?
Питер улыбнулся и ответил не сразу. Пару минут сосредоточенно сводил и разводил края рассечения на кирасе, соображая, можно ли временно залатать ее при помощи волшебства. Все равно в итоге на выброс, но хоть какая-то защита…
— Берхам! — не выдержал паузы Ардор.
— Да, прости… Если кратко, то теперь ты черпаешь силу не от старика Магистра, а от нас четверых.
— Разумеется, я почувствовал разницу, но... - растерянно пробормотал маг, поводя по воздуху ладонями. — И сейчас чувствую в себе столько силы... Как это у вас получилось?
Отложив в сторону кирасу, старый воин кое-как поднялся на ноги, повел плечами, согреваясь и возвращая телу привычную гибкость, и прищурился на разгорающийся рассвет. Яркий свет, как и раньше, его беспокоил и причинял боль. Так было в первый миг, когда он вышел из мрака германских рудников, так продолжалось каждый день и поныне.
— Ты умирал, и нам нужно было срочно что-то предпринять, — как можно мягче откликнулся он. — Мы все вернулись далеко не в лучшей форме. Ребята вымотались, возлагать такой груз на кого-то одного было просто рискованно. Сейчас ты чувствуешь себя идеально лишь потому, что трое из нас спят. Когда они проснутся, ты станешь слабее. Будь к этому готов. Кериан, должно быть, действительно имел какой-то источник силы, раз поддерживал тебя в одиночку.

— Имел? — подчеркнул маг прошедшее время во фразе воина.
Питер глянул ему в лицо: застывшие в страшном ожидании черты, вновь загоревшиеся глаза.
— Малкольм завершил его историю. Больше тебе бояться не стоит.

— А как насчет...
Ардор не завершил фразы, но старый воин понял. Он поднял в воздух и медленно левитировал к магу трофейный сундук. Бывший Темный, словно себе не веря, осторожно протянул руки и принял на ладони долгожданную добычу. Он закрыл глаза, прислушался к токам магии внутри окруженного чарами предмета.
— Кого же мне благодарить за это? - наконец, выговорил маг глухо.

— Малкольма, который прикончил Кериана и добыл сундук. И Эйлин, благодаря которой ты продержался до того момента, как мы смогли что-то сделать.

Он неспешно прошелся по стоянке, не отдаляясь от костра и предоставив ненадолго Ардора его мыслям. Питер не ждал ответа, зная, что маг сейчас совершенно растерян, а потому даже удивился, когда тот вновь подал голос:

— А с Марком что? Вы его нашли?
Старый воин со вздохом вернулся на свое место и начал рассказывать о том, что произошло с их трио в лагере французов. Ардор слушал молча, не перебивал, но в глазах его светилось понимание, и это успокоило и вновь ободрило Питера. Он не переставал сомневаться в правильности своих поступков, однако такая поддержка соратников здорово помогала.
— Ну, во всяком случае, у него еще голова на плечах, — заключил бывший Темный, когда соратник умолк. — Значит, вы сейчас отправитесь выяснять, что им нужно от главы Совета?
— Именно, — Питер снова глянул на подернувшийся рассветной дымкой небосклон и устало провел ладонями по лицу. — Мне уже пора Эйлин будить...
— Я останусь на страже, — с готовностью отозвался маг.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 20:52 | Сообщение # 106
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Как и ожидалось, Амира сразу уснула. Вот только не рассчитывалось, что её разбудит кошмарный сон, от которого она резко дёрнется и чуть не потревожит обнявшего её Малкольма. Мужчина что-то пробормотал во сне и повернулся на другой бок.
Сон быстро развеялся в сознании и забылся, но дурное самочувствие осталось. Немного покрутившись, девушка поняла, что на этом её встреча с Морфеем окончена и нехотя выползла из палатки, чувствуя себя восставшим из мёртвых покойником. Было еще темно, а рассвет только-только голубел на востоке. Лес спал. По траве стелился тонкий слой инея. Похоже, она проспала не больше часа. Выругавшись, колдунья неслышно пробралась к стоянке, где обнаружила заснувшего на "посту" Питера, почти пустой котелок с остатками ночного ужина, и ярко пылающий магическим пламенем костёр. Ардор тоже крепко спал.
Немного понаблюдав за тем, как Питер спит (она едва удержалась от того, чтоб поправить одеяло у него на плечах, ведь стоит только прикоснуться, как Берхам, наверняка, сразу проснётся), девушка решила помыть и наполнить котелок водой для завтрака, а по возвращении, от нечего делать, пошла прогуляться, поискать чего съестного, живого или растительного происхождения. Охота тоже не задалась. Из живых существ в этом лесу, кажется, не спали только Амира, совы да мыши. Пока лучница изучала местную флору и фауну, а так же коченела от доносящегося из Дувра влажного морского ветра, занялся рассвет. Пора было возвращаться в лагерь.
Легко миновав поставленные Питером защитные чары, девушка сонно прошагала к костру и высыпала рядом несколько горстей собранных ягод.
- Я думал, ты спишь, - поздоровался с ней Берхам.
- Я сплю, - буркнула Амира и плюхнулась рядом с Ардом, отобрала у него попону и укрылась ею. Питер ничего не ответил и пошел будить Эйлин.
- Ты говорил "восемь недель", Номен, - тихо, тоном обиженного ребёнка, проговорила волшебница. - А вышло что?


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
EileenДата: Среда, 01.02.2017, 20:53 | Сообщение # 107
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 67
Статус: Оффлайн
Когда Эва сообщила однокурсникам, что собирается замуж за маггла, на нее посмотрели гораздо мягче, чем в этот момент, когда она высказала свое предложение. И Берхам, и Лесли стали убеждать ее, что неизвестно, чего хотят пираты. Ну разумеется, корабли они грабят ради выражения своих политических устремлений. Было ясно, что они попросту боятся принять помощь в подобном деле от... Темной. Невольно вспомнились слова второго брата, который женат на маггловке: "Эва, что бы ты не сделала, несмотря ни на что, ты для окружающих всегда будешь Темной. Это мы тебя знаем очень хорошо, знаем все обстоятельства, и поэтому все понимаем. В глазах остальных ты попросту будешь прокаженной. И насколько бы искренний порыв тобой не двигал, все будут искать подвоха..." От обиды Эва не смогла произнести ни слова, и молча пошла в палатку. Спать женщина, разумеется, не могла, она просто сидела и разглядывала медальон, который отец всегда носил с собой. Старая фамильная ценность, серебряный, не очень большой, но и не очень маленький, с красивым узором, и по центру буква "R", первая буква их фамилии. Предполагалось, что его унаследует старший сын, и Эва, как положено, после гибели родителей, привезла его старшему брату, но тот подарил его ей, чтобы она не забыла о своей семье. Отец сам утверждал, что на заданиях этот медальон всегда напоминал ему, что дома есть кому его ждать. Отец рассказывал, что когда-то давно, когда он еще был аврором, а Эва была совсем крошкой, одно задание приняло весьма неприятный поворот, в результате чего он сам, и еще несколько авроров, включая Марка Эдвартса, когда тот был еще не был главой Совета, оказались в смертельной опасности, но именно Эдвартсу удалось спасти их маленький отряд, отчего старший Райт до конца дней чувствовал себя обязанным этому человеку. И вот теперь, когда Эва пытается вернуть этот "долг" на нее смотрят буквально как на прокаженную. Даже этим я не могу почтить память о тебе, отец... Понимая, что не может вот так просто сидеть сложа руки, Эва решила покинуть лагерь. Она выглянула из палатки. Спали все, включая Берхама. Хорошо дежурит. Она обернулась в сокола и вылетела из палатки.

Цитата One-eyed ()
— Сэр Лесли, как это с ним постоянно случается, абсолютно прав, — сказал Питер, обращаясь к Эванджелине, когда Малкольм взял небольшую паузу. — Нам нужно сначала в точности узнать, чего хотят пираты. Вполне может быть, что и не в золоте дело, а мотивы у них чисто политические.

Вежливый, но прохладный ответ авроров явно не понравился мисс Райт. Эйлин с некоторым сожалением вгляделась в лицо оскорбленно замолчавшей Эванджелины, собралась было что-то сказать, но слова растерялись на полпути. Тем временем волшебница, смерив всю компанию презрительным взглядом, резко повернулась и молча скрылась в своей палатке. Отброшенная ею ложка сиротливо скатилась по траве и с мягким звоном коснулась котелка.
Спутники обменялись утомленными, сумрачными взглядами – показалось Эйлин или нет, но на лицах читалось сомнение. Явная обида Эвы вроде как говорила об искреннем желании помочь. Но из-за предельной усталости девушка и сама отчаянно не могла сообразить, что побудило волшебницу сделать столь щедрое предложение? Можно было представить как самые романтические и бескорыстные мотивы, вроде давних дружеских связей семейства Райт с Марком, так и куда менее поэтичные. И честно говоря, учитывая неубывающую популярность Эдвартса среди недобитых французов, морских разбойников и Мерлин знает какого еще сброда, простые решения вроде предложенного сильно смахивали на очередную ловушку. Эйлин поморщилась и отложила опустевшую миску. Интересно, а где пролегает граница между славной аврорской бдительностью и паранойей?..

Цитата One-eyed ()
— Знаю, что больше всего ты сейчас хочешь отправиться со мной, невзирая на всю возможную опасность. Я был бы только рад и обещаю: идем вместе. Поспи немного, разбужу незадолго до рассвета.

Обнадеженная его обещанием, Эйлин не смогла сдержать слабой улыбки.
- Спасибо, Питер, - с чувством отозвалась она. - Отдохнул бы и ты. Кто знает, с чем нам придется столкнуться?

Проходя мимо палатки Эвы, она вновь испытала нечто вроде укола совести и пообещала себе поговорить с волшебницей утром. Они отдохнут, и всё прояснится…
Переполненная этими и другими мыслями, девушка была уверена, что не уснет. Что ж, можно было хотя бы дать заслуженный отдых изможденному телу. Забравшись в палатку, Эйлин с наслаждением вытянулась в полный рост и, накрывшись плащом, устремила задумчивый взгляд в матерчатый свод.

…Она летела над зеленоватой водой, отражаясь в ее глади крупным, темнокрылым силуэтом. Легкий бриз ласкал оперение, море было прекрасно и светло – совсем как в родной деревушке близ Брайтона. Она спугнула толпу глуповатых чаек, набрала высоту и взяла севернее. Там далеко, на самой линии горизонта, острый взгляд выхватил из предгрозовой синевы белое пятнышко паруса. Там ее ждали, жаждали известия, что тяжелым свитком оттягивало правую лапу... Нетерпение жгло и подгоняло ее, корабль приближался...
Наконец, она нагнала его, но лишь затем, чтобы убедиться: он совершенно пуст. Безлюдный, как и море вокруг, трюм распахнут, нигде ни души. Ни единой души, кроме темноволосого воина с черным пятном на левой стороне груди, что приветливо протянул ей руку. Описав полукруг, она доверчиво опустилась на его предплечье. Большая ладонь легонько коснулась ее крыльев, даря ощущение надежности и тепла. Глаза цвета стали - и такого же оттенка небо за его спиной. Она здесь, чтобы помочь ему, указать путь и защитить от наползающей тьмы.
Он отвязал свиток, этот залог спасения, неоценимое сокровище и дар. Как вдруг налетевший порыв ветра выхватил пергамент из его пальцев и унес, играя, вверх и вдаль. Она тоже сорвалась в воздух, прокричала в небо предостережение, позвала человека за собой... Но лишь птичий клекот пронзил предгрозовую тишину.


- Эйлин? Эйлин! Нам пора выдвигаться.
Питер. Промычав в ответ нечто нечленораздельное, Эйлин распахнула глаза и около минуты пялилась в пространство, пытаясь осмыслить, где она и что происходит. Сон оставил ощущение полного бреда, тревожного и бестолкового. Путаясь в плаще и натыкаясь на стены палатки, девушка кое-как выбралась наружу.

Настоящий Ардор сидел у костра. Питер, увидев Эйлин, удовлетворенно кивнул и занялся котелком. Амира выглядела бледнее обычного, впрочем, как подозревала Эйлин, она и сама красотой сейчас не блистала. Эвы и Малкольма видно не было.
Поежившись от утреннего холода, девушка провела руками по лицу, опустилась на землю и обратила взгляд на Номена.
- Добро пожаловать назад, на бренную землю. Как себя чувствуешь?
Хвала богам, человеческий голос остался при ней.


...А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь.
(с)

Эйлин фон Берн - 18 лет, студент ВА, Светлый маг
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 20:57 | Сообщение # 108
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Справедливости ради, он и не рассчитывал вновь увидеть окружающий мир. Тогда, во французском лагере, завершая жестокую схватку со стражниками, он был уверен, что преступил многократно предел своих возможностей. Разве можно было предположить, что спутники, вопреки всем логическим вариантам, выберут именно этот: остаться и сохранить ему жизнь. Это просто не укладывалось в голове, хотя спустя пару мгновений растерянного раздумья, Ардор сообразил, что им, должно быть, стало просто обидно. Было бы страшной досадой, если бы, пройдя столько испытаний и опасностей, они бы опоздали или не смогли ему помочь. Впрочем, маг не обольщался, прекрасно понимая, что и у Малкольма, и у Эйлин имелись личные мотивы лезть в самое пекло. И все же...
Органы чувств были так загружены разнообразными ощущениями от окружающего мира, что обычно острый и сметливый разум ворочался с трудом. При этом ощущения были не только внешними; конечно, он ощущал и ледяной утренний ветер, и близкий запах засыпающего в ожидании зимы лесного массива, а взгляд улавливал нежные оттенки разгорающегося восхода. Внутренним взором в то же время маг отчетливо различал четыре человеческие фигуры, плотно связанные с ним токами силы. Выглядели фигуры абсолютно одинаково, зато аура их разнилась столь сильно, что определить, кто есть кто, не составляло труда.

Ярче всего выделялась Амира, благо она и чисто физически расположилась близко к магу. Отблески ее силы казались размеренными, но слабыми - сказывался жестокий недосып. Дальше всех ровно сияла аура Малкольма, аврор крепко спал, а потому продуцировал энергии больше остальных. Чуть ближе метался тревожный и хаотичный огонек, принадлежавший Эйлин; ей, по всей видимости, снилось что-то неприятное или страшное, но исходящее от девушки чувство легкой растерянности казалось даже приятным. Больше всего тревоги внушал Питер - его фигура сияла слабо и прерывисто. Старый воин находился уже практически на пределе своих возможностей. Нелегкий перелет до Дувра, стычка с дозорными в лесу, переправа через реку, проникновение в лагерь, сражение с графом и после всего этого - бессонная ночь на страже. Он умудрился задремать под утро, но разве так отдохнешь, зная, что ты единственный страж своих спутников? По-хорошему, следовало немедленно уложить неугомонного воителя спать, но Ардор знал, что спорить и настаивать бесполезно. Питер ощущал свою вину за то, что не сумел решить проблему с Марком на месте, а потому готов был вынести все, что придется, и исправить ошибку.


Цитата Anne ()
- Ты говорил "восемь недель", Номен, - тихо, тоном обиженного ребёнка, проговорила волшебница. - А вышло что?

Ардор вздрогнул, возвращаясь к реальному миру. Обоняние ожег бросившийся в лицо дым от костра. Отвернувшись в сторону, маг виновато улыбнулся лучнице и тихо выговорил после паузы:
- Ты уж прости... Я и сам такого предположить не мог.
Он снова глянул на четыре сияющие фигуры, и ему стало по-настоящему грустно. Тянуть силы из Кериана еще куда ни шло, но так повиснуть на шее у своих спасителей было неприятно. Сложнейшие чары Магистра даровали ему бессмертие, которое могло бы длиться бесконечно, пока жив хоть какой-то донор силы. И, разумеется, пока ему самому не сняли голову с плеч - тут уж никакие заклинания не помогут. Но именно из-за этого бессмертия Ардор так и стремился возвратить сердце, ибо не хотел более никого обременять.
"...Я о людях, чьими жизнями ты вымостил свой путь самопознания", - верно подметила ему Эйлин по дороге в Дувр. Теперь же получалось еще хуже: он собственную жизнь мостил чужими. Это даже Темному магу, каким он когда-то был, казалось отвратительным и недостойным.
- И, тем более, не мог представить, что вы сделаете... то, что сделали, - после паузы продолжил он, вновь взглянув на Амиру, теперь уже с благодарностью. - Я не заслужил такого к себе отношения. И не знаю, возможно ли вообще достойно за такое отблагодарить.

Взгляд его притянула отложенная Питером кираса. Доспех был пробит на груди, и острый взгляд мага безошибочно определил, что удар нанесен заклинанием. Ардор глянул на воителя, который в этот момент возился у ручья с котелком, и отметил, что в движениях его явно присутствует некоторая скованность. Питер заметно берег правую сторону торса. Тяжело вздохнув, он подхватил кирасу, внимательно осмотрел пробоину. Нагрудник у бывшего аврора был на зависть: жесткая вареная кожа полдюйма толщиной, да еще и анатомически формованная. Легкий и надежный доспех для воина, избравшего не силу удара, а скорость в схватке своим решающим аргументом.
На пальцах мага вспыхнул маленький жаркий огонек. Ардор приложил ладонь к рассечению и стал вдумчиво плавить кожу по краям. Конечно, кирасу все равно придется рано или поздно выбросить, но на первое время и такой ремонт сойдет. Во всяком случае, пару ударов меча выдержит.

Питер, покончивший с мытьем котелка, и выбравшаяся из палатки Эйлин подошли к костру одновременно. Ардор протянул нагрудник бывшему аврору, и он благодарно хмыкнул:

- Как я понимаю, за твои возможности пока можно не волноваться?
Маг только улыбнулся в ответ, наблюдая, как воин приноравливает кирасу по торсу и затягивает ремешки.

Цитата Eileen ()
- Добро пожаловать назад, на бренную землю. Как себя чувствуешь?

- Если мог бы, заставил бы вас всех как следует выспаться, - с беспокойством и сочувствием взирая на бледное лицо девушки, произнес Ардор. - Но это, к огромному сожалению, не в моей власти. Просто... Спасибо вам за все.
Наступит ли когда-нибудь то время, когда они смогут усесться у костра лишь для того, чтобы насладиться обществом друг друга, а не потому что к очагу гонит далекий путь и новые испытания? Было бы похоже на настоящую сказку...
Питер молча похлопал его по плечу и подхватил с земли свою сумку.
- Мы перекусим в городе, чтобы время не терять, - сказал он. - А здесь уж ты сам давай. Накормишь молодежь, ладно?

- Да уж без завтрака не оставлю, - слабо улыбнулся маг.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 21:03 | Сообщение # 109
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Сон, поначалу такой крепкий и безмятежный, к утру наполнился неясными тревожными образами и лихорадочной дрожью. Действие зелий прекратилось, и раны вновь напомнили о себе. Левая половина лицо горела огнём, и с трудом верилось, что там всего один довольно аккуратный шрам, а вовсе не полщеки снято. Можно лежать неподвижно, и тогда боль казалась ещё сносной, хоть и продолжала жечь, а при малейшем движении обрушивалась с удвоенной силой, так, что темнело в глазах. Нужно было встать, если не из чувства долга, то хотя бы для того, чтоб добраться до зелий Амиры. Решение на первый взгляд до смешного простое, и всё же немалую часть утра Малкольм проспорил сам с собой, призывая к разуму и ответственности, пока не собрался, наконец, подняться, разогнав остатки сна.
Снаружи его встретил прохладный ветерок, облегчая жар. Посмотрев на руки, Малкольм с неудовольствием отметил, что они дрожат, да и всё тело пробил озноб. Вчерашние приключения всё-таки не прошли бесследно.
Если не считать Эванджелины, он встал последним. Остальные уже собрались у костра, и даже Ардор очнулся. Бывший Тёмный на вид был довольно слаб и растерян, но в целом  выглядел совсем неплохо для того, кто вчера фактически расстался с жизнью.  Неожиданно для себя Малкольм ощутил прилив гордости. Всё-таки их усилия не пропали зря, и все вместе они совершили это небольшое чудо. Сам Ардор, похоже, с трудом верил, что живой, и не находил нужных слов, чтобы выразить благодарность. Его можно было понять.

Цитата
- Если мог бы, заставил бы вас всех как следует выспаться

- Разумеется, Номен, - заявил Малкольм, подходя ближе, - Ведь, если верить Питеру, пока мы спим, ты-то как раз полон сил.
- Это, конечно, веская причина, - сразу же отозвался Ардор, - Но для меня сейчас не самая главная. Если кто-нибудь случайно наткнется на наш лагерь, то меня примут за некроманта и немедленно поднимут на вилы. Думается, не для того вы меня спасали.
Малкольм в ответ только усмехнулся.
- Вы вчера с Эйлин на пару раскидали пол-лагеря французов, так что с парой-тройкой перепуганных крестьян с вилами как-нибудь справишься. Так, что, - обернулся он к Питеру, - Когда мы встречаемся с этими твоими пиратами?


Пост отредактировал Fensterscheibe - Среда, 01.02.2017, 21:08
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 21:10 | Сообщение # 110
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Цитата
- Ты уж прости... Я и сам такого предположить не мог. И, тем более, не мог представить, что вы сделаете... то, что сделали. Я не заслужил такого к себе отношения. И не знаю, возможно ли вообще достойно за такое отблагодарить.

 - Если тебя это утешит, то я была против. Так что упрощу тебе задачу: меня можешь не благодарить, - сонно зевая, проговорила девушка и потянулась всем телом, откинулась на бревно, лежащее позади, укрылась попоной по самый подбородок. Кажется, каждая мышца её невыспавшегося тела откликнулась на это движение. Тугая усталость разливалась по телу, как вино. Что было совсем странным, за болью Амира совсем не чувствовала Ардора, словно она не приложила никаких сил к спасению жизни бывшего тёмного, а заклинание творили только Питер, Эйлин и Малкольм. Силам Номена же можно было только позавидовать. Почти играючи он починил кирасу Берхама, не испытывая никаких видимых неудобств. 
Скоро из палатки выплыла сонная Эйлин. Случайно бросив взгляд на бывшего тёмного при появлении девушки, лучница обратила внимание, что лицо Ардора как-то незаметно переменилось, черты разгладились, появился какой-то неуловимый блеск в глазах. 
"Хм... интересно", - отметила про себя Амира. 
Бывшая когтевранка, даже будучи в полусне, оказалась самой приветливостью и с искренним беспокойством поинтересовалась самочувствием спутника, на что тот ответил с не меньшей любезностью. От количества высказанной признательности Номена ко всем и каждому вот-вот потрескаются защитные чары. Самое ужасное, что в ней не было и намёка на фальшь. Слушая, воительница едва удержалась, чтоб не ляпнуть что-нибудь саркастичное в ответ. 
Впрочем, вместо неё это сделал Малкольм. Услышав его голос, девушка оглянулась и, увидев его, забеспокоилась: глава Аврората выглядел хуже, чем все остальные, на нём недосып сказался больше всего. Лицо было под цвет стелившегося по земле инея, Малкольм заметно морщился и, кажется, дрожал. 
Место было насиженным и пригретым, но, увидев-почувствовав, в каком сейчас маг состоянии, девушка отлипла от теплого бока Ардора и поднялась на ноги. 
- Вы ни с кем не встречаетесь, - категорично заявила она. - В таком состоянии я тебя никуда не пущу, ты выглядишь, как поганка. Берхам с Эйлин вполне с этим справятся.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 21:13 | Сообщение # 111
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Малкольм ответил Амире тяжелым взглядом. Она была права, чувствовал он себя не лучшим образом. Несмотря на мимолётное раздражение от её тона, в глубине души его тронула её забота, пусть и грубовато выраженная. Как заманчива идея поддаться искушению и остаться здесь, восстановить силы, пока остальные разбираются с пиратами.
Конечно же Малкольм никак не мог с этим согласиться. И так его вклад в спасение главы Совета столь ничтожен, что тот в праве обвинить его в черной неблагодарности и пренебрежении долгом. Как глава Аврората он просто обязан был пойти.
Спорить не хотелось, так что Малкольм просто пожал плечами.
- Нам всем досталось. Вон, посмотри на Питера, он и вовсе не спал всю ночь. Нам просто надо поскорее с этим покончить, тогда у всех будет возможность отдохнуть.


Пост отредактировал Fensterscheibe - Среда, 01.02.2017, 21:14
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 21:16 | Сообщение # 112
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Практически сразу же Ардор ощутил то, о чем предупреждал Питер. Пробуждение Малкольма, которое он почувствовал безошибочно и единомоментно, действительно сказалось на его силах. Впрочем, сказалось оно скорее на физических способностях. Будто остался позади долгий пеший переход, и тело впитало в каждую кость и каждую мышцу утомительную слабость; плечи опустились сами собой, маг слегка сгорбился и придвинулся поближе к огню в поисках утешающего тепла. Он по-прежнему различал ясный и ровный отклик собственной волшебной силы, и это заметно его приободрило.
Тем более, что в целом состояние оставалось вполне сносным, а усталость можно было и пережить.

Ардор сумел в меру бодро и не без легкой насмешки откликнуться на слова Малкольма, хотя на того и впрямь без жалости было не взглянуть. Он отлично различал и ощущал его слабость и боль, а потому намерение аврора отправиться в Дувр на переговоры сразу ему не понравилось.
Маг слишком хорошо знал, что бывает, когда испытываешь себя на прочность и до дна исчерпываешь свои возможности.


Цитата Anne ()
- Вы ни с кем не встречаетесь, - категорично заявила она. - В таком состоянии я тебя никуда не пущу, ты выглядишь, как поганка. Берхам с Эйлин вполне с этим справятся.

Цитата Fensterscheibe ()
- Нам всем досталось. Вон, посмотри на Питера, он и вовсе не спал всю ночь. Нам просто надо поскорее с этим покончить, тогда у всех будет возможность отдохнуть.

- Вообще-то Амира, конечно, права, - медленно выговорил Ардор, надеясь все же урезонить упрямого аврора. - Ты всегда высоко ценишь логику в решениях, Малкольм. Сейчас ты предлагаешь самый нерациональный вариант, какой только можно придумать...
Питер, на протяжении их горячего спора возившийся с ремешками нагрудника, твердо решил держаться поодаль и не влезать. И заодно понаблюдать за Ардором и тем, как он взаимодействует с Малкольмом. Прежде такой возможности у старого воина не было, а теперь он с огромным интересом следил за их вербальной пикировкой. Развлекался подобным образом он недолго; коротко посмотрел на Амиру и в ответном взгляде с удивлением обнаружил почти отчаянное: "Сделай же что-нибудь!" Питер только вздохнул, отложил сумку и изготовился к действиям.
- Для того, чтобы узнать требования пиратов, нам не нужен большой отряд, - продолжал упражняться в красноречии Ардор, обращаясь к главе Аврората. - Намного больше пользы будет, если ты как следует отдохнешь. Возможно, нам в ближайшие часы предстоит трудный путь. Облегчи нам задачу, наберись сил...
...Малкольм стоял на два шага ближе к костру, чем Питер, и рассветное солнце светило молодому аврору в глаза. Удачнее позиции не найти...
- Посмотрел бы я... - ершисто начал Малкольм, но тут ситуация кардинально поменялась - и далеко не в его пользу.
Воспользовавшись тем, что глава Аврората, практически ослепленный пламенем костра и ярким светом солнца, никак не мог бы его увидеть, старый воин бесшумно перетек в пространстве, сократив разделяющее их расстояние с трех ярдов до пары футов. Не потревожил ни веточки под ногами, не толкнул вперед себя легкую воздушную волну, какая могла бы предупредить "жертву" о его приближении.
- ...каким образом вы собираетесь меня остановить, - договорил аврор с легким вызовом в голосе.
И в этот миг Питер едва ощутимым движением коснулся затылка новоявленного оратора. Получилось довольно эффектно - Малкольма просто выключило, будто по щелчку пальцев. Ожидая подобного, старый воин был наготове, сразу же подхватил его и ухмыльнулся:
- Отвоевался, шотландец. Отдохни немного.

- Скажу, что это был я, - обреченно отозвался Ардор; маг, сразу ощутивший возвращение силы, указал на свое место у костра. - Подтаскивай сюда... Я займусь его ранами, пока вас не будет.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 21:19 | Сообщение # 113
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Цитата
- Вон, посмотри на Питера, он и вовсе не спал всю ночь.

"Ага, видела я, как он "не спал всю ночь"", - подумала про себя Амира и чуть было не сдала Питера с потрохами, но в последний момент опомнилась и прикрыла рот. Чего зря накликивать на него гнев главы Аврората, если ничего страшного не произошло? Конечно, вряд ли Малкольм бы по-настоящему разозлился, но мало ли. Сейчас он не в духе, раздражен и рвётся спасать сэра Эдвартса, будто сам затолкал его в клетку и весь груз вины за утрату главы Совета лежит на его плечах. 
Упрямство юноши в такого рода вопросах не поддавалось шкалированию, он способен стоять на своём до последнего, пока не одержит победу, поэтому единственное, что Амира могла сделать - просто надавать тумаков без всяких споров и пререканий. Однако, воительницу удерживало одно большое "но": в душе еще оставались сомнения. Ей казалось, что сделай сейчас Амира что-то по-своему, то Малкольм назовёт её невыносимой эгоисткой и исчезнет раз и навсегда, оставив после себя только тяжелые отзвуки трансгрессии. Еще не пришло то время (да и придёт ли вообще?), когда она смело сможет ему прекословить, без оглядки на ту боль, что причинила. Вина, которая грызла её на протяжении всего путешествия, - да что уж там! С той самой минуты, как она покинула Лондон, - сейчас мешала считать себя правой и дерзить. 
Цитата
- Вообще-то Амира, конечно, права.
- Вот! - девушка чуть не подпрыгнула от радости. Не часто она слышала такие слова, а в споре с Малкольмом так, кажется, вообще ни разу. Приятно было знать, что кто-то разделяет её мнение и самочувствие Малкольма правда вызывает опасения, а её возражение не выглядит глупым капризом влюблённой девчонки, ослепшей от беспокойства. 
По лицу юноши было видно, что аргумент "Амира права" не возымел никакого эффекта, скорее, наоборот, добавил волшебнику решимости. Девушка тяжело вздохнула. Похоже, на этот раз она совсем бессильна. Её ищущий дополнительной поддержки взгляд прошерстил поляну, залитую первыми лучами солнца, и остановился на Питере, который всё это время молчал. В отличие от Ардора, старательно подбирающего причины, по которым Малкольму лучше остаться, Берхам по обыкновению делал вид, что его тут нет, но увидев карие глаза дочери, тяжко вздохнул. Они сказали ему даже больше, чем Амира хотела бы передать. Сама девушка по собственному убеждению уже ничего не могла сделать, но Питер вполне мог попробовать. 
Он и попробовал. 
Пока Номен заговаривал юноше зубы убедительными аргументами, Берхам неслышно скользнул тому за спину. Мгновение - и Малкольм крепко спал, заняв нагретое уже место возле костра. 
- Можно и так, - одобрила девушка и присела рядом с уснувшим магом на корточки, укрыла его всё той же попоной. Признаться, она рассчитывала на более словесные попытки, но такой метод - её собственный - Амиру устраивал больше. Девушка не скрыла улыбки. 
- С ним всё будет в порядке? - обеспокоенно уточнила Эйлин. 
- Безусловно, - ответил Питер. Убедив юную студентку Академии, что глава Аврората просто спит и набирается сил, он снова подхватил свою сумку и повёл мисс фон Берн в сторону главных ворот, за которыми скрывался прибрежный Дувр. 
- Вряд ли Малкольм не догадается, кто это был на самом деле, но спасибо, - чуть запоздало отозвалась Амира на предложение Номена. Усевшись рядом с ним на бревно девушка добавила, - И спасибо за то, что поддержал.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 21:26 | Сообщение # 114
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
- Только не пытайся исправить абсолютно всё, - с беспокойством предупредил Ардора Питер, вновь подхватывая свою сумку и выпрямляясь. - Помни о том, что твои нынешние возможности несколько скромнее тех, к которым ты привык. Не надорвись случаем.
- Я постараюсь, - маг кивнул в ответ, присел рядом с усыпленным аврором и теперь машинально потирал ладони. - Не волнуйся. Лишать Малкольма удовольствия самому затянуть свои раны я не собираюсь...
Он мгновение молча смотрел на двоих переговорщиков - измученных и бледных после бессонной ночи - и озабоченно выговорил:
- Вы поспешите и возвращайтесь скорее. Если что-то случится, присылайте Патронусов. Мы как-нибудь поможем.

- Лучше обед сделайте к нашему возвращению, - широко улыбнулся Питер, отворачиваясь.
Вдвоем с Эйлин они ровным шагом направились на юг и вскоре их фигуры скрылись за мощными стволами. Проводив их беспокойным и задумчивым взглядом, Ардор мгновение сидел неподвижно, словно прислушивался к окружающему миру в попытке уловить затихающие шаги, а затем вытащил из поясных ножен кинжал.

Цитата Anne ()
- Вряд ли Малкольм не догадается, кто это был на самом деле, но спасибо, - чуть запоздало отозвалась Амира на предложение Номена. Усевшись рядом с ним на бревно девушка добавила, - И спасибо за то, что поддержал.

Маг только коротко улыбнулся, осторожно перевернул аврора на бок и, рассмотрев под рубашкой повязку, прикрывающую плечо, привычно зажег на ладони жаркий огонек.
- Всегда рад помочь, но даже если Малкольм и догадается, ничего страшного, - после паузы ответил Ардор, отодвинув бинты и в свете пламени изучая длинную рану. - Он немного остынет и поймет, что если бы ушел с ними в таком состоянии, то только стал бы обузой и мог поставить все дело на грань срыва. Так, ну что тут у нас...


Он еще пару минут изучал фронт работ, после чего погасил огонь и опустил ладонь на рану, готовясь приступать к работе. Сила заструилась ровно, спокойно и покорно; маг с восхищением ощутил это движение, подхватил его и понес его. Но прежде, чем заняться непосредственно ранами Малкольма, Ардор поднял голову и прямо посмотрел на Амиру.
- Ты отменно обработала их, - он кивнул на длинное рассечение на плече главы Аврората. - Но раз мы сейчас можем сделать что-то большее, то почему бы этого и не предпринять, да?
Светлое вдохновение целителя мягко разливалось по жилам, даруя спокойствие и сосредоточенность. Ардор не спеша стянул рану, насколько это было возможно. Бросил быстрый взгляд на девушку и только теперь заметил любопытство и легкое недовольство в ее лице.
- А что? - улыбнулся маг в ответ, возвращая повязку на место. - Я умею наносить раны и умею их врачевать. Во многом похожий процесс...


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 21:29 | Сообщение # 115
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Цитата
- Он немного остынет и поймет, что если бы ушел с ними в таком состоянии, то только стал бы обузой и мог поставить все дело на грань срыва.


- Если ты так думаешь, то ты плохо знаешь главу Аврората, - возразила девушка. - Он, как пущенный галопом рысак, будет мчаться вперёд, пока не упадёт замертво. 
Может, Амира была неправа, но опыт общения с ранами Малкольма в прошлом оставлял именно такое впечатление. 
- Что ты собираешься делать?.. - колдунья подозрительно вздёрнула бровь. Номен с ответом не затянул: девушка наблюдала, как рана на спине спящего аврора, которую Амира вчера старательно, с теплотой и заботой, пропитывала лечебными зельями, сейчас на глазах затягивалась от рук бывшего тёмного. 
С жадностью и завистью девушка наблюдала, как послушно и легко стягиваются еще не зажившие участки разрезанной плоти. Надо отметить, что у Ардора отлично получилось. Неудивительно, учитывая, что силу он черпает аж у четверых спутников. Впрочем, с лицом Малкольму и магия не поможет, в этом Амира была уверена наверняка. 
Цитата
Во многом похожий процесс, кстати говоря...

"Да неужели?" - так и подмывало сказать Амиру, но она сдержалась. Волшебницу сильно задело, что Ардор решил повторно позаботиться о ранах Малкольма, уже после её вмешательства, будто она плохо справилась с задачей. Но тот факт, что юноше станет лучше гораздо быстрее - удержал её от всяческих споров и возражений. 
- И откуда только в тебе взялось столько теплоты и заботы... Не страшно, что вчера я использовала зелье, а сейчас ты используешь чистую магию? Мы не сделаем ему хуже?.. 
Так, за разговорами о видах магии прошли ранние часы утра девятого сентября.


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 21:30 | Сообщение # 116
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Сейчас, после трудной бессонной ночи, свет восходящего солнца казался особенно невыносимым. Едва различая впереди темную громаду Дувра, тонущую в расплывчатой туманной дымке, Питер ругался в мыслях, болезненно щурился и клялся самому себе больше не устраивать организму такие проверки. Впрочем, проверки были при подобном стиле жизни неизбежны, это он тоже отлично понимал. А ведь уже было самое время найти свой дом, жениться на милой вдовушке и осесть на месте, проживая дни в мире и уюте, отложив в сундук пропыленный дорожный плащ и повесив на стену верный клинок. Но нет - продолжал идти и сражался, и убивал, и о покое почти не думал. Разве что от усталости, как теперь.
Он крепился долго. Спутники в дружелюбном молчании миновали почти половину пути, когда Питер не выдержал и надвинул на голову капюшон плаща. Стало намного легче; прошла начавшая было стучать в висок головная боль, да и на окружающий мир теперь смотреть было удобнее. Капюшон нависал низко, оставляя в глубокой тени страдающие от яркого света глаза.

Шли неспешно, но в целом в хорошем темпе. Бывшему аврору было куда удобнее идти чуть медленнее обычного, чем вынудить Эйлин бегом поспевать за его широким шагом. Тем более, что оба они, измученные бессонной ночью, и не смогли бы осуществить быстрый переход. Питер был уверен, что Марку у пиратов ничто не грозит, а капитан морских волков в любом случае дождется переговорщиков, надеясь на скорейшее обогащение. Больше его беспокоил вопрос о входе в сам город. Маггловские деньги у него имелись, заплатить пошлину проблем не составит, вот только спутники наверняка привлекут лишнее внимание - уж больно колоритным дуэтом они являлись.
Питер в очередной раз глянул на Эйлин, соображая, какую бы легенду им соорудить для городской стражи. Взбалмошная дочь купца с телохранителем? Ну, разве что... Телохранители всегда вызывают меньше расспросов, чем вольные вояки, от которых любая стража ждет неприятностей. Сразу же видно: не случайной драки человек ищет, на службе состоит, пользуется определенной степенью доверия.

- Эйлин, - после длительного молчания окликнул он девушку. - Расскажи же, каким это образом вы с Ардором, по словам нашего главы Аврората, "раскидали пол-лагеря французов"?
Пока она собиралась с мыслями, старый воин вдогонку полюбопытствовал:
- А трофейная палочка тебя не подвела?


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
EileenДата: Среда, 01.02.2017, 21:37 | Сообщение # 117
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 67
Статус: Оффлайн
Около половины пути Эйлин прошагала на автомате, ощущая поразительную пустоту в голове. Мысли проползали словно улитки, бессмысленно сменяя друг друга, всё тело болело, как будто накануне она кувырком слетела с какого-нибудь утеса. После изнурительного боя и недолгого, беспокойного сна девушка предпочла бы отправиться в путь верхом, но пегасы явно не вписывались в план незаметного проникновения в магловский город. О трансгрессии в таком состоянии даже думать не хотелось. Оставалось лишь тупо переставлять ноги, грея макушку под ярким утренним солнцем и надеясь, что через пару часов пути сознание прояснится как-нибудь само. 

Цитата One-eyed ()
- Эйлин, - после длительного молчания окликнул он девушку. - Расскажи же, каким это образом вы с Ардором, по словам нашего главы Аврората, "раскидали пол-лагеря французов"? Пока она собиралась с мыслями, старый воин вдогонку полюбопытствовал:
- А трофейная палочка тебя не подвела?

Эйлин заметно оживилась и машинально проверила, на месте ли драгоценный трофей. 
– О, она идеальна. Когда мы...эээ, затеяли весь этот маскарад, чтобы пробраться в лагерь, мне нужно было как-то зачаровать Акрис, спрятать его. И эта палочка с первой попытки осуществила полноценную трансфигурацию гоблинского клинка! Прошлая скорее оторвала бы мне руку... Я где-то читала, что добытые в бою палочки служат лучше, но и подумать не могла, что разница столь велика. Пожалуй, отошлю старую обратно МакФаддену с наилучшими пожеланиями – он так переживал, что казенное имущество уплывает из-под его носа. 

Питер одобрительно хмыкнул. Эйлин отчаянно зевнула и с силой провела ладонями по лицу, борясь с желанием надавать себе бодрящих пощечин. 
Каменные стены Дувра медленно, но верно приближались. К свежему морскому воздуху постепенно примешивались назойливые запахи рыбы и едкого дыма. Подходя к городу, спутники сознательно заложили небольшой крюк, чтобы обойти стороной остатки того, что еще совсем недавно было неколебимым и невидимым лагерем врага. Возможно, после гибели командира не все французы обратились в беспорядочное бегство, да и марадеров следовало опасаться. Но с той стороны не доносилось ни звука, если не считать криков пирующих воронов. Поле дышало неосевшей пылью и пеплом от сгоревших шатров. 

- Что касается пол-лагеря противников... – Эйлин отвела взгляд от далеких столбов черного дыма и внимательно посмотрела на Питера. - Глава Аврората чересчур высокого мнения о своих соратниках. Обладай мы такими талантами, всё было бы кончено еще у стен Аврората... Нет, их было не больше десятка. Но после того, как Малкольм вслед за Керианом скрылся в потайном проходе, подошли те огры, что пристали к нам на входе в лагерь. Каким-то образом прознали о наших планах, а может просто из любопытства увязались за юбкой. Как бы то ни было, один из них отведал моей стали. 
Эйлин вгляделась в скрытое капюшоном лицо спутника. Жесткая нотка в собственном голосе очень не понравилась девушке, но Берхам, казалось, слушал как ни в чем не бывало. 

- Ардор искусный боец и опытный полклводец, но силы его были на исходе, - продолжила Эйлин. – Впрочем, даже в таком состоянии он уложил несколько врагов словно шутя, я никогда не видела ничего подобного. Мне оставалось лишь держаться рядом, сражаться и выполнять его приказы. Должна сказать, это очень странное чувство – прикрывать спину человеку, который однажды едва не отправил тебя к праотцам. И еще более странно - быть под его защитой. 

По ее лицу скользнула и исчезла тень задумчивой улыбки. Чуть помедлив, словно собираясь с мыслями, девушка обратила к Берхаму серьезный и тревожный взгляд. 
- Я отчего-то боюсь за него, Питер. Боюсь не столько за его жизнь, сколько... Как думаешь, когда наставник исцелит его, что будет...дальше? Он сможет измениться? То есть, конечно, он уже изменился, все это заметили. Но вот удержится ли он от Тьмы, вновь обретя былую силу?


...А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь.
(с)

Эйлин фон Берн - 18 лет, студент ВА, Светлый маг
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 21:41 | Сообщение # 118
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Разговаривать из-под капюшона оказалось до крайности некомфортно. Тем более что Питер понимал — Эйлин, практически не видя его лица, тоже испытывает известную степень неудобства. Поэтому старый воин со вздохом отбросил за плечи капюшон и привычно прищурился на свет. Впереди уже была вполне различима въездная башня, так что он надеялся, помимо прочего, как можно раньше увидеть стражу и оценить обстановку.
— Палочки подчиняются закону силы, — кивнул он в ответ. — Кто взял верх в поединке, тот априори лучший хозяин. Так что можешь быть уверена, она и впредь тебя не подведет.
Они некоторое время шли молча, миновали грозные руины французского лагеря и приблизились к городским стенам. Питер был уверен, что среди походных шатров наверняка еще рыщут мародеры, но их было ни видно, ни слышно. А вот городской шум становился все четче.


Цитата Eileen ()
- Глава Аврората чересчур высокого мнения о своих соратниках.

Питер улыбнулся, глянув на спутницу, и пожал плечами:
— Я бы не сказал. Просто Малкольм знает, что аврорам живется тяжело, вот и пытается так завуалированно ободрить коллег. К тому же, для тебя и Ардора, с учетом его состояния, конечно, даже десяток противников — серьезное испытание. И я искренне рад, что вы смогли сработаться. Уверен, сражайся вы поодиночке, исход был бы не столь радужным. И наш Темный нуждался в тебе не меньше, чем ты в нем.
Десяток ярдов они прошагали молча, потом старый аврор заметил:
— Я могу только догадываться, насколько трудно доверять в таком деле врагу, но… Ты, наверное, почувствовала Ардора, когда мы привязывали его силу к своей? Угрозы и недобрых намерений в нем точно нет.
Неутомимо и размеренно шагая вперед, Питер, немилосердно проклиная искаженное зрение, посматривал на городские стены, выискивая стражников и примечая для себя на всякий случай возможные пути отхода. Кто знает, чем кончатся переговоры; может, придется мчать к своим во все лопатки. У ворот проездной башни уже маячили силуэты солдат. Четверо, при полном параде. Многовато, но даже поубивать можно при необходимости. Хотя Питер очень надеялся обойтись без лишнего кровопролития.


Цитата Eileen ()
Как думаешь, когда наставник исцелит его, что будет...дальше? Он сможет измениться?

Бывший аврор, прежде чем ответить, минуту собирался с мыслями. В отличие от Эйлин, он почему-то над этим вопросом думал меньше всего. Словно чувствовал, что все уже предопределено и ничье вмешательство не сможет ничего изменить. Но не говорить же прямо так… Вопрос был задан с тревогой и заботой; девушке явно требовалось логичное обоснование, однако Питер все-таки начал издалека.
— Скажу тебе честно, в нашу первую с ним встречу я думал — убью его на месте. Своими руками голову с плеч скручу. Просто потому, что Темный, что имел наглость пойти на приступ Хогвартса, что пытался убить Марка и почти в этом преуспел. Разумеется, твой наставник мне этого не позволил. Мы познакомились, когда Ардор приехал в Лондон и привез то судьбоносное послание от Кериана.

Он невольно уплыл из настоящего времени, вернувшись мысленно к тем дням. Сколько сомнений породило то письмо, сколько тревоги вселило в Совет Магов и его главу…
— А затем Марк отправляет его обратно с ответом и поручает мне собрать нашего Темного в дорогу, — продолжил Питер после паузы. — Если бы ты видела, как он боялся туда возвращаться! Конечно, старался не подавать виду, но решиться на это ему было действительно трудно. Мне стало чертовски жаль его, ну а где появилась жалость, ненависти места уже не находится. Мы старались поддерживать связь по мере сил, и кое-что Ардор мне о себе поведал.
Старый воин в очередной раз окинул быстрым взглядом крепость. Добротные стены, высокие… Случись что, надо будет планировать с них. В трех сотнях ярдов левее прямо под стеной густые заросли, неплохое укрытие, откуда можно и трансгрессировать.
— Будем честны, нас всех жизнь не пощадила — тебя, меня, Амиру с Малкольмом, Марка… Но Ардору, наверное, больше всех досталось. Вдаваться в подробности не стану, если спросишь, он сам расскажет. Но выбор, который он сделал, переходя на Темную сторону, мне кажется вполне оправданным. Разумеется, в его и конкретно его ситуации. У Ардора просто не было иного выхода — вопрос шел уже не о доступных возможностях, а буквально о жизни и смерти.
Он снова помолчал, повел машинально плечами и, дернувшись от внезапной боли, приложил ладонь к груди. Нужно будет по возвращении заставить мага взглянуть на рану, пусть хоть обезболивающее заклинание помощней наложит. Зелье Амиры действовало исправно, но эффект его был ограничен временными рамками.

— Проблема Ардора заключается в том, — медленно сказал Питер, возвращаясь мыслями к теме разговора, — что он большую часть жизни пытался доказать окружающим и себе самому, что чего-то стоит. В юности у него не было безусловного принятия и одобрения, он почти не получал поддержки от родных, а потому очень рано уверился в мысли, что чего-то добиться сможет только своими силами. И границу между Светом и Тьмой Ардор миновал невольно, практически не заметив этого.
Но удержится ли он от Тьмы, вернув себе силы? Я почти уверен, что да. По той простой причине, что ему до смерти надоело бегать от себя и своей совести. К тому же, на Темной стороне ему ничего уже не светит — его войска разошлись во всей Британии, и он больше не их командир. Завершающим аккордом, мы сами на него повлияли так, что обратно уже не повернешь. Он знает, что может довериться нам, и мы не подведем; он пытается поступать так же, потому что видит наше одобрение. Оно для него важно, и это тот способ, каким его можно вытащить из Тьмы окончательно.

Питер примолк, пытаясь сообразить, не перегнул ли, и тут вспомнил, что еще собирался добавить.
— Только не вздумай верить той шуточке, которую Амира отмочила в крепости МакФаддена. Ну, про черное сердце Ардора. Потому что никакое оно не черное.
Эйлин вскинула на него растерянно-изумленный взгляд, и старый воин, подмигнув спутнице, пояснил:
— Я ночью подсмотрел одним глазом.

Они подошли практически вплотную к башне, и Питер еще больше сбавил шаг. Они были единственными путниками на дороге, а потому все внимание стражи должно было неизбежно обратиться к ним. Старый воин придвинулся на полшага к девушке и незаметно вручил ей кошелек.
— Ну, теперь начнем врать и обманывать, — с воодушевлением сказал он. — Ты сегодня нахальная и взбалмошная дочь богатенького купца, а я — твой телохранитель. Наглей, хами, дави авторитетом папеньки и не бойся переборщить. Если что-то пойдет не так, я особо борзым в зубы навтыкаю, но хотелось бы обойтись без этого. В кошельке маггловская сталь. Пошлину с нас и так, и так возьмут. Но поскольку я телохранитель, то деньгами владеть тебе. Готова к веселью…?


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
EileenДата: Среда, 01.02.2017, 21:48 | Сообщение # 119
Лейтенант
Группа: Администраторы
Сообщений: 67
Статус: Оффлайн
Цитата One-eyed ()
Завершающим аккордом, мы сами на него повлияли так, что обратно уже не повернешь. Он знает, что может довериться нам, и мы не подведем; он пытается поступать так же, потому что видит наше одобрение. Оно для него важно, и это тот способ, каким его можно вытащить из Тьмы окончательно.

Слова Питера по-настоящему поразили, но и обнадежили Эйлин. Было видно, что судьба бывшего Темного небезразлична ему. Берхам действительно верил в Номена, как верил и в то, что новые соратники способны ему помочь.
- Какого бы цвета ни было сердце Ардора, лучше ему вернуться на положенное место, - отозвалась Эйлин. – Но что верно, то верно: иметь столь искусного воина в союзниках мне куда больше по душе, чем жечь ему физиономию.

Эйлин вдруг охватило любопытство, какого она давно не испытывала. Определенно, надо будет попробовать расспросить Номена: вдруг он откроет ей какие-то эпизоды из своего прошлого? В глубине души ей нравилось беседовать с магом, и дело было не только в том, что его тезисы удивительным образом дополняли и расширяли мировоззрение юной Светлой. Он, непонятно откуда взявшийся, невесть где почерпнувший свою незаурядную силу, был по-настоящему загадочен. И этот тайный огонь притягивал ее, словно мотылька - пусть она еще и не была готова это признать. Впрочем, от очередной философской беседы с бывшим врагом ее сейчас отделяло как минимум еще одно большое дело.

Цитата One-eyed ()
— Ну, теперь начнем врать и обманывать, — с воодушевлением сказал он. — Ты сегодня нахальная и взбалмошная дочь богатенького купца, а я — твой телохранитель. Наглей, хами, дави авторитетом папеньки и не бойся переборщить.

- Меня точно приняли в Академию, а не в труппу бродячих актеров? – задорно улыбнулась Эйлин, принимая у спутника кошель. – Хорошо, сейчас что-нибудь придумаю.
Она кое-как пригладила волосы и пару минут прошагала в молчании, прокручивая в голове новую легенду. Что ж, купеческая дочка и впрямь была их шансом. По крайней мере, - мелькнула ехидная мысль, - это уже намного, намного лучше, чем продажная девка…
Ободренная этой мыслью, девушка не торопясь прошествовала к поджидающим стражникам, и ее стати в этот миг могла бы позавидовать сама королева.

- Ваше имя и цель посещения, юная леди.
- Аделина Фостер, - громко и значительно произнесла Эйлин. – Сколько вы хотите, мошенники? Требовать с усталых путников плату за вход в пропахший рыбой город, это ж надо…

Она шагнула вперед, на ходу развязывая кошель, но солдаты с неожиданной решительностью преградили ей путь.
- Цель посещения? – настойчиво повторил молодой стражник.
Эйлин вскинула брови, как бы удивляясь невежеству собеседника:
- Мой отец – Вилфорд Фостер, купец первой гильдии. Через пару дней мы отплываем в Гамбург.
- И что же дочка купца делает здесь совсем одна? – подал голос второй солдат, коренастый и крепкий с виду, хотя годы и сражения явно оставили на нем свой след.
- Протри глаза, старик. – Эйлин изо всех сил имитировала заносчивость, хотя чувствовала себя всё более неуютно. Подобная бдительность со стороны стражи неприятно поразила ее. Она указала на Пита, одновременно избегая его взгляда, чтобы не выдать собственный страх. - Это Вард, лучший боец в охране моего отца. Он был ранен в битве при Ла-Рошели, и с тех пор довольно вспыльчив. На твоем месте, я бы не выводила его из себя долгими расспросами… Так сколько?

- Пять шиллингов, - протянул ладонь третий стражник, но молодой жестом его остановил.
- Фостер, говорите? Фостер… Но в последние дни никто с таким именем не проезжал через эти ворота. А ведь купцов мы досматриваем особенно тщательно.

Сердце девушки пропустило один удар.
- Ты новенький или идиот? – собрав в кулак всё свое мужество, поинтересовалась она. - Отец еще не прибыл. У него большой обоз: он везет добрую сталь, лошадей и лучших в Британии гончих... Папа позволил мне отправиться вперед налегке и отдохнуть немного под крышей, в тепле и уюте. Терпеть не могу путешествия с его сворой. Эти собаки, слуги, кони… Все галдят и воняют. Впрочем… Ты пахнешь еще хуже, так что, выходит, зря я так спешила.
- Вот что, моя милая… – вспылил солдат и сделал шаг к Эйлин. Пит красноречиво подался вперед. Обстановка начинала накаляться.

- Уот, остынь, - ровным голосом произнес коренастый. Видимо, он и был у них за главного. - Не сердитесь на него, мисс. Видите ли, на дорогах сейчас неспокойно, мои люди буквально пару часов назад поймали французских лазутчиков… В связи с этим вход в город ограничен для незнакомцев. А я – несомненно, по своему глубочайшему неведению - действительно вижу вас и вашего грозного спутника впервые… Возможно, будет разумнее, если вы подождете вашего отца и его обоз, и тогда я лично сочту за честь проводить вас всех до лучшего постоялого двора в нашем городе.
Старик говорил дружелюбно и вежливо, но Эйлин ясно видела, что стража подозревает их. Они с Берхамом заранее договорились по возможности не прибегать к магии и не пускать в ход силу, чтобы не привлекать лишних свидетелей. Оставалось лишь пойти ва-банк.

- Подождать? – прошипела Эйлин, тщательно вплетая в тихие слова потаенную угрозу. - Здесь?! Я из семьи Фостер, дубина, и я полтора месяца тряслась в повозке и спала в сырости! Ваш жалкий город, где ничего нет, кроме рыбы и шлюх, мне и даром не нужен, но я обещана дворянину в Гамбурге, и я туда поплыву!! – Постепенно повышая тон, на последних словах она почти сорвалась на крик, намеренно придавая голосу противную слезливость. - Или вы хотите, чтобы я предстала перед женихом грязной и изможденной, словно простолюдинка?! О, если бы только мой милый Август видел, через что мне пришлось пройти ради него, как со мной обращается всевозможная чернь… - Расходясь всё больше, "Аделина" подлетела почти вплотную к капитану стражи и ткнула пальчиком в нагрудник с потертым гербом Дувра. - Вы должно быть, полные кретины, раз не знаете, что у отца большие связи в городском совете. И если вы не пропустите меня сейчас, то уже завтра Вилфорд Фостер лично позаботится о том, чтобы вы лишились своих сытых тепленьких местечек и отправились чистить выгребные ямы!! Разумеется, после того, как Вард открутит вам пару лишних конечностей.

Воцарилась долгая пауза. Питер, якобы в попытке утихомирить разбушевавшуюся девицу, опустил тяжелую ладонь ей на плечо, попутно одарив солдат предостерегающим взглядом. Капитан стражи задумчиво рассматривал обоих, явно находясь на пороге какого-то решения. Эйлин сомневалась, что ее угрозы кто-то воспринял всерьез, но, по крайней мере, придуманная Берхамом роль ей удалась. Подозрение в глазах солдат сменилось брезгливым снисхождением с легкой примесью страха: а ну как влиятельный папенька придурковатой девицы и впрямь доставит им неприятностей?

И Эйлин решилась. Сменив гнев на милость, она надула губки и нежным голоском поинтересовалась:
- Так кто-нибудь мне скажет, можно ли в этом городишке найти приличную гостиницу?
Солдаты в очередной раз обменялись взглядами. Коренастый чуть заметно кивнул.

- От соборной площади налево, на Льняную улицу…миледи, – буркнул Уот.
- Я не леди, мальчик, - Эйлин надменным кивком заменила слова благодарности и вручила коренастому плату за вход. - Хотя очень скоро ею стану… Вот, выпейте за мой счастливый брак.
Девушка бросила к их ногам серебряную монету и миновала ворота, держа спину очень прямо и отчаянно думая о том, как бы не споткнуться: колени тряслись так, будто за ней черти гнались.
- Вард, хватит глазеть по сторонам. Мы и так потеряли кучу времени. А тебе бы тоже не помешало помыться…

Когда они отошли на порядочное расстояние, девушка дрожащими руками вернула Питеру кошель.
- И всё-таки Конфундус был бы проще, - шепнула она, – Мерлин свидетель, французским часовым определенно есть чему у них поучиться.

За их спинами начальник стражи с чувством выругался и сплюнул на землю.


...А там за краем рыщет тьма,
Как никогда, близка зима,
И тень твоя, мою обняв, уходит снова в путь.
(с)

Эйлин фон Берн - 18 лет, студент ВА, Светлый маг
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 21:52 | Сообщение # 120
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Цитата Eileen ()
- Меня точно приняли в Академию, а не в труппу бродячих актеров? – задорно улыбнулась Эйлин, принимая у спутника кошель. – Хорошо, сейчас что-нибудь придумаю.
 
— Приняли тебя в Академию, — ухмыльнулся Питер в ответ, приотставая на шаг, как и положено справному телохранителю. — А вот к труппе бродячих актеров ты по собственному желанию прибилась. Что, впрочем, труппе пошло только на пользу.
А ведь в Академии был огромный курс по перевоплощениям, так что Эйлин была не так уж и далека от истины. На рейдах иногда приходилось не только сверкать серебряными нашивками да добротным клинком, но и примерять на себя самые разнообразные образы: от бродяги и менестреля до знатного воина. Все это требовало немалой изобретательности и недюжинных актерских талантов, и у многих авроров именно на этом этапе обучения начинались серьезные проблемы. Далеко не всем были даны способности легко менять лицо. У самого него ушло добрых полтора года на овладение перевоплощениями.
Однако сейчас старый воин об этом говорить не стал, поскольку спутница погрузилась в раздумья и внутреннюю подготовку к роли, а он и не подумал бы ее отвлекать. Поднял руку к плечу, тронув пальцами эфес меча, дабы убедиться, что рана ему не помешает, случись что, быстро выхватить оружие, и с неудовольствием отметил, как болезненно тянет мускулы. С раной точно нужно будет решить вопрос раз и навсегда.

К лучшему или нет, но вмешиваться в моральное уничтожение городских стражников Питеру не пришлось. Он лишь старался держаться уверенно и спокойно, как человек, привыкший к тому, что за ним стоит властный господин. В легенду это вполне вписывалось. С чем оказалось труднее, так это с попытками подавить рвущийся хохот. Старый воин знал, что Эйлин никогда нельзя недооценивать, но такого даже он не мог предвидеть.
Несчастные стражники! Они даже представить себе не могли, что нарвутся на подобный напор. В какой-то момент показалось, вот-вот дело дойдет до клинков, и Питер мягко, лишь создав видимость тяжелого прикосновения, опустил ладонь спутнице на плечо. Он чувствовал ее страх и изо всех сил постарался успокоить, внушить уверенность в собственных силах.
У него, наверное, от смеха морду перекосило, но старый воин изо всех сил сохранял на лице мрачновато-уверенное выражение готовности ко всему. И по сочувственным взглядам, какими его одаривали стражники, Питер сразу сообразил, что его приняли за своего. Наверное, многие из них пробовали себя в роли телохранителей, а потому не понаслышке знали, насколько чокнутых людей иногда приходится оберегать.


Цитата Eileen ()
- И всё-таки Конфундус был бы проще, - шепнула она, – Мерлин свидетель, французским часовым определенно есть чему у них поучиться…
 
Не в силах сдержать улыбку, Питер принял у нее кошелек, обернулся, убеждаясь, что проходная башня скрылась из виду, и в голос расхохотался.
— Во имя всех богов, Эйлин, это было просто потрясающе! — он с огромным одобрением сгреб ее за плечи и, продолжая посмеиваться, увлек дальше по улице; где-то впереди слышался многоголосый шум, явственно свидетельствующий о близости базарной площади. — Черт, даже я в какой-то момент поверил в эту историю! Изумительная убедительность. Расскажу об этом Эйлерсу, пусть тебе заочно экзамен по перевоплощениям зачтет…

Весело обсуждая все произошедшее у ворот, двое шагали к базару и одновременно — в направлении порта. Торговая площадь, просторная и уже в этот ранний час полная народу, бурлила как закипающий котелок. Питер и Эйлин, не прикладывая особых усилий, пробрались через толпу и вскоре вышли на столь же оживленную улицу, ведущую прямиком к пристаням. По дороге еще и успели подкрепиться, с аппетитом уплетя по сдобному пирожку и залив нехитрый завтрак парным молоком. Что-что, а уж снедь в портовом городке была что надо.
— «Гордость Копенгагена», значит, — задумчиво выговорил Питер, окидывая взглядом причал.
Вдоль пристани стояли дюжина морских коней, и три — под датскими стягами. Два из них были огромными торговыми судами, борта этих гигантов поднимались над причалом на добрых пять ярдов. Третий же…
— Нам сюда, — коротко заключил старый воин, найдя, наконец, свою цель.
Третий — шустрый и поджарый корабль, нечто среднее между северным драккаром и когом — был пришвартован в самом дальнем конце пристани. Солнце, которое здесь еще и злодейски отражалось от водной глади, мешало Питеру как следует рассмотреть, сколько народу на палубе, но фигур было неожиданно много. Удивительно, но за переговоры бывший аврор почти не волновался. Уж как-нибудь они сумеют договориться.
— Снимаем оружие, — он сам расстегнул пряжку на груди и стащил перевязь. — Берем за ножны в правую руку. Такой вот всем понятный мирный жест.
Эйлин, лишь мгновение помедлив, повторила за ним символическое действо.

Еще несколько минут, и они дошагали до конца причала, где мягко покачивался корабль пиратов. Питер остановился у сходен, приподнял голову, пытаясь разыскать капитана, и окликнул:
— Эй, на палубе! Разрешите на борт?


/Гидра/


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 22:02 | Сообщение # 121
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Амира сидела вместе с ним у костра, как Ардор ни уговаривал ее забраться в палатку и как следует выспаться. Он обрабатывал раны Малкольма, в качестве перерыва сварил наваристую похлебку на обед, снова вернулся к главе Аврората... И все это время маг приводил неопровержимые доводы в пользу пары часов крепкого сна, а воительница не двигалась с места и, кажется, решила просто игнорировать любой глас разума в лице бывшего Темного.
- Иди же поспи, наконец! - лишь наполовину в шутку возмутился он в итоге.
Реакции вновь не последовало, и маг, проходя мимо, быстро чмокнул девушку в макушку. Амира даже не обернулась, чтобы дать ему в морду за такое своеволие. В конце концов, Ардор сдался и решил, что будет больше пользы, если он все внимание направит на главу Аврората.
С плечом и боком он не стал особенно возиться; остановил поверхностное кровотечение, наложил пару обезболивающих заклинаний да вернул на место наложенные Амирой повязки - в них еще сохранялась чудодейственная мазь, способствующая заживлению тканей. Что Ардора действительно беспокоило, так это глубокая рана на лице аврора. У мага не было уверенности в том, что он сумеет ликвидировать повреждение бесследно, но хоть что-то сделать можно было попытаться.

Так он и сидел над Малкольмом, приложив светящуюся от магии ладонь к лицу аврора, сосредоточившись и закрыв глаза. Обезболивающие чары действовали исправно, а маг занимался удивительно деструктивным целительным делом - в буквальном смысле слова плавил кожу и вытягивал пострадавшие мускулы. Работа была монотонной, но интересной. Сильно мешал след от заклинания Кериана; по идее, шрам все равно останется, но выглядеть будет куда опрятней, чем был бы без вмешательства мага.
Погруженный в волшебство, Ардор не сразу уловил, как на плечи навалилась невидимая тяжесть. Потом ощутил, как дрогнули руки, и понял в чем дело: аврор начал просыпаться. Маг поднял веки и с легким неудовольствием поморщился - до конца работы было еще далеко, но, возможно, имело смысл сделать перерыв, отдохнуть и продолжить позднее.
Когда Малкольм, наконец, приоткрыл глаза, маг мягко сжал свободной ладонью здоровое плечо аврора и негромко сказал:
- Полежи еще пару минут спокойно, я почти закончил.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 22:04 | Сообщение # 122
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Его разбудило назойливое свечение возле лица и отчаянный зуд в щеке. В голове крутилась какая-то беспокойная мысль, которую никак не удавалось уловить, как будто во сне он спорил с кем-то, и что-то казалось крайне важным, а теперь сон стремительно уходил, унося с собой остатки воспоминаний.  Усилием воли Малкольм сдержал порыв отбросить руку неведомого целителя и заставил себя лежать смирно, позволив тому колдовать над его раной.  Лишь когда послышался тихий голос Ардора, он вспомнил, где находится, сел и с удивлением огляделся. Ардор что-то произнёс укоризненно, но Малкольм его проигнорировал. Было уже совсем светло. Амира сидела неподалёку, а кроме них троих больше никого не было. Малкольм рассеяно потер шею, не вполне понимая, как оказался здесь, под открытым небом, если  заснул вчера вечером в палатке. Похоже, Питер с Эйлин уже ушли на встречу с пиратами. Куда делась Эванжелина, он и предположить не мог, может быть пошла с ними для компании. Зря они его не разбудили…
И тут вдруг в голове прояснилось, он вспомнил утро и спор с Ардором. Несколько секунд и картинка сложилась окончательно. Его попросту усыпили, чтобы не брать с собой! Малкольм вслух выругался на шотландском.
Первым делом он заподозрил Ардора, ведь не далее чем вчера он видел то же заклинание в его исполнении. Но Ардор во время их разговора был прямо перед ним, вряд ли он сумел бы проделать подобный трюк незаметно. Так же как Амира и Эйлин. Собственно гадать и ни к чему, выходка вполне в духе Питера, и ведь именно к нему Малкольм стоял спиной. Всё так же по-шотландски Малкольм от души высказался в адрес старого прохиндея, и перешёл на английский:
- Много времени прошло?


Пост отредактировал Fensterscheibe - Среда, 01.02.2017, 22:48
 
AnneДата: Среда, 01.02.2017, 22:57 | Сообщение # 123
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 268
Статус: Оффлайн
Разговоры о магии только раздули зависть Амиры. Ардор так уверенно управлялся с ранами Малкольма, что окончательно расстроил девушку. Она бы и рада порадоваться за возлюбленного и совесть подсказывала, что нужно быть благодарной Номену за его бескорыстную помощь, но почему-то не получалось. Бывший Тёмный перенял её работу и в разы преуспевал в ней, лучнице же только оставалось сидеть и переживать. Занятие, что для порывистой и привыкшей постоянно действовать, воительницы, было настоящей пыткой. 
- Если ты так крут, взял бы и вырастил себе новое сердце, - в какой-то момент окончательно обиделась она. - Избавил бы нас от стольких проблем, - уже гораздо тише буркнула вдогонку девушка. И перестала разговаривать с Ардором вовсе. 
Номен, похоже, решил, что собеседница пошутила и не стал проникать в глубины её настроения. А после безуспешных попыток прогнать девушку спать и вовсе сдался и, наконец, замолк. 
Когда Малкольм проснулся, первое, что хотела сделать Амира - пихнуть Номена локтем в бок, чтоб отстал и не совал к юноше свои длинные худощавые культи, и торжествующе занять его место рядом с "пациентом". Но всё же передумала. Уж пусть бывший Тёмный доделывает то, что начал. Амира только дёрнулась в сторону возлюбленного, но, убедившись, что с сэром Лесли всё в порядке, осталась сидеть на прежнем месте. Только глаза внимательно и напряженно следили за проснувшимся главой Аврората. 
Впрочем, Малкольм и сам не стал ждать окончания лечения. Он сел, сонно оглянулся по сторонам и, сообразив, что произошло, грубо выругался. Амира улыбнулась. За проведённое в Шотландии время, лучница научилась хорошо разбирать тамошние ругательства. И как-то в одно мгновение всю зависть и обиду на Номена, будто рукой сняло. Было уже неважно, кто помог Малкольму. Главное, что он чувствует себя достаточно хорошо для того, чтоб ругаться на родном языке. 
- Не очень, - отозвалась Амира. Она не могла назвать с точностью, сколько времени прошло, потому что не следила. Солнце уже поднялось, но не высоко, значит, не больше двух часов. И сколько бы времени не прошло - этого, по мнению лучницы, было недостаточно для полноценного отдыха. - Выспался?


Пусть будет боль и вечный бой
Неатмосферный, неземной, но обязательно
С тобой.
(с)

1 - Амира Хелен Игнес, 22 года, экс-аврор, ходячее недоразумение с тяжелым ударом
2 - Уна Бьярки, 27 лет, пиратка, капитан корабля, неисправимая оптимистка
3 - Кристиан Брайн Уэллер, 26 лет, мракоборец, любит совать нос в чужие дела
 
One-eyedДата: Среда, 01.02.2017, 23:00 | Сообщение # 124
ex-Demetra
Группа: Администраторы
Сообщений: 207
Статус: Оффлайн
Проигнорировав просьбу полежать спокойно, Малкольм сел столь резко, что еще чуть-чуть, и они столкнулись бы лоб в лоб. Ардор раздосадованно подался назад, потирая ладони - волшебное пламя обожгло ему пальцы. От вновь навалившейся усталости он чувствовал себя смертельно больным, хотелось лечь и не двигаться. Но маг все-таки взял волю в кулак и возмутился, обращаясь к аврору, уже вслух:
- Я же просил тебя полежать немного...!
Судя по интонации, Малкольм жестоко отругнулся, но Ардор, к счастью своему, не понял ни слова. Он был рад уже тому, что аврор, несмотря на свои раны, выглядит очень и очень неплохо. Он казался заспанным, что и неудивительно, зато почти совсем исчезла болезненная бледность, да и движения вновь вернули свою четкость и отточенную координацию.


Цитата Fensterscheibe ()
- Много времени прошло?

Цитата Anne ()
- Не очень, - отозвалась Амира.

Маг машинально глянул на небосвод, прикинул положение солнца и добавил:
- Около двух часов.
С тяжелым вздохом поднявшись на ноги, он прошелся вокруг костра, отчаянно пытаясь вернуть телу привычные гибкость и силу. Получалось скверно. Все же Питер был прав насчет ослабления возможностей: когда все четверо спутников бодрствовали, магу было тяжеловато. Идеальным вариантом для экономии сил было бы самому лечь спать. Но Ардор этого делать не стал - нужно дождаться возвращения разведчиков.

- Я не понял, что ты сказал, но вряд ли это была благодарность, - с ехидцей заметил маг, поворачиваясь к аврору; впрочем, он почти сразу смягчился и продолжил уже спокойно: - Пока ты отдыхал, я немного поколдовал над твоими ранами. Многого не жди, с плечом и боком я мало что сделал. Зато шрам на лице теперь точно будет скорее тебя украшать, а не уродовать.
Ардор присел у костра, отстраненно подумав, что надо будет все же обратиться к Марку, когда он вернется, и попросить что-нибудь сделать с ожогом. Сам себя спасти от пугающей окружающих отметины он был не в силах, а Питер не обладал столь тонкими познаниями в целительстве, чтобы ему помочь.
- Я его немного подправил и укрепил, - продолжил он, обращаясь к Малкольму, - дальше особых проблем не должен доставить, хотя поработать над ним можно и еще. Сложный след, но поддается чарам. Ну, а пока наслаждайся и регенерируй, сэр Лесли.


…И знали бы невольные герои,
Борясь, спасая, веря и любя,
Что, заполняя летописи кровью,
Ни капли не оставят для себя… © О. Громыко

RPG:
Марк Эдвартс - 46 лет, экс-аврор, глава Совета Магов
Ардор Номен - 32 года, Темный маг
Питер Берхам - 53 года, экс-аврор, Светлый маг
 
FensterscheibeДата: Среда, 01.02.2017, 23:02 | Сообщение # 125
Майор
Группа: Пользователи
Сообщений: 86
Статус: Оффлайн
Цитата
- Выспался?

Цитата
- Я не понял, что ты сказал, но вряд ли это была благодарность

В другой ситуации Малкольма могла возмутить явная усмешка в их голосах, скрытая за внешним участием. Но слышать дружеские подколы в свой адрес от любого из этих двоих  было настолько непривычно, что он даже забыл огрызнуться в ответ. За всё путешествие Амира едва ли словом с ним могла перемолвиться, а слово «дружеский» в отношении Ардора и вовсе казалось неприменимо. Вчерашние события многое переменили. Малкольм невольно улыбнулся. В глубине души он вовсе не злился на спутников, и в чём-то даже был им благодарен. Да и Питеру надо было отдать должное – он не только избавился от непрошенного попутчика , но и обеспечил ему хороший, крепкий сон. Если усыпляющее заклинание сотворить неумело или небрежно, пробуждение может оказаться весьма неприятным. Рассказывали и про головную боль, и про ещё большую усталость, слабость и замешательство. Малкольм же отлично выспался за эти два часа. 
Цитата
Зато шрам на лице теперь точно будет скорее тебя украшать, а не уродовать.

- А он меня уродовал? – он приподнял бровь,  посмотрел при этом не на Ардора, а на Амиру и слегка сжал её ладонь в своей. Её теплый взгляд окончательно развеял остатки недовольства.  Малкольм даже готов был признать, что Питер поступил хоть и совершенно бесцеремонно, но правильно. Как ещё они могли справиться со столь бездумным упрямством? От него, раненного и в лихорадке, не было бы никакого толку на переговорах, сейчас-то он это понимал. 

Цитата
- Я его немного подправил и укрепил, дальше особых проблем не должен доставить, хотя поработать над ним можно и еще.

- Да и так достаточно. А то ты его совсем уберёшь, и кто мне поверит, что я сражался с Керианом? Никто же этого не видел… 
Малкольм в который уже раз осторожно коснулся щеки. Ардор неплохо поработал, результат даже превосходил ожидания, шрам почти затянулся, припухлость спала, и даже не верилось, что рана эта была нанесена менее суток назад. Кто бы мог подумать, что бывший Тёмный настолько искусен во врачевании? 
- В любом случае, Ардор, спасибо. Ты никогда не думал о том, чтобы стать целителем? 
Малкольм сразу пожалел о своих словах, ведь от главы Аврората они могли прозвучать как предложение работы, а подобных предложений он делать точно не собирался ни при каких условиях. Несмотря ни на какие перемены.
 
The Middle Ages » Игровые локации » Англо-Шотландские земли » Южный тракт (Дороги от Лондона до Ла-Манша)
  • Страница 5 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:


Copyright GubraithianFire ©2016 - 2020
Шапка форума от AlbinaDiamondArt
  Используются технологии uCoz